Марина Паренская. Рассказы.

МАРИНА ПАРЕНСКАЯ

СОН И ЯВЬ

Алёна работала на телевидении в небольшом провинциальном городе, который любила всей душой. Телевидение тоже, конечно, было провинциальным, но и его она очень любила. Любила сумасшедший ритм новостных программ, запах перегревшихся софитов в студии, сладкое мгновение перед выходом в эфир как перед прыжком в воду. Время новых технологий ещё не пришло. Например, отбивку между новостями и передачами производил ударом ноги по медному тазу оператор Петя, работавший в студии. Таз стоял у него под правой ногой, на экране его не было видно, только слышно долгий тягучий звук, похожий на горловое пение, ни за что не догадаешься, кто его произвел. По той же причине не было телесуфлера, и приходилось заучивать наизусть целые куски текста. Потому что если сидеть, опустив голову в бумаги, зритель не видит лица, а это неуважение к зрителю. Да и некрасиво.

Читать далее

Павел Демин. «Берег». Рассказ.

Дмитрий огляделся, в очередной раз машинально похлопал себя по нагрудному карману, обнаружив сломанную папиросу. Неприятное ощущение всё ещё оставалось, и вновь что-то сильно укололо грудь. Капитан опять принялся неловко шарить в нагрудном кармане, вытащил совсем мелкий осколок железа и, всё поняв, опустился на песок и закрыл лицо руками.

​ – Умер, – шёпотом сказал он.

Читать далее

Вера Саградова. Павел Дёмин. «Письма влюблённого человека». Рассказ.

ВЕРА ИВАНОВНА САГРАДОВА

Этот рассказ прислал на «Родное слово» один из соавторов – молодой прозаик Павел Потлов, публикующийся (в том числе, и на нашем сайте) под псевдонимом Павел Дёмин. Как он пишет, «это сочинение мы когда-то в шутку написали с Верой Ивановной Саградовой. Просто пили чай, она предложила подурачиться и написать за влюблённую пару…»

ВЕРА САГРАДОВА. ПАВЕЛ ДЁМИН.

«ПИСЬМА ВЛЮБЛЁННОГО ЧЕЛОВЕКА».

***
Здравствуй, Солнце. Спасибо за обнадёживающие письма и за ту встречу под дождём. За горячий чай и тёплые объятья. Люблю мыть чужую посуду. Тогда ты спрашивала, боюсь ли я чего-нибудь… Да многого… Например, ходить по узким тропинкам (да и по кривым дорожкам – тоже).

Читать далее

Анатолий Воронин. «Колумбийский галстук». Рассказ.

Я сидел в кабинете своего подсоветного и, слушая сбивчивый доклад Амануллы о том, что произошло в Кандагаре за последние пятьдесят дней, мысленно находился в ином измерении. Буквально каких-то семь дней тому назад я жил совершенно другой жизнью. Жизнью, где не было этой испепеляющей жары, какая в Кандагаре не ослабевает даже в октябре. Не задувал противный «афганец», несущий по воздуху взвесь из пыли и песка, заставляющий всё живое искать укрытие в домах и норах. Не открывались взору эти тусклые, поблекшие от жары и засухи пейзажи, цвета линялой охры.

Читать далее

Марина Гурьева. Рассказы.

ДЕНЬ ПОБЕДЫ

Май 1980 года. Впереди большой праздник — 35 лет со дня Великой Победы. А в июне — Олимпиада! 

Студентам объявили, что общежитие МГУ на ул. Шверника в Черёмушках — Дом аспиранта и стажёра (ДАС) на время Олимпиады будет отдано гостям и спортсменам. Это два красивых современных 16-этажных здания, соединённые галереей, в которой размещались кино-концертный зал, столовая, кафе, бассейн, в подвале — технические службы. Про здание ходили легенды: якобы оно было экспериментальным, его строили по указанию самого Хрущёва для людей коммунистического будущего. А потом отдали Московскому университету. 

Читать далее

Сергей Коротков. Рассказики про Славика, который был маленьким, а потом вырос.

Да, это рассказики про Славика, который был маленьким, а потом вырос. И что с ним случалось в то время, когда он рос. Я вам его фамилию не скажу, а то он прочитает и сразу поймёт, что это про него и будет ко мне приставать, чтобы я ещё рассказал, как он плавать учился или как борьбой занимался. А я не всё из его жизни помню. Вот что помню, то и пишу. Читайте, пожалуйста!

СЕРГЕЙ КОРОТКОВ

КАК СЛАВИК РОСТ УВЕЛИЧИВАЛ.

Славик был маленьким. Ну, не в смысле маленький, малыш детсадовский. Славику было семь лет, и он был просто маленького роста. Друзья все выше его, а Серёжка так вообще мог за любой забор заглянуть. Очень Славик это переживал.

Читать далее

Елена Русанова. Рассказы.

ДЖАНЫБЕК

(рассказ железнодорожника)

Отца моего давно уже нет в живых. Когда прихожу к нему на могилу, с горечью говорю: «Отец! Что же ты не добил этих гадов?!»

Призвали его в сорок четвёртом, а вернулся в родную Палласовку только в пятьдесят первом. После Победы над фашистской Германией на Украине с бандеровцами воевал. Ранения его извели, недолго прожил. Дед мой и дядьки тоже на фронте были и дошли до Берлина.

Читать далее

Василий Воронов. Рассказы.

КОМАНДИР                                 

Солдаты убирали арбузы на колхозной бахче, день был жаркий, воздух плавился, кругом голое рыжее поле. Ребята с чёрными от загара спинами часто ходили к шалашу, пили тёплую воду, обливали стриженые головы, лениво переговаривались.

Сторож, худой горбатый старик в просторных штанах, босиком прохаживался с лопоухим щенком по стёжке, откидывая палкой из-под ног высохшие плети и арбузные корки.

Читать далее

Марина Гурьева. Из цикла «Непридуманные истории».

ЗУБ И РОМАНЧИК

В редакции нашей многотиражки работал фотограф. Кто не знает, что такое многотиражка, сейчас поясню. Как-то студентам журфака рассказывала про многотиражку, пишущие машинки, линотипы в типографии, ручную вёрстку и клише на цинковых пластинах. Они это смутно представляли и всему удивлялись. Многотиражные газеты — орган парткома, профкома и комитета комсомола — в советское время выходили на всех крупных предприятиях. Мы свою называли — многотиранка…

Так вот, у нас в редакции работал фотограф Паша — хороший, добродушный парень, мастер своего дела. 

Читать далее

Марина Гурьева. Из цикла «Непридуманные истории».

Автобус «пазик», следующий на нашу городскую окраину, долго стоял на конечной остановке. Кто-то сказал: «Как всегда, набивает под завязку». 

Был июль, жара и духота. Впереди меня, обмахиваясь платками, сели две пожилые женщины. Я поневоле стала свидетельницей их разговора.

— Ты знаешь, Наталья Петровна-то умерла…

— Что ты? Не знала. Как жалко! Такая хорошая женщина была! Да и не старая ещё!

— Да, недавно похоронили…

— Ты помнишь, как у неё в доме уютно было? Хоть и старенькое всё, но уютно. Занавески, салфетки вышитые, коврики вязаные, — она ведь рукодельница была. А сколько цветов у неё было! Весь дом в цветах! Да цвели как!

— Конечно! Любила она цветы. Всё, бывало, поливает, пересаживает. Она даже разговаривала с ними. Цветы заботу чувствуют…

Читать далее