Валерий Ганский. Саратовский автор «Красных дьяволят».

Очерк о писателе Павле Бляхине прислал в «Родное слово» литератор из Саратова Валерий Ганский. Для астраханцев автор знаменитых «Красных дьяволят» – человек не чужой. Детство своё Павел Бляхин провёл в селе Селитренном. 12 лет назад в Харабалинском районе была учреждена литературная премия его имени. Её лауреатами стали многие астраханские прозаики и поэты. А родился Бляхин в Саратовской губернии, о чём напоминает нам Валерий Ганский. Он – Член Союза журналистов России, Международной Гильдии Писателей (МГП), дипломант международного конкурса Национальной премии «Золотое Перо Руси» (2006) за бережное отношение к истории Руси и историческую достоверность, многократный лауреат фестиваля — конкурса «Русский Stil» (Германия 2010 — 2014 годы), дипломант всероссийского конкурса на премию Артема Боровика»Честь, мужество, мастерство»(2012), дипломант межрегионального конкурса «Моя малая родина» (2014), дипломант и член жюри международного конкурса премии им. О. Бешенковской, дипломант конкурса «Лучшие книги года» (2012, 2014).

В 1921 году Саратов посетил нарком просвещения Анатолий Луначарский и выступил с лекцией «Революция и искусство», на которой присутствовал весь художественный мир Саратова. Темой лекции был постепенный упадок искусства в буржуазном обществе, потребность революции в искусстве как в самом могучем агитационном языке.  Луначарский всегда помнил призыв Ленина в беседе с ним: «вы у нас слывёте покровителем искусства, так вы должны твёрдо помнить, что из всех искусств для нас важнейшим является кино».

«Первая фильма революции», – так называли приключенческий фильм «Красные дьяволята» или «Махновщина» (1923). Героико-романтическая история времён Гражданской войны, расска­занная увлекательно и живо. 

Дайте клинок мне! Дайте коня!
Ветра быстрее помчит он меня.
Головы с плеч у врагов полетят,
Красных запомнят они дьяволят!

«Красные дьяволята»  – тройка под-ростков-разведчиков, являющихся на парад Первой Конной армии. Они привозят с собой Нестора Махно, спрятанного в мешок. Сторонники Махно устраивают его побег. Герои фильма гонятся за Махно и попадают в хутор Савур-могила, где живёт атаманша Маруся. На хуторе одна из «красных дьяволят» – Дуняша попадает в плен, но герои освобождают её и возвращаются домой.

Главные герои немой приключенческой ленты «Красные дьяволята» Дуняша, Мишка и их друг – чернокожий пролетарий Том Джексон. Их сыграли непрофессиональные актёры: циркачка София Жозеффи (София Львовна Липкина 19061997США), «муза революции, ангел народного гнева и возмездия», наездник и клоун Павел Есиковский (сценический псевдоним – Пач-Пач) и боксёр родом из далёкого африканского Сенегала Кадор Бен-Салим, в годы Гражданской войны воевавший в Чапаевской дивизии. Все трое циркачей работали в фильме без страховки, выделывая опасные трюки, ведь тогда ещё не было киноактёров каскадёров. Роль Будённого исполнял заслуженный артист РСФСР, одно время игравший на саратовской сцене Константин Давидовский. 
В «Красных дьяволятах» одним из ключевых персонажей являлся Нестор Махно. Подобрать актёра для такой роли было совсем не просто. 

Режиссёр фильма Иван Перестиани обратил внимание на молодого актёра, который внешне идеально подходил для этой роли. Владимир Кучеренко был одной из звёзд одесского немого кино. Во время кинопроб Кучеренко показал выдающееся знание воровского жаргона, козырял золотыми фиксами, великолепно знал биографию играемого образа и для роли Нестора Махно это был идеальный вариант. В 1919 году он двадцатилетним парнем попал в банду атамана Григорьева и даже единажды видел самого батьку Махно. С молодым человеком подписали контракт, и вся группа поехала в Тифлис — там была основная съёмочная площадка фильма. 

