Анатолий Воронин. «Зарубцевалось». Рассказ.

В детстве его звали Ванькой, в школе – Иваном, по отчеству никто не величал до тех пор, пока не вернулся со срочной службы в армии. По комсомольской путёвке поступил на работу в милицию и три года «трубил» в патрульно-постовой службе. А после того, как стал заочником университета, назначили на должность участкового инспектора.

Ивану Петровичу, а именно так теперь величало население своего нового участкового, достался весьма «сочный» кусок криминогенного «пирога». Чего тут только не было – и убийства, и грабежи, а уж квартирных краж совершалось столько, что участковый только успевал выезжать на места происшествий, позабыв про всё на свете. Наверно, именно оттого, что не успевал вовремя позавтракать, пообедать, да и поужинать тоже, на почве хронического недоедания развился гастрит, плавно перешедший в язву желудка.

Читать далее

Анатолий Лиджиев. «Забывчивость». Юмореска.

Первый личный мобильный телефон появился у меня в самом начале XXI века. Блокировался он автоматически по окончании разговора. Чтобы разблокировать, нужно было каждый раз набирать PIN-код. Однажды второпях набрал неверные цифры. Так как я гордился своей неплохой памятью на числа, то уверенно ещё дважды повторил комбинацию. После этого даже правильно набранный PIN-код не мог спасти ситуацию. PUK-код я, конечно, не помнил, а бумажку с необходимыми цифрами куда-то подевал. Пришлось ехать в центральный городской офис оператора сотовой связи.

Читать далее

Марина Паренская. Рассказы.

13 января – День российской печати. Поздравляя всех, причастных к ремеслу журналиста (а таковых и среди писателей – абсолютное большинство), публикуем рассказы Марины Паренской, которая долгие годы работала в астраханских газетах. Но, оказывается, кроме очерков, статей и репортажей, она пишет и художественную прозу. Так что у неё сегодня двойная радость: профессиональный праздник и выход к читателям в качестве прозаика! Удачи и на этом поприще, Марина!

МАРИНА ПАРЕНСКАЯ

СОСЕДИ

В глубине нашего большого двора жил своей жизнью маленький и кривой, барачного типа домишко на четыре семьи, в котором прошло моё отрочество. «Своя жизнь» – это не метафора, именно так и было, хотя с соседями из «большого дома», который выходил на трамвайную линию, мы, конечно, здоровались и поддерживали отношения. Но так сложилось, что в «большом доме» жильцы нет-нет да менялись: кто-то уезжал на заработки, кто-то выходил замуж, а Янбарисовы и вовсе съехали, купив кооперативную квартиру, и тем самым сразу стали для всех чужими, потому что кооператив практически никому был не под силу, а неприязнь к богатым в астраханских дворах 70-х существовала, наверное, на генетическом уровне.

Читать далее

Марина Гурьева. Дорожные зарисовки. Из серии «Мои рассказы и истории».

OLYMPUS DIGITAL CAMERA

МАРИНА ГУРЬЕВА

ВАРЕЖКИ ИЗ ЁЛКИ, ШАРФ ИЗ СОСНЫ

Дорога от города Конаково Тверской области до Твери очень живописна! День выдался лёгкий, морозный, солнечный. Вдоль трассы заснеженный лес — сосны да ёлки. Высокие, зелёные, настоящие лесные красавицы! И целые рощицы берёзок, — стройные, тонкие, — видимо от того, что густо растут.

Дома в каждой области строят по-своему. Здесь большинство домиков — с чердачными окошками, мезонинами, — как у А.П. Чехова. У многих — резные наличники и ставни. И во дворах тоже растут ёлки! Уютно, мило и сказочно смотрится такой зимний ландшафт.

Читать далее

Марина Гурьева. «Без кота и реклама не та». Из цикла «Непридуманные истории».

