К 103-й годовщине Октябрьской революции. Николай Дорошенко. О третьей силе.

Если бы результаты перестройки сегодня оказались такими же, как в Китае, то 7 ноября на Красной площади наш президент принимал бы парад в честь очередной годовщины Великой Октябрьской революции. А Горбачев стоял бы рядом на трибуне незадрапированного мавзолея Ленина. И о Горбачеве в Википедии сообщалось бы, как и о Дэн Сяопине: «Он стал автором нового мышления, разработал принцип развития страны «с российской спецификой», стал инициатором экономических реформ в России и сделал страну частью мирового рынка».

Там же, на трибуне, стояли бы главы всех республик, когда-то входивших в СССР, потом подписавших Союзный договор. А газеты среди прочих новостей сообщали бы о желании Финляндии вступить в Совет экономической взаимопомощи и о том, что в результате выборов в Польше пришла к власти пророссийская партия младополяков.

Читать далее

7 ноября – 103-я годовщина Великого Октября. Николай Беседин. Если по существу.

Эта статья о том, что лежит на поверхности человеческого понимания действительности и прежде всего в России. О спорных взглядах на ряд исторических событий недавнего прошлого и происходящих на наших глазах.

Начать хотелось бы с широко обсуждаемой ныне проблемы: в чем национальная идея современной России? И какова она должна быть?

Есть старая поговорка-назидание: «прежде чем спорить, нужно условиться о терминологии».

Что нужно понимать под словом «национальная идея»? Некая путеводная звезда на все времена? Или задача на определенный исторический период? Скорее последнее, ибо то, что дается на весь исторический путь наций – это скорее миссия.

Читать далее

Елена Русанова. Больше полувека в заповедной природе.

В октябре 2020 года исполняется 55 лет трудовой деятельности в Астраханском государственном заповеднике Германа Михайловича Русанова, заслуженного эколога России, орнитолога и большого друга астраханских писателей. Он родился в Вологодской области 30 июня 1942 года. С детства его окружали северная природа и люди, жизнь которых была неразрывно связана с охотой, рыбной ловлей, нелёгким сельским трудом. И сам он в школьном возрасте стал охотником и нередко добывал рыбу, без которой на Вологодчине не мыслится праздничного стола, на Кубенском озере. Дикие птицы его привлекали так, что он готов был бежать за каждой из них хоть на край света, лишь бы увидеть, рассмотреть это лесное чудо.

Читать далее

Валерий Хатюшин. Весенняя репетиция прошла успешно, началась практика.

Московская власть в самом начале октября вновь ужесточает коронавирусный режим. Опять пенсионеров издевательски загоняют в «самоизоляцию», многие организации отправляют на «удалёнку», а школьников — на каникулы. Вновь за отсутствие масок в транспорте людей штрафуют, а магазины — закрывают. И это при том, что никакой эпидемии официально не объявлено, ее попросту, судя по отсутствию заявления об этом Министерства здравоохранения РФ, — нет. Да и откуда ей взяться, когда в Москве и области стоит на редкость теплая, сухая, солнечная осень?.. С чего вдруг взялась у нас повальная простуда? Но страху всей стране, как и весной этого года, нагоняет именно Москва, а именно — мэрия и Роспотребнадзор. Ну и, конечно же, московские СМИ и центральные каналы ТВ.

Читать далее

Юрий Поляков. Слово, цифра и бушующая наглость.

Я захожу в дом книги, надеваю маску и сразу за турникетом буквально натыкаюсь на стенд «Современная классика», снимаю с полки роман, увенчанный всевозможными премиями, раскрываю наугад и читаю: «Кому-то дают по голове куском колбасы, и вот этот человек катится по наклонной плоскости и не может остановиться, и от этого качения кружится голова…» М-да… Революционера Баумана убили куском чугунной трубы… Но куском колбасы? Это как? Батоном сырокопченой – я еще могу понять. И то нелепо. Если это ирония, то она понятна только автору, а это такой же верный признак графомании, как глухота к смысловым оттенкам. Плохого писателя выдают неточности, которых он не осознает. Голова кружится, когда человек стоит на ногах, но может и упасть. А от «качения» (то еще словечко!) кружится все тело, да еще как! Кстати, не нужно думать, что графоманы – это полуграмотные чудики. Сегодня иная беда — графоманы с высшим филологическим образованием.