Одесса, 1923 год. Портовый город с удивительной скоростью облетела необычная новость: среди белого дня на склады пароходства было совершено вооружённое нападение.  Двадцать грабителей верхом на лошадях за считанные минуты разоружили охрану, связали телефониста и вынесли дефицитных товаров на огромнейшую сумму. 
Милиции, которая приехала через полчаса, осталось только зафиксировать факт нападения – бандиты давно успели скрыться.  Но самым невероятным в этой истории было то, что свидетели и потерпевшие в один голос утверждали, что предводителем банды был не кто иной, а сам батька Махно. 

Тем временем одесская милиция расследует преступную деятельность неуловимой банды. Выяснилось, что грабители наследили именно там, куда приезжала для работы творческая группа фильма «Красные дьяволята». Настоящий исполнитель роли Махно, Владимир Кучеренко, оказался главарём банды, осуществившей множество грабежей в Одесской и Николаевской губерниях, в Крыму и на Кавказе. Под давлением фактов Кучеренко рассказал, что в составе киногруппы были двое его сообщников: осветитель Фёдор Смирнов по кличке Светляк и грузчик Пётр Джунжула по кличке Льюис. По приговору суда в конце 1927 года Кучеренко был расстрелян, и в связи с этим вычеркнут из титров всех фильмов, в которых снимался. В титрах «Красных дьяволят» его имя было заменено Владимиром Сутыриным, описавшим деятельность своего тёзки в «Легендах бандитской Одессы».

Владимир Андреевич Сутырин (31 мая (12 июня) 1902, Царицын, Саратовской губернии – 1985, Москва) – русский советский писатель, сценарист, кинодраматург, литературный критик, киноактёр. После окончания реального училища, поступил на юридический факультет Саратовского университета. В 17-летнем возрасте вступил в РКП (б). Участник гражданской войны. Служил в Красной армии сотрудником армейской газеты, затем возглавлял армейскую партийную школу, был заместителем начальника политотдела дивизии и армии. В 1928-1932 годах – Генеральный секретарь Всесоюзного объединения Ассоциаций пролетарских писателей (ВОАПП). Его подпись стоит на членском билете Владимира Маяковского, который считал, что «кинематограф никогда не станет искусством». Сутырин работал заместителем начальника Главного управления по делам кинематографии СССР. Считается одним из создателей Грузинской киностудии.

Однажды в Тифлисе к кинорежиссёру Ивану Перестиани пришёл неизвестный человек и предложил для экранизации свою повесть «Красные дьяволята». Это был Павел Бляхин – впоследствии видный писатель. «Повесть «Красные дьяволята» была написана мною в 1921 году в вагоне-теплушке по дороге из Костромы в Баку. Вместо трёх дней я ехал ровно месяц. На самодельном столике наготове лежал маузер… Эта была одна из первых книг о гражданской войне», – вспоминал автор.

Первоначально повесть называлась «Охота за голубой лисицей». Несмотря на то, что фильм вышел на экраны при жизни Бляхина, в его титрах имени автора книги как сценариста не значится, ибо фильм этот был снят… без сценария! Режиссёр картины Иван Перестиани попросту потерял сценарий фильма по дороге на студию и вынужден был восстанавливать ход событий по памяти. Что-то вспомнил, что-то придумал иначе, и получилась немая картина, снятая по мотивам повести Бляхина, и шла она, по мнению Григория Александрова, «по новому, современному для той поры пути». Ранняя советская кинокомедия имела большой успех, и могла соперничать с иностранной кинопродукцией, наводнившей советские экраны.

Детство и юность

Павел Андреевич Бляхин родился 12 (25) декабря 1886 в селе Верходым (Верхозим) Петровского уезда, Саратовской губернии в семье чернорабочего. Родом из этого места был и его отец Андрей Григорьевич. 

В раннем детстве мальчик Павлуша запомнил пугающие рассказы о голоде, чуме и холере. Ярко врезался в его память обеденный стол в родительском доме: «Он стоял в углу, под иконами. Вокруг сидела на скамьях вся наша семья. Широким кухонным ножом отец тщательно, ровными кусками делил каравай чёрного мякинного хлеба и в строгом порядке раздавал нам. Семь пар глаз нетерпеливо следили за каждым его движением в ожидании своей доли». Мать Панички, Вера Андреевна, умерла от нужды и болезней в 1891 году, когда мальчику было всего пять лет. Запомнились глубоко запавшие глаза матери, её тонкие пальцы, нежно гладившие его волосы. Не в силах содержать свою многодетную семью, отец вынужден был после смерти жены отдать самого младшего сына на прокормление к зажиточному дяде, Александру Васильевичу Синицкому, в большое и богатое рыбацкое село Селитренное, Енотаевского уезда Астраханской губернии, расположенное на берегу Ахтубы в низовьях Волги.

