Вера Саградова. В очереди…

ВЕРЕ САГРАДОВОЙ ВРУЧАЕТСЯ ДИПЛОМ ЛАУРЕАТА КОНКУРСА ПЕРЕВОДОВ

ПУБЛИЦИСТИКА

ВЕРА САГРАДОВА

В очереди…

Вы спросите, это где же у нас сейчас очереди? В магазинах всего полно, подходи, налетай, разбирай! Да в том-то и загвоздка: чтобы налетать-разбирать, надо иметь деньги на покупки, а вот с ними-то и вопрос… То есть, вроде бы они и есть, но в таком количестве, что если заплатишь за квартиру, не хватит на еду. И наоборот. Такие уж у нашего поколения пенсии «богатырские». Работали всю жизнь честно, работали – и заработали! Тут уж начальство догадалось: если у стариков денег нет, то есть покупательная способность на нулях, у нас же вся торговля встанет, они же самые активные покупатели – по магазинам шныряют, покупки на семью делают… А без денег какие покупки?

Вот и стали старичкам субсидии давать, чтобы и на квартплату хватило, и на еду, и ещё на какую-нибудь ерунду типа одежды или обуви. Только многовато таких старичков оказалось, да ещё и немало молодых семей, у которых на прокорм детишек денег нет. И все устремились в Центры социальной защиты населения. Правда, потом эти Центры переименовали в Центры социальной поддержки того же населения. Так что защиты, мол, не ждите, а поддержать слегка можем. Словом, многовато народу оказалось в претендентах на соцподдержку. И вот там-то и возникли очереди. Кто за субсидией, кто за детским пособием, кто за компенсацией… И у всех кучи справок в руках, что нет, мол, задолженностей за квартплату, свет, газ, воду и прочие радости нашего скромного бытия.

Недавно и мне пришлось дважды побывать в таких очередях. Сначала из-за компенсации за оплату телефона в июле, а в сентябре из-за продления субсидий привелось пробыть в очереди несколько часов. В июле мой номер в очереди был 196-й, но очередь шла быстро – на телефонную компенсацию всего две справки предъявить надо было, и я просидела там всего три часа. А в сентябре с номером, вроде бы, повезло – 128-й, но в эти дни как раз принимали документы на продление субсидий, а это не пара справочек, а куча документов и их копий. Так что встала я в очередь ровно в 11 часов, а вышла оттуда в 15.30. Зато сколько интересного можно увидеть и узнать, сидя так долго в ожидании счастливого мгновения, когда механический голос выкликнет твой номерок! Какие интересные люди, какие эмоции и страсти кипят в таких очередях!

Вот пришла со справками для компенсаций и субсидий моя давняя знакомая. Лет ей немало – не меньше 85, но попала сюда в первый раз, узнав о компенсациях за телефон. Старушкой её назвать язык не поворачивается: на весьма немолодом лице яркий макияж – брови и ресницы отчаянно чёрные, в волосах кокетливая пряжка, на шее серебряный кулончик. Одета в яркую кофточку и полупрозрачную юбочку до колен, документы сложены в пакет с молодёжным рисунком. Когда-то работала инженером, в лихие девяностые сидела вахтёром в больнице. Но пенсия всё равно крошечная, компенсации и субсидии нужны срочно, ведь жизнь всё дорожает. Номерок у неё 85-й, так что сидим и болтаем, смотрим по сторонам. Наконец её вызывают, уходит в названную кабинку и что-то надолго пропадает. Минут через 30 выходит в недоумении: послали за ещё одной справкой. «А говорили, что не надо, сами всё найдут, а теперь вот надо стало».

Она уходит, а я продолжаю наблюдать за людской круговертью. Вот сидит совсем юная мамочка с малышом, которому не больше месяца. На молодице длинный мусульманский наряд и хиджаб, но девочка-то совсем молоденькая, и потому платье на ней не чёрное, а тёмно-зелёное, и хиджаб нежно-голубой и повязан этак кокетливо. Малышка у неё удивительно терпеливый, молчит, а ей и не приходит в голову попросить принять её без очереди. Да никто и не уступит очередь… Я бы уступила, но моя очередь гораздо дальше.

А вот другая мамочка, у той дочке лет пять, и запасливая мама взяла с собой целый пакет игрушек. Тут и лошадки, и мишки, и куклята из «Киндер-сюрпризов», есть даже какая-то игра в коробочке. Разложив свои богатства на подоконнике, малышка увлечённо играет, а её мать время от времени выкрикивает: «Ну, где этот номер 90? Идите же скорее, не задерживайте очередь!» К её дочери присоединяется другая девочка, её родители – молодая цыганская пара, тоже терпеливо сидят в очереди. А дочка вся извертелась, ей отчаянно скучно во взрослой очереди, да и играть с другой девочкой неинтересно. Вот родители дали ей денег, и она из соседнего магазина приносит им минералку, а себе мороженое. Роняет его на пол, подбирает и лижет дальше стаканчик с удовольствием. Сразу видно, отчаянная девчонка растёт.

Вот и моя знакомая вернулась, добыла нужную справку и снова подсаживается к своему менеджеру. И снова пропадает надолго. А маму девочки с игрушками уже выкликают. И, конечно, именно в этот момент девчурка роняет все свои сокровища на пол. Отругав дочку, мама кое-как запихивает игрушки в пакет и несётся в указанную ей кабинку, волоча за руку уставшее чадо. Тем временем моя знакомая выходит из кабинки. Куда девался яркий и весёлый взгляд? Устало вздыхает: «Сказали, справка не такая, надо другую. Но я уж сегодня за ней не пойду». Безнадёжно махнув на прощание рукой, она уходит.

В это время кто-то дёргает за рукав юную мусульманку. «Дочка, твой номер, что же ты сидишь?» Молодая мама вскакивает и бегом несётся в указанную кабинку. И вскоре выходит с радостной улыбкой – документы приняли быстро, всё хорошо!

А я всё сижу и дожидаюсь своего 128-го номера. К счастью, догадалась взять с собой томик стихов поэта и барда Александра Городницкого. Господи, какой талантливый человек – поэт, бард и, к тому же, всемирно известный гидролог, доктор географических наук. А стихи какие! Читая их, забываешь обо всём – об очереди, о своей нищете, о нелёгкой жизни нашей смелой и сильной страны. Ведь никаким американцам и европейцам никогда не понять, какие замечательные у нас люди, как они умеют терпеть и понимать эту жизнь, сложную, но тем и прекрасную. Где уж этим иностранцам суметь нас унизить и поставить на место! Ведь они-то, обожравшись материальных благ, разучились быть просто ЛЮДЬМИ. А нам всё нипочём! Вон и мой номерок выкликают, иду в кабинку номер 13. Люблю я цифру тринадцать! Перебрав мои бумаги, усталая девушка-менеджер выписывает мне квиток об их приёме, и я выползаю из здания Центра соцподдержки. УФ, четыре с половиной часа провела в приятных наблюдениях и чтениях… Нет, никаким американцам нас не побороть, мы их своим терпением и юмором всегда одолеем, пересидим все их дурацкие санкции и дальше жить будем!

Поделиться:


Вера Саградова. В очереди…: 2 комментария

  1. Стойкая идиосинкрозия ко всем без исключения расчётным центрам и к их сотрудникам, хамящим направо и налево. В центре расчётов на ул. Максаковой крадут квитанции вместе с оплатой, в центре расчёта электроэнергии опять же на ул. Максаковой накручивают несуществующие долги. В центре расчёта социальных услуг по ул. Джона Рида чтобы взять талон на месяц вперёд следует с половины шестого утра отстоять длиннющую очередь, и будешь уже 15-ой или 23-ей, как, собственно, и в центрах по ул. Максаковой. На ул. Максаковой больше я лично ни ногой! Украденные документы не возвращают! На них нужно в суд подавать (горячая вода и отопление). И это я ещё не ходила в Коммунэнерго… Вежливой и грамотное обслуживание только при сборе документации за оплату газа. Но это — счастливое исключение из удручающих правил, которые ввели для льготников. Форменное издевательство над федеральными ветеранами труда и пенсионерами!!!!!!!!!!!!! НАБОЛЕЛО! Сегодня, в юбилей Великой Октябрьской революции (это ведь не праздник!) с оторопью снова (в третий раз) собираюсь на ул. Джона Рида. Не факт, что поход окажется удачным…

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *