Вадим Дементьев. «Плесень» на задах?

«Госдума в первом чтении одобрила законопроект об ограничении доступа в библиотеках к книгам, авторы которых объявлены «иноагентами», а также «экстремистами и террористами». Полномочиями по ограничению наделяется Минкультуры РФ, их перечень будет определён в подзаконных актах. Книги «иноагентов» будут выдаваться в библиотеках «по особому порядку», а произведения, содержащие «антироссийскую риторику», отправят на «спецхранение», заявила член комитета по культуре Ольга Германова. По её словам, такие книги «не будут на первых полках».

Читать далее

Марина Гурьева. Тревога и боль Дагестана.

«Стрельба. Махачкала. Жертвы. Теракты. От этого страшного словесного ряда Дагестан отвыкал десять лет». Так начал свой пост о последних трагических событиях в Махачкале и в Дербенте дагестанский журналист и писатель Мурад Ахметов, с которым мы общались в Астрахани, на наших писательских мероприятиях. Нападения на храмы в светлый праздник Святой Троицы, зверское убийство православного священника и охранника, пострадавшие прихожане. И это не сводки криминальных новостей из 1990-х и 2000-х. Это день сегодняшний… Мои искренние соболезнования семьям, близким погибших! Скорейшего выздоровления пострадавшим и раненым!

Читать далее

Александр Бобров. Нас – атакуют!

Трагический праздник Троицы 23 июня, который начался с утренней атаки ВСУ американскими ракетами пляжа в Севастополе с гибелью детей, а закончился зверским терактом в древнем и многонациональном Дербенте, когда были атакованы синагоги и Покровский собор с мученической кончиной настоятеля о. Николая, показал, что Россию атакуют внешние и внутренние враги на огневом и социальном фронте, что гибридная война ведётся тотально, повсеместно и беспощадно.

Читать далее

Пособие от Владимира Маяковского.


В июне 1926 года Владимир Маяковский написал большую статью «Как делать стихи?» Вот выдержки из неё: «Я хочу написать о своем деле не как начетчик, а как практик. Я не даю никаких правил для того, чтобы человек стал поэтом, чтобы он писал стихи. Таких правил вообще нет. Поэтом называется человек, который именно и создаёт эти самые поэтические правила. 80% рифмованного вздора печатается нашими редакциями только потому, что редактора или не имеют никакого представления о предыдущей поэзии, или не знают, для чего поэзия нужна. Редактора знают только — мне нравится или не нравится, забывая, что и вкус можно и надо развивать. Почти все редактора жаловались мне, что они не умеют возвращать рукописи, не знают, что сказать при этом.

Читать далее

Дмитрий Заборин. Бойцы с высоты 122.

Эти снимки из июня 1941 года бьют, словно кувалдой по голове: каменистая пустыня Заполярья, десяток немецких автоматчиков окружили двух безоружных пленных красноармейцев. До смерти — те самые четыре шага. А один из наших, что повыше и в гимнастерке, стоит перед палачами — руки в боки, смотрит на них в упор с явной насмешкой… Раз нашлись эти двое мужиков, значит, есть она, высшая справедливость. За все наши поступки воздаётся, рано или поздно. И есть разница, как жить и как умереть. Та фотография, где за секунды до выстрелов в лицо стоит наш боец, презрительно уперев руки в боки, очень хорошо объясняет эту непростую истину. 30 июня 1941 года, Кольский полуостров на краю света, двое красноармейцев, последних защитников высоты 122 на хребте Муста-Тунтури. Этот снимок известен и печатался в книгах. Ещё не понявшие, что у нас не будет, как в поднявшей лапки Европе, спокойные немцы напоролись на засаду. Группа красноармейцев, засев среди камней на высоте 122, у государственной границы, покрошила разведку противника. Спасся только один, прыгнув в ледяное озеро. А что было дальше, известно из немецких ветеранских мемуаров.

Читать далее

Александр Токарев. «Эту песню не задушишь, не убьёшь».