Вскоре после смерти жены Андрей Григорьевич окончательно разорился, стал батраком, уходил на заработки в города. Сестра и братья Павла переселились в Камышин и в слободу Николаевскую, а отец решил искать счастье в Астрахани. Сменив много профессий, он стал, наконец, коробейником – уличным торговцем, снимавшим угол в убогой ночлежке. Каждое утро с лотком, висевшим на шее, он отправлялся пешком по улицам города, предлагая папиросы и спички, кружева и ленты, мыло, иголки, нитки, щётки и гребёнки.

У дяди Павел со временем стал батрачонком. Он ухаживал за коровой и лошадью, пас свиней, сторожил хлеба и бахчи, убирал урожай, заготовлял дрова, носил воду. С каждым годом обязанностей по хозяйству прибавлялось. Павел тосковал по материнской ласке, не раз нуждался в отцовской защите.

В селе Селитренном Панчик окончил церковно-приходскую школу. Страстно увлекался книгами. Особое влияние на Бляхина оказала учительница Вера Сергеевна Раневская, определившая круг его чтения (герой романа Э. Войнич «Овод» стал для Бляхина идеалом революционера).

В 1903 году, приехав в Астрахань, по рекомендации В.С.Раневской Павел вступает в РСДРП. Занимается подпольной пропагандистской работой. Комитет направил его в Баку. Проводить сына пришёл на пристань и Андрей Григорьевич. Павла охватила нежность к отцу, постаревшему, неважно одетому, сухому, приземистому, рыжебородому, с серо-зелёными глазами человеку, на которого, как говорили знакомые, он всё больше становился похожим. Умер Андрей Григорьевич в 1916 году.

В декабре 1904 года Павел участвовал в Бакинской стачке. Неоднократно сидел в тюрьме и находился в ссылке за нелегальную политическую деятельность. Принимал участие в революции 1905 года. Поздней осенью 1905 года агитатор и оратор Московского Комитета товарищ Павел, как его представляли аудитории, иногда по нескольку раз в день участвовал в жарких дискуссиях, выступал на различных собраниях, бурных митингах на фабриках и заводах. В декабрьские дни Бляхин не только вдохновлял дружинников пламенным большевистским словом, но и с оружием в руках сражался на баррикадах. Уцелев в баррикадных боях, Павел Андреевич в первый же день после подавления восстания чуть было не поплатился жизнью. На улице Бляхина остановили «семёновцы» и стали выяснять его личность. Павел Андреевич назвался бухгалтером. Но офицер заподозрил в нём бунтовщика. Вызывали подозрение поношенное пальтишко, неказистые кожаные сапоги. Хорошо, что утром товарищи в целях конспирации буквально насильно сняли с его головы видавшую виды шапчонку и надели почти новенькую котиковую шапку и очки. Но всё это не избавило от подозрения патрулей. Офицер потребовал от задержанного показать руки. Сдёрнув с них шерстяные варежки, он внимательно, хотя и брезгливо ощупал ладони Павла Андреевича. Но к удивлению офицера, мозолей не оказалось. Иначе расправа была бы на месте. В каждом рабочем им мерещился бунтовщик. Но не ведал этот гвардейский офицер, что жизнь профессионального революционера, безработица и тюрьма оставляют заметки не на руках, а в душах этих людей… За свою революционную деятельность Бляхин пять раз арестовывался, два года провёл более чем в 20 тюрьмах, в том числе в застенках Метехского замка и Карской крепости.

Над Метехи я звёзды считал,
письменам их священным дивился.
В небесах, как на древних щитах,
я разгадывал знаки девиза.

