Памяти великого поэта

Председатель Астраханского регионального отделения Союза писателей России Юрий Щербаков и известный астраханский поэт Сергей Золотов приняли участие в «круглом столе», посвящённом творчеству выдающегося азербайджанского поэта Низами Гянджеви. Мероприятие, состоявшееся в областной научной библиотеке имени Н.К.Крупской, организовала Астраханская региональная общественная организация национальной культуры «Азербайджан» при поддержке администрации муниципального образования «Город Астрахань».

Творчество Абу Мухаммед Ильяса ибн Юсуфа, известного под псевдонимом Низами (нанизывающий слова), автора шести поэм, многих газелей, рубаи, касыд и кытов, воистину современно, потому что великий поэт Востока был певцом любви, без которой немыслимо существование человеческого общества. С редким единодушием об этом говорили участники «круглого стола», среди которых был депутат Государственной Думы РФ Александр Клыканов, председатель общества «Азербайджан» Вахид Рагимов, руководители национально-культурных обществ Астраханской области. Произведения Низами прочли молодые активисты общества «Азербайджан» и спели ансамбль «Ай Ишигы» («Лунный свет») и юная исполнительница Лейла Сафарова.

Сергей Золотов подарил участникам мероприятия новые стихи о Баку, где он прожил многие годы. Юрий Щербаков прочёл свои новые переводы произведений великого поэта Востока Низами Гянджеви, с которыми мы знакомим наших читателей.

НИЗАМИ ГЯНДЖЕВИ

Переводы Юрия Щербакова

* * *

Едва-едва сегодня различаю,
Где ясный день, а где совсем темно.
Луна и солнце – те, к моей печали,
Как свечи стали для меня давно.

Что ж, слепота – за прегрешенья кара!
Вся жизнь моя сложилась из грехов.
Как будто в ожидании удара,
Согнулся я, к возмездию готов.

Пир новой жизни, что желанья будит,
Кипит вокруг седого старика.
Заздравных чаш не предлагайте, люди, –
Расплещет их дрожащая рука.

Неотвратимо близится мгновенье,
Когда придёт ко мне последний гость.
Неужто смерти лучшим угощеньем
Никчемной жизни скоро станет кость?

Мне говорят: печалиться не надо
О днях ушедших – им возврата нет.
Но ожиданья тягостного ядом
Уже пропитан дней моих щербет.

Жизнь, обними! Тебя не знал я толком,
Хоть был когда-то и силён, и лих.
О, как бы не рассыпаться мне только
От ветхости в объятиях твоих!

А, впрочем, я устал уже бояться –
Недаром дух переживает плоть…
И я, увы, не стану святотатцем,
Который смерть сумеет побороть…

О, эта за бессмертием погоня!
Во сне её веду, а наяву
То хорошо уже, что, вроде, помню,
Который год я на земле живу!

«Целебный воздух и вода живая,
Где вы?» – гоню я мысли прочь.
Я чуда от Исы не ожидаю,
И Хызр ничем не может мне помочь.

Не оживёт былое, не воскреснет…
Но сказанное слово не умрёт,
Пока душою созданные песни
Под небом вечным будет петь народ!

* * *

Воспеть любовь – моё призванье в этом!
Всевышний, мой удел благослови,
Чтоб до конца остался я поэтом,
Творцом газелей о святой любви!

Да, о святой! Обман и лицемерье
Царят на свете, если нет любви!
Мир, – ты любовь! Живи, в надежду веря!
Живи любовью! Солнечно живи!

Лишён души небесной волей каждый,
Не ощущавший никогда любви!
Молю, Творец, дай им любовь однажды!
Я, Низами, что звался Гянджеви!

* * *

Нет ничего страшней разлук…
Мы снова вместе, милый друг!

Натянут лук твоих бровей –
Ты прямо в сердце сразу бей!

Чтобы заветная стрела
Туда без промаха вошла

И запылала сразу в нём
Не опаляющим огнём,

А пламенем, в котором впредь
Мне будет сладостно гореть!

Пусть закипает кровь моя,
И льётся страсть через края!

Ты эту чашу подними
И выпей душу Низами!

Поделиться:


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *