Александр Токарев. Встреча с писателем Захаром Прилепиным.

В Астрахани, в музее культуры города прошла встреча писателя Захара Прилепина с читателями. Он прибыл по приглашению Олега Шеина — ныне своего однопартийца.

О политике разговоров было мало, всё больше о литературе, истории и русской жизни в целом.

Общаясь с аудиторией, Прилепин показал себя человеком высокой эрудиции, быстрого и гибкого ума, а собравшихся расположил своей заинтересованностью и увлечённостью историей Астрахани. Подробно и по существу отвечал на вопросы из зала. Впечатление производит в целом приятное.

Читать далее

Игорь Братченко. «Возвращенец». Рассказ.

Тьма… до моего сознания донёсся звук… только след….  Пришло странное ощущение  покачивания….  Шелестели волны, покачивая то вверх, то вниз, подхватывал круговорот…  Пробежал лёгкий бриз, осыпая тьму призрачными искрами… бликами,  рассыпался где-то шипением… Сознание всколыхнула мысль: как волны о ракушки на берегу… Шипение накатывало, нарастало, озарилось вспышкой, рассыпавшейся где-то вдалеке. Запульсировал гуд, прокатился грохот, пространство содрогнулось, как от набежавшей волны. Вспышка – ещё и ещё,  искры – всё озарилось огнями, фосфоресцирующими всполохами. Засверкало, закружилось, будто дуновением ветерка донеслись звуки скрипки – звуки вальса. В этом было что-то знакомое, я пытался вспомнить вальс,  он ускользал, кружил и… всё оборвалось. Тишина. Тьма и тишина. Пространство вздрогнуло, и покачивание  сменилось падением. Я падаю… тьма… бездна… тишина…

Читать далее

Александр Токарев. Happy end не для всех.

Фильм Евгения Сангаджиева «Happy End» через историю о вовлечении его молодых героев в бизнес виртуальных интим-услуг наглядно и откровенно показывает изнанку сегодняшнего российского капитализма, где каждый хочет поиметь другого, и где за любой успех приходится платить: собственным телом, репутацией, жизнью.

Используемые режиссёром средства – сюжетная динамика без лишних простоев и посторонних линий, откровенный (для сериала) секс и обнажёнка, наполняющие каждую серию картины, диалоги персонажей, обильно приправленные ненормативной лексикой, – всё это подходят современному зрителю куда больше, нежели прямое и унылое морализаторство.

Читать далее