К 225-летию со дня рождения Александра Пушкина Астраханский драматический театр поставил «Евгения Онегина». Безнадёжное, казалось бы, дело. Вроде всё давно уже сказано, поставлено и сыграно, а любые творческие эксперименты будут восприниматься в штыки консерваторами и «знатоками», для которых есть только один Пушкин – тот, что из школьной хрестоматии. И надо отдать должное режиссёру Александру Огарёву и всем создателям спектакля, что они вообще решились поставить такое – непохожее на всё, связанное с Пушкиным, что игралось на сцене Астраханского драмтеатра. Такое весёлое, зрелищное, музыкальное и танцевальное нечто, что вызывает неизменный катарсис у одних, и несварение желудка у других. Так собственно и должно быть в настоящем искусстве. А в противном случае получается что-то унылое и безвкусное наподобие недавно вышедшего фильма по роману Пушкина.

Читать далее

Вадим Чекунов. Страдания немолодого Захара.

Радетель земли и людей русских Евгений Николаевич Прилепин справедливо озаботился судьбой томящихся у врага сторонников России: «На Украине по тюрьмам сидят в бессчётном количестве люди, которые поддержали русский мир. Которые словом и делом поддерживали нашу страну и нашу армию. Мы их не меняем. Они сидят с 2014 года. Сидят с 2015 года. Сидят с 2022 года. И которые сели в этом году — будут сидеть свои 10, 15, 25 лет. Мы ничего не делаем на государственном уровне для их освобождения». Ну как тут не вспомнить классиков: «— Хорошо излагает, собака, — шепнул Остап на ухо Ипполиту Матвеевичу, — учитесь».

Читать далее

Иосиф Куралов. Почему на телеэкране много Высоцкого и мало русской поэзии?

Нередко я задаю себе вопрос: почему на телеэкране так много Высоцкого? Задаю себе и другой вопрос: почему на телеэкране почти нет таких поэтов, как Николай Рубцов, Юрий Кузнецов, Владимир Соколов, Александр Твардовский, Сергей Есенин, Александр Блок, Владимир Маяковский, Николай Некрасов, Фёдор Тютчев, Афанасий Фет, Михаил Лермонтов, Александр Пушкин и другие, которые являются нашими несомненными национальными достояниями? И тоже не могу найти ответа. Хотя про Пушкина мне возразят: как так нет, его много, каждый год, шестого июня. На что я отвечу: это случается раз в году, да и то не в каждом, в основном, в юбилейном. Поэтому возражение не принимается. На одной чаше весов – Высоцкий. На другой – лучшие русские поэты. И Высоцкий, по меркам нашего ТВ, перевешивает их всех вместе взятых. Ему одному посвящается столько передач, сколько не посвящается всей русской поэзии.

Читать далее

Александр Бобров. Помянем Василя – греко-католика.

Один из любимых моих военных писателей — Василь Быков, автор повестей «Третья ракета», «Сотников», «Альпийская баллада», «Обелиск», «Дожить до рассвета», «Мёртвым не больно». Особо люблю не самые знаменитые «Его батальон» и «В тумане». Но сегодня, в день его памяти, надо и правду сказать… В этом году 22 июня объединил и День памяти и скорби, и Троицкую родительскую субботу. Её в церковном календаре называют «Троицкая вселенская родительская суббота» – само определение «вселенская» указывает на то, что в этот день молитвенно поминают не только своих родных и близких, а – шире. Конечно, это относится к православным, но и греко-католики её отмечают – те, которые живут по «синодальному» уставу. Не буду вдаваться в тонкости – скажу лишь, что замечательный фронтовой писатель Василь Быков – классик советской белорусской литературы настолько сбрендил в перестройку, что перекрестился, втягивая лично себя и всю Беларусь – у Явропу. Он возглавил Белорусский народный фронт, который выступил против союза Белоруссии и России. Быков считал, что его стране следовало повернуться лицом к Западу.

Читать далее

Арсений Замостьянов. «Я сберегу Родину».

Этот день не забудется в столетиях. 22 июня 1941 года в 4 часа утра войска нацистской Германии перешли границу Советского Союза, начали бомбить наши города и аэродромы. Немецкие стратеги понимали: их единственная надежда на победу над СССР и мировую гегемонию – успешный блицкриг, захват Москвы, после чего большевики должны были дать слабину, а в Советском Союзе началось бы усиление сепаратизма – чем кровавее, тем лучше для немцев. Но впереди Гитлера и его дивизии ожидало бесславное поражение, катастрофа, а наших дедов и прадедов – победа. Тяжёлая, омытая кровью, но спасшая страну и весь мир.

Читать далее