Читать далее

Максим Жуков. Под присмотром Ильича.

Последняя суббота сентября выдалась жаркой. Столбик термометра подскочил до среднестатистической летней отметки, и любители двухколёсной техники вывели своих любимцев из стойла для участия в велопараде. Улицы Астрахани наводнили тысячи стильных велосипедов самых разных конфигураций и марок – начиная от привычных дачных дорожников и заканчивая байкерскими круизёрами типа Nirve Switchblade и Cannibal. Встречались и самодельные велосипеды с мотором. На них восседали самые харизматичные персонажи, вроде Евгения Гаджаева. Самодельщики из «клана» Данилы Слынько не прикатили, хотя именно они превращали каждый подобный праздник в феерическое представление. Зато на слёт явилось немало убелённых сединой пенсионеров, и они рассекали живей молодых. Некоторые из них, едва сдерживая эмоции, отставив в сторонку велосипед, даже отплясывали у памятника Ленина, у которого и собралась вся пёстрая братия, неравнодушная к двухколёсному виду транспорта.

Читать далее

Светлана Замлелова. О реформе русского языка.

Когда российские власти заговаривают о реформах, впору кричать «Спасайся, кто может!» Редкая реформа в нашей стране заканчивается улучшением дел в соответствующей отрасли или народным довольством и процветанием. Пожалуй, единственной задавшейся реформой стала военная. Во всяком случае, российская армия с некоторых пор перестала вызывать желание заняться сбором пожертвований. Всё остальное, чего коснулись реформы в современной России, неизменно приходило в упадок. Именно поэтому многие насторожились, когда сначала президент, а затем председатель правительства заговорили о реформе русского языка.

Читать далее

Жанна Русанова. «На ветру распускается роза моя…»*

Это эссе о том, как человеческую жизнь порой может продлить самое слабое и беззащитное создание на земле – растение.

Однажды лет семь назад женщине подарили тоненькую зелёную веточку, из которой выросло розовое деревце. Вскоре на нём стали распускаться почти золотые бутоны, и дом превратился в цветущий сад. О розе заботились её друзья – мужчина и женщина, оба в возрасте, силы их были почти на исходе. Однако, ухаживая за своей любимицей, оба почувствовали себя более оживлёнными. Каждое утро они спешили к розе, поливали и удобряли её, и благодарили за красоту, которую она им так щедро дарила.

Читать далее

Жанна Русанова. «Да любите друг друга». Очерк.

Раннее июльское утро. По гладкой асфальтовой ленте сквозь белорусские леса легко скользит, словно плывет, серебристо-синий «Опель-Астра». По обочинам шоссе виднеются аккуратно разложенные ночным ураганом медовые стволы сосен. И их аромат долго сопровождает нас.

Устроителем этой поездки стал молодой белорусский священник. Он заботливо предложил нам свою помощь. Мы ехали в поселок городского типа – Горностаевичи. До первой мировой войны это была польская территория. Здесь родился наш дедушка Иулиан Иванович Бандысик. И погиб километрах в двухстах отсюда в 1915 году – на полях сражений среди Мазовских болот.

Читать далее

Станислав Куняев: «С кем вы, мастера культуры?»

О судьбе Беларуси размышляет известный русский писатель Станислав Куняев – главный редактор журнала «Наш современник», лауреат многих международных и всероссийских литературных премий, в том числе, и астраханских – имени Михаила Луконина и имени Ивана Хемницера.

Вся Европа, а может быть даже весь мир, замерли в ожидании: устоит или рухнет нынешняя, избранная народом белорусская власть? «Последний диктатор Европы!» Ну, и что? Сегодня это не приговор, а признание, или почти похвала, потому что «диктатором» Лукашенко стал называться с середины 90-х годов, когда без колебаний выгнал с дипломатических дач, расположенных в райском месте Дрозды под Минском, все иностранные посольства, начавшие уже в те далёкие годы плести заговоры против его «диктатуры». Вот с каких времён тянется нить их «элитной» ненависти к выходцу из сельского учительского сословия, из колхозного простонародья…

Кто он такой, этот председатель колхоза, чтобы взлететь на такие властные высоты? Из грязи в князи!

Читать далее