История эта произошла в конце незабвенных 1990-х годов. Лихое было время! Тогда повсюду развивался свободный, или, точнее сказать, стихийный рынок. Все торговали, где хотели, и чем придётся. И мне, со своим журналистским образованием, пришлось поработать продавцом в магазине на Селенских Исадах…

Дело было незадолго до Нового года. Иду в обеденный перерыв по базару — хотела коту купить чего-нибудь вкусненького. День пасмурный, серый. Снежок припорашивает, ветерок пронизывает. Холодно, неуютно. К тому же и цены растут! Но настроение в воздухе особенное, предпраздничное. Потихоньку уже отмечают…

Читать далее

Игорь Братченко. «Неведомое было везде». Эссе.

Вышла в свет новая книга астраханского прозаика, члена Союза писателей России Игоря Братченко «Медальон». Сборник рассказов опубликован в типографии Наиля Баширова. Поздравляем автора и всех причастных к этому доброму делу и предлагаем читателям эссе Игоря Братченко.

ИГОРЬ БРАТЧЕНКО

НЕВЕДОМОЕ БЫЛО ВЕЗДЕ

Маленький червячок, не зная ни дня, ни ночи, ползал по огромной планете, прячась в опавшей листве, в перегнивших остатках бурной жизни леса. Он не знал ни ночи, ни дня, потому что никогда не покидал безопасные толщи листьев и перегноя, потому что и дом, и пища – едины. А что ещё нужно для счастья маленьких червячков? Из поколения в поколение протекала их жизнь, стабильная и наделённая своим смыслом, смыслом не понятым, но принятым. Была ли эта жизнь безопасной? О, конечно, нет! Каждый, кому не лень норовил раскопать и растерзать, а то и просто склевать червячка. Так и проходила их жизнь, полная сумрачных тревог и не менее сумрачных поглощений собственной среды.

Читать далее

Наталия Ложникова. «Смутная власть». Отрывок из исторической повести.

1613 год. Ласковое бабье лето. Осень ещё не вступила в свои права, но деревья стоят, расписанные её яркими красками. В это время в Астрахани не бывает дождей. Прекрасная пора, когда после палящего летнего зноя над Волгой и степью царит благодатное тепло.

Кремль пасхальным куличом раскинулся на высоком зелёном холме, словно стремясь ввысь. Воистину его красота не земная, а божественная! Башни после набега крымских татар покрыли новыми, островерхими деревянными шатрами, да и над пряслом подновили сожжённую в нескольких местах крышу. Следы от пуль и ядер на стенах замазали глиной и побелили.

Так было всегда. После каждой осады Кремль, точно птица Феникс, возрождался, возвращаясь к мирной жизни.

Читать далее

Анатолий Воронин. «Монета». Рассказ.

Владимир родился в ночь с 21 на 22 июня 1941 года, когда спящие граждане страны ещё не знали, какая беда обрушится на них через пару часов, а его мать кричала в городском роддоме, рожая первенца, словно предчувствуя эту самую беду.

В тот момент она и предположить не могла, какому монстру даёт жизнь, а если б знала о том, то наверняка аборт заблаговременно сделала, либо убила его ещё в младенческом возрасте, чтобы не увидел он свет Божий.

Читать далее

Игорь Братченко. «Танец с тенью». Эссе.

 Ещё не покинула землю ночная прохлада, ещё звёзды золотятся в небе… А над горизонтом показалось солнце, окрашивая серые облака в жёлто-оранжевые тона и разбрасывая свет лучей по земле.  Отбрасывая извилистые тени, причудливо исчертив ими землю, солнце залило светом скалы с множеством теней от камней, кустарников и прыгающих, пробудившихся животных. Особо азартные и молодые бросаются на тени от своих соплеменников, играя с ними и будя своё воображение…

Читать далее

Игорь Братченко. «Лиловые сумерки». Эссе.

Сумерки опускаются на землю. Приглушаются краски, усмиряются звуки. Лиловые сумерки расползаются по городу, обтекая фонари и залитые разноцветными огнями витрины, расступаясь перед скользящими машинами и поглощая всё не яркое, не противостоящее. Мир, ещё мгновенья назад игравший красками, меркнет, теряя динамику, уступая место умиротворению и чувственному.

Читать далее