Поэт, рассказчик, острослов

12 января отмечает день своего рождения известный астраханский поэт, заместитель председателя Астраханского регионального отделения Союза писателей России Борис Свердлов. Коллеги по творческому цеху от души поздравляют своего давнего друга с праздником, присоединяясь к высоким словам Дины Немировской, чьи заметки о Б.А.Свердлове мы предлагаем посетителям нашего сайта.


Неравнодушным к поэзии людям свойственно тянуться к стихам не столько в счастливые минуты, сколько в моменты каких-то потрясений, душевного непокоя, сомнений и тревог. Мы ищем в поэзии поддержки, совета, она даёт нам новые силы для преодоления жизненных невзгод. Хорошие стихи спасают в минуты отчаянья лучше всяких лекарств. Удивительно светло творчество лирика Бориса Свердлова. В нём, поэте с ранимым и нежным сердцем, живёт счастливая способность достигать глубинных тайников человеческих душ, вселять в них гармонию очищения.

Свердлов – один из редких поэтов Астрахани, умеющих читать стихи артистически, с накалом, заражая зрительные залы мощным энергетическим зарядом. Это неудивительно – Борис с детских лет увлечён театральным искусством, в школьные годы он посещал кружок театрального мастерства при Доме пионеров. Он вдохновенно читает не только свои стихи.

БОРИС СВЕРДЛОВ И ЮРИЙ ПОЛЯКОВ

Ежегодные есенинские вечера традиционно собирают полные концертные залы областной государственной филармонии. Инициатором этих вечеров является Борис Аркадьевич Свердлов, для которого Сергей Александрович Есенин был, есть и навсегда останется самым любимым поэтом. Если в день рождения Пушкина Вы будете проходить мимо городского сквера, то непременно квартала за три услышите в громовой декламации Свердлова есенинское «Мечтая о могучем даре…».

Когда Борис декламирует стихи о старинных часах, бьющих на Пречистенской колокольне, которые «опаздывают вечно на минуту», поневоле хочется вскинуть голову и обратить взор к вершине башни–памятника астраханскому меценату – греку Варвацию. Туман на Лебедином озере, старый покосившийся забор возле домика на районной окраине, голубятник, раздавший своих питомцев, садовник, раздосадованный гибелью цветка в жаркое время года, керосинщик, катящий свою телегу по пыльной дороге – всё в стихах Свердлова и весомо, и зримо.

БОРИС СВЕРДЛОВ ЛИЛИЯ ВЕРЕИНА ОЛЕГ КАШИН

Но не только выразительной поэтической декламацией пленяет сердца Свердлов. Множество баек, легенд, придуманных и правдивых историй, рассказанных на творческих встречах, ярко оживляют литературные вечера, не дают скучать публике. К примеру, любит повторять Борис на творческих вечерах такую легенду: «Однажды молодая поэтесса принесла рукопись стихов, которая называлась «Преданная женщина». Селенский в ту пору был литконсультантом в Союзе, и рукопись попала к нему. Он взял карандаш, зачеркнул «Преданная» и написал сверху: «Проданная женщина». «Так точнее», — подмигнул он». Поскольку этой самой молодой поэтессой была именно я, оговорюсь, что это – легенда, такого попросту не могло быть, поскольку Юрия Селенского не стало в то время, когда я перешла на третий курс института и о том, чтобы назвать рукопись «Преданная женщина» и речи быть не могло. Скорее всего, так пошутил чуть позже другой наш острослов – Павел Морозов. Но Борис рассказывает на литературных встречах эту байку с таким азартом, что публика верит ему, а не мне.

Дар рассказчика не покидает Свердлова и тогда, когда он вспоминает о выездных литературных выступлениях в советские времена. Вот как описывает Борис начало переводческой деятельности своего друга Юрия Щербакова. Молодые литераторы-книголюбы потратили в командировке в Туркмению все деньги на приобретение книг, которых в Астрахани было не достать, и раздумывали над тем, как добраться до дома:

«В славном городе Красноводске, куда переправились мы в благословенные советские годы через Каспий в поисках экзотики и дефицитных тогда книг, хватало с избытком и того, и другого. И осталось у нас на двоих три дня до самолёта, груда дефицитных книг и … полтинник в кармане. Умение найти, вроде бы, очевидное, но неожиданное решение – в этом весь Щербаков! И пошли мы к редактору местной туркменской газеты, который, издав три сборника стихотворений на родном языке, как выяснилось, страстно желал быть переведённым на великий и могучий. Вот так и родился самый первый перевод Щербакова:

«На невесомой зыбкой грани
Заката и вечерней мглы
Стоит архар на древнем камне,
Как продолжение скалы…»

БОРИС СВЕРДЛОВ И СЕРГЕЙ ЗОЛОТОВ

Автор этих строк Дурдымухаммет Устаев был счастлив. Надо ли говорить, что его восточное гостеприимство сделало наше красноводское путешествие незабываемым…».

Свердлов вошёл в литературу в конце семидесятых, когда в газетах и журналах была распространена мода на стихи риторические, декларативные, пафосно-утилитарные. В противовес прагматизму, царившему в то время во всём, в том числе и в поэзии, Борис поражал душевностью, теплотой, и у каждого возникало чувство, будто строки поэта обращены лично к нему:

О, Астрахань, судьба моя и рок,
И Родина от центра до задворок.
И если покидаю твой порог,
То знаю, что как сын тебе я дорог, —

Эти проникновенные строки близки и понятны любому из наших земляков, ибо всякой астраханской душе они – родные.

Внутренняя распахнутость автора, стремление заглянуть в собственную душу с самого начала творческого пути создавали aтмосферу доверительности, ибо поэт ведёт разговор о том, что важно для каждого, открыто делится с читателем всем прочувствованным, пережитым. Ему веришь – подкупает доверительность его интонаций, негромкая, но точно найденная тональность всего разговора.

Можно со всей уверенностью утверждать, что Свердлов – любимец астраханских любителей стихов и посетителей литературных встреч.

БОРИС СВЕРДЛОВ И ОЛЕГ СЕВАСТЬЯНОВ

Что греха таить? – мало сегодня читают… До обидного мало! Не утруждают себя горожане ни приобретением поэтических сборников, ни их прочтением. Но на Свердлова публика валом валит! Примерно так, как прежде – на Павла Сурова или на Александра Сахнова, неизменно собиравших в былые времена полные концертные залы. Возможно, подобные сопоставления не вполне уместны – ведь эти литераторы работали в разных жанрах. Суров был пародистом, да таким, что столица могла позавидовать нашей провинции, Сахнов в основном выступал с гитарой, хотя при упоминании о рано ушедшем друге я люблю приводить цитату из Вознесенского: «…не называйте его бардом, он был поэтом по природе…» Сверлов же – чистый лирик.

Как это ни печально, публика  в основном сейчас ценит то, где «посмешнее» или «помузыкальнее». Заинтересовать стихами, поэзией в чистом виде – призвание особое. И призвание это дано Борису Свердлову свыше.

Поделиться:


Поэт, рассказчик, острослов: 3 комментария

  1. Уважаемый Борис Аркадьевич!

    Весёлый критик наш, наставник и поэт!
    Позвольте вам отвесить комплимент:
    Вы-яркий лирик в наши времена,
    Когда душа широкая нужна,
    Чтобы вместить тревоги и мечты,
    И музы пение, и в прошлое мосты.
    Здоровья Вам, успехов, доброты,
    Побольше солнышка средь зимней темноты,
    Книг новых, замечательных стихов
    И творческих удач учеников!!!

  2. Уважаемый Борис Аркадьевич! Долгих Вам лет, и неиссякаемого вдохновения! С днём рожденья Вас!

  3. Спасибо! Я до глубины души тронут! Буду стараться радовать своих читателей и слушателей новыми и, если получится, добротными произведениями!!! Я очень люблю Астрахань, свою «малую родину» !Восхищаюсь и горжусь ей с детства! И наш с ней поэтический диалог будет продолжаться до конца моих дней…

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *