Александр Бобров. Как клепают кинопрограммы.

Рецепт мнимой занимательности кинопрограмм — прост. Берётся известный советский фильм, который все знают, а вокруг него начинают накручивать: запрещали, резали, гнобили, мешали свободе высказывания. А почему же тогда — вышел шедевр? А почему сегодня, при свободе-то слова, смотреть нечего? Теперь затратные фильмы за огромные государственные деньги продюсирует какой-нибудь Эрнст. Сам одобряет сценарий, сам пилит бабло, сам у себя принимает без худсовета и сам ставит в эфир с рекламой и провалом.

Читать далее

Олег Севастьянов. «На земле Ойле, далёкой и прекрасной…» Главы из неопубликованной книги.

ЧАШЕЧНИКОВ ЛЕОНИД НИКОЛАЕВИЧ (1933 – 1999)

Когда будет составлена поэтическая антология Великой Отечественной войны, увиденной расширенными глазами детей военной поры, «мальчиков наших да девочек всей неоглядной красы», безжалостно вброшенных в сороковые роковые, – в неё, конечно же, войдут и эти строчки Л. Чашечникова:

«…Но несут меня в прошлое памяти резвые кони:

Сашка шёл не селом, а задами, стыдясь костыля.

А навстречу бежала красавица первая Тоня,

И качалась под ними, весенняя тоже, земля…»

(«Старые ставни»)

Читать далее

Валерий Татаров. Кто дурак?

Условный глава условно представительного органа власти обиделся на безусловного государственника Александра Бастрыкина. Не за то, что тот обвинил ГосДуму в практическом саботаже миграционной политики в интересах народа и в бездеятельности в столь ответственный для России исторический момент, а за то, что заменил одну букву в слове «дума». Получилась «ГосДура» — «Государственная дура»… Я бы другое слово употребил. Но там пришлось бы изменить почти все буквы, оставив лишь «д»… перед «ь».

Читать далее

Арсений Замостьянов. Начало лейтенантской прозы.

В стихах многое уже было сказано:
Война – совсем не фейерверк.

А просто трудная работа,

Когда, черна от пота, вверх

Скользит по пахоте пехота.
Это Михаил Кульчицкий, погибший в 1943 году на Луганщине. Но у прозы другой ракурс, она может показать то, что остаётся за пределами поэтического видения. И читают её иначе.

Читать далее

Александр Коц. Крестовый поход Бастрыкина против мигрантов. Чудовищные цифры.

Александр Бастрыкин, руководитель Следственного Комитета России – пожалуй, единственный чиновник федерального уровня, который называет вещи своими именами. На Питерском юридическом форуме глава СКР озвучил цифры, которые красноречиво говорят о перезревшей проблеме миграционного законодательства. Итак на сегодня в России около 14 миллионов (!) мигрантов. 1 млн 200 тыс. мигрантов приехало в Москву за 4 месяца этого года, в Подмосковье — 880 тыс., в Санкт-Петербург — 860 тыс. За прошлый год среди мигрантов увеличилось число половых преступлений (+7,6%), экономических (+9,6 %), в сфере оборота наркотиков (+27,6%) и (ВНИМАНИЕ!) экстремистского характера (+147,2%).

Читать далее

Вадим Дементьев. «Плесень» на задах?

«Госдума в первом чтении одобрила законопроект об ограничении доступа в библиотеках к книгам, авторы которых объявлены «иноагентами», а также «экстремистами и террористами». Полномочиями по ограничению наделяется Минкультуры РФ, их перечень будет определён в подзаконных актах. Книги «иноагентов» будут выдаваться в библиотеках «по особому порядку», а произведения, содержащие «антироссийскую риторику», отправят на «спецхранение», заявила член комитета по культуре Ольга Германова. По её словам, такие книги «не будут на первых полках».

Читать далее

Марина Гурьева. Тревога и боль Дагестана.

«Стрельба. Махачкала. Жертвы. Теракты. От этого страшного словесного ряда Дагестан отвыкал десять лет». Так начал свой пост о последних трагических событиях в Махачкале и в Дербенте дагестанский журналист и писатель Мурад Ахметов, с которым мы общались в Астрахани, на наших писательских мероприятиях. Нападения на храмы в светлый праздник Святой Троицы, зверское убийство православного священника и охранника, пострадавшие прихожане. И это не сводки криминальных новостей из 1990-х и 2000-х. Это день сегодняшний… Мои искренние соболезнования семьям, близким погибших! Скорейшего выздоровления пострадавшим и раненым!

Читать далее

Александр Бобров. Нас – атакуют!

Трагический праздник Троицы 23 июня, который начался с утренней атаки ВСУ американскими ракетами пляжа в Севастополе с гибелью детей, а закончился зверским терактом в древнем и многонациональном Дербенте, когда были атакованы синагоги и Покровский собор с мученической кончиной настоятеля о. Николая, показал, что Россию атакуют внешние и внутренние враги на огневом и социальном фронте, что гибридная война ведётся тотально, повсеместно и беспощадно.

Читать далее

Пособие от Владимира Маяковского.


В июне 1926 года Владимир Маяковский написал большую статью «Как делать стихи?» Вот выдержки из неё: «Я хочу написать о своем деле не как начетчик, а как практик. Я не даю никаких правил для того, чтобы человек стал поэтом, чтобы он писал стихи. Таких правил вообще нет. Поэтом называется человек, который именно и создаёт эти самые поэтические правила. 80% рифмованного вздора печатается нашими редакциями только потому, что редактора или не имеют никакого представления о предыдущей поэзии, или не знают, для чего поэзия нужна. Редактора знают только — мне нравится или не нравится, забывая, что и вкус можно и надо развивать. Почти все редактора жаловались мне, что они не умеют возвращать рукописи, не знают, что сказать при этом.

Читать далее

Дмитрий Заборин. Бойцы с высоты 122.

Эти снимки из июня 1941 года бьют, словно кувалдой по голове: каменистая пустыня Заполярья, десяток немецких автоматчиков окружили двух безоружных пленных красноармейцев. До смерти — те самые четыре шага. А один из наших, что повыше и в гимнастерке, стоит перед палачами — руки в боки, смотрит на них в упор с явной насмешкой… Раз нашлись эти двое мужиков, значит, есть она, высшая справедливость. За все наши поступки воздаётся, рано или поздно. И есть разница, как жить и как умереть. Та фотография, где за секунды до выстрелов в лицо стоит наш боец, презрительно уперев руки в боки, очень хорошо объясняет эту непростую истину. 30 июня 1941 года, Кольский полуостров на краю света, двое красноармейцев, последних защитников высоты 122 на хребте Муста-Тунтури. Этот снимок известен и печатался в книгах. Ещё не понявшие, что у нас не будет, как в поднявшей лапки Европе, спокойные немцы напоролись на засаду. Группа красноармейцев, засев среди камней на высоте 122, у государственной границы, покрошила разведку противника. Спасся только один, прыгнув в ледяное озеро. А что было дальше, известно из немецких ветеранских мемуаров.

Читать далее