(Белла Ахмадулина)

Старый большевик

Однажды под Москвой Бляхин был арестован с паспортом на имя Семёна Федорчука. И как тогда полагалось по закону, для удостоверения личности его отправили по этапу под охраной солдат на мнимую родину за тысячу вёрст от Москвы – в село Сарны Житомирской губернии. Когда там выяснилась его подлинная фамилия, то его отправили снова по этапу за тысячи вёрст в родные места – в Поволжье, а отсюда опять на Украину «по месту преступления» – на суд. Это невероятное «путешествие» Бляхина продолжалось около года. В железных наручниках или со связанными руками его вместе с уголовниками везли по железной дороге, на лошадях, верблюдах, гнали сотни вёрст пешком. Не отсидев по этому делу полностью срока тюремного заключения, Бляхин бежал. Позже в 1911 году, после очередного ареста, он был выслан на три года в Вологодскую губернию, откуда после двух лет пребывания опять бежал. Полной опасности и лишений была жизнь профессионального революционера. Когда удавалось, Павел Андреевич работал переплётчиком, наборщиком, чернорабочим на нефтяных промыслах, конторщиком, учителем, артистом. По возвращении в столицу некоторое время посещал студию МХТ. После очередного ареста и побега из ссылки в 1913 году оказался в Киеве. Начал собирать материалы и делать наброски к книгам «Лучше смеяться, чем плакать» и «Киевские силуэты». Первая по замыслу автора должна была быть посвящена жизни в тюрьмах и ссылках. После Февральской революции Бляхин как опытный партийный работник, хорошо знакомый с целями и задачами профсоюзов, их деятельностью, выступил одним из инициаторов объединения всех профсоюзов в одну организацию «Союз союзов», разработал необходимые для этого документы. На состоявшемся 26 марта 1917 года организационном собрании было сформировано Костромское губернское центральное бюро профессиональных союзов, первым председателем которого и стал Бляхин. Летом 1918 года Бляхин уехал из Костромы в Николаевскую слободу на Волге, где после смерти матери жили сестра и братья Павла Андреевича. И вернулся в Кострому Павел Андреевич с семьёй и сёстрами жены только глубокой осенью, в ноябре 1918 года.

В Костроме Бляхин занимал должность председателя городского совета профсоюзов, а в 1919-м был избран председателем исполнительного комитета рабочих и крестьянских депутатов.

В 1920 – член президиума губернского комитета КП(б)У в Одессе, отвечает за сбор хлеба и продовольствия в уездах; вскоре – председатель губернского комитета в Екатеринославе. В это время у Бляхина возникает замысел книги о подростках, борющихся с оружием в руках против Белой армии и Махно. В Одессе выходит первая антиклерикальная книга Бляхина – «Долой чертей, долой богов! Долой монахов и попов!» (1920), вслед за ней – вторая «Как попы дурманят народ» (1920). Бляхин будет писать памфлеты против церкви до конца 1920-х. (В наше время он уже давно бы сидел в тюрьме за оскорбление чувств верующих). Вернувшись в Кострому в 1921, становится секретарём губкома РКП(б). К годовщине штурма Перекопа пишет сценарий к массовой постановке, которую осуществил будущий художественный руководитель Театра Советской Армии А. Д. Попов, уроженец Николаевска (ныне – города Пугачёва). В 1921 по заданию ЦК Бляхин вновь направлен в Баку, где был заместителем председателя Главполитпросвета Азербайджана.

В 1925 году Бляхин пишет продолжение «Красных дьяволят», назвав его киноповестью. События происходят в Крыму и относятся ко времени взятия Перекопа. Подчиняясь исторической правде, автор вынужден освободить плененного в прошлой части врага советской власти Махно и даже позволить ему какое-то время стать союзником Красной Армии в борьбе с Врангелем. Тем не менее, и на этот раз Махно не уйти от плакатного разоблачения: теперь не «дьяволята», а простые крестьяне ловят его, обваливают в пуху и сажают на корову, привязав к грязному хвосту. Герои же Бляхина, завершив ратные дела, обращаются к мирному строительству. Этому этапу из их жизни должна была быть посвящена третья часть повести — «На трудовом фронте».

20 марта 1925 года на заседании Кинокомиссии ЦК обсуждался вопрос об укреплении кадрового состава киноорганизаций работниками-коммунистами. В результате обсуждения было принято решение о введении П. А. Бляхина в состав художественного совета по делам кино при Главполитпросвете РСФСР. Любопытен документ за подписью члена ГРК Бляхина: «ГРК разрешает постановку картины по сценарию «Её путь» Познанского и Смирновой со следующими замечаниями: необходимо «рост классово-политического сознания» Прасковьи чётче мотивировать социально-экономически, отнюдь не объясняя перерождение, рост её лишь любовью к Яну».

С марта 1926 по июнь 1927 года он работал заместителем заведующего отделом печати ЦК ВКП(б), членом коллегии Главлита от отдела печати ЦК ВКП(б).

С июня 1927 по декабрь 1928 года он – член правления «Совкино». С декабря 1928 по октябрь 1934 года – заместитель председателя Главреперткома.

С октября 1934 по ноябрь 1939 года П. А. Бляхин – председатель ЦК Союза кинофотоработников СССР. В ноябре 1939 – июле 1941 года – главный редактор сценарного отдела киностудии «Мультфильм».

В июле 1941 года 54-летний Павел Андреевич Бляхин стал красноармейцем 22-го полка 8-й Краснопресненской дивизии народного ополчения на Западном фронте. В эту дивизию вместе с рабочими Трёхгорной мануфактуры, сахарного завода, вчерашними школьниками на войну ушла почти вся столичная интеллигенция. Роту, в которую попал П. А. Бляхин, называли «писательской», так как в ней воевали многие другие известные литераторы (Р. Фраерман, Э. Казакевич, А. Бек, С. Злобин и др.)

Затем, с октября 1941 по апрель 1943 года, он служил специальным корреспондентом армейской газеты 49-й армии, с апреля 1943 по январь 1945 года – спецкором армейской газеты 61-й армии Западного, 2-го и 3-го Белорусского фронтов. За годы войны опубликовал 60 фронтовых очерков и рассказов, вёл дневник, лёгший в основу книги «Годы великих испытаний» (1966).

С января 1945 года – писатель, член Союза писателей СССР. Павел Андреевич награждён орденами Ленина, Отечественной войны I степени, Красной Звезды; медалями «За боевые заслуги», «За оборону Москвы», «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.», «За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.», «В память 800-летия Москвы». После войны Бляхин работает над автобиографической трилогией «Дни мятежные»: «На рассвете» (1950) «Москва в огне. Повесть о былом» (1956), «Дни мятежные» (1959).

Павел Бляхин – делегат IX, X съездов РКП(б) и XIV съездов ВКП(б), Член Общества старых большевиков с 1927 года.

 Уже после его смерти в 1961 году по мотивам «Красных дьяволят» был поставлен популярный советский героико-приключенческий фильм «Неуловимые мстители» (1966), за которым последовали два продолжения: «Новые приключения неуловимых» и «Корона Российской Империи» режиссёра Эдмонда Кеосаяна
Автором сценария «Неуловимых мстителей» был Сергей Александрович Ермолинский – советский киносценарист. В конце 1940 года он был арестован, чему, вероятно, способствовала дружба с Булгаковым, а также участие в булгаковской комиссии при Союзе писателей. Находясь в Лефортове, пытался покончить с собой. Причастность Ермолинского к антисоветской группе не была доказана. Его отправили в Саратовскую тюрьму. Весной 1942 года решением Особого совещания отправлен на три года ссылки в Кзыл-Ординскую область, город Чиили. Реабилитирован в 1956 году. 16 июня 1962 года дело прекращено «за отсутствием состава преступления».

В фильме Кеосаяна аптекаря-специалиста Кошкина сыграл саратовецСергей Филиппов, комедийный актёр театра и кино, народный артист РСФСР. Даму в зелёном – Дану́та Столя́р-ская, заслуженная артистка РСФСР

 Детский писатель С.Я. Маршак писал о «Красных дьяволятах»: «Повесть П. Бляхина являлась, с одной стороны, попыткой заменить бульварную, переводную приключенческую литературу, оживавшую в годы нэпа, и одновременно – вывести на страницы детской книги нового юного героя, воодушевлённого идеалом современной революционной борьбы».

Поделиться:


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *