Каста Избранных

Невесёлые заметки ко Дню Русского языка

 Литература уходит от читателя, человек перестает читать, некогда самая читающая страна превратилась в одну из самых безграмотных…

Как часто подобные стенания можно услышать и от нашей писательской братии, и от оставшихся в живых неравнодушных и принципиальных школьных учителей, да и вообще ото всех, кто так и или иначе обеспокоен состоянием сегодняшнего разношёрстного российского общества, связующими звеньями которого были и остаются русский язык и русская культура. А литература ведь и является хранительницей языка, и прежде всего – литература художественная, а не просто необходимая для работы или жизнедеятельности информация.

Но вот тут-то и получается, что говорим мы много и делаем, казалось бы, немало. А результат всей этой кипучей деятельности близок к нулю. Не нужна литература современному читателю. И не только тем, кто «Героя нашего времени» или «Мёртвые души» сегодня в школе по диагонали читает. Не востребована литература и нашим старшим поколением: ее заменили 500 каналов телевидения, появившиеся в их домах благодаря заботливым детям и внукам, да ещё какая-нибудь рекламно-бульварная мишура, обнаруживаемая в почтовых ящиках.

Диву даёшься порой, как далеки сегодняшние политики от литературы. Даже самые, казалось бы, патриотичные, духовно скрепленные одной цепью радетели за русскую культуру демонстрируют свою абсолютную индифферентность по отношению к этой самой культуре.

Если мероприятие, то хоть и помпезное, но абсолютно формальное, не имеющее никаких далеко идущих последствий. Если признание чьих-то заслуг, то – на вот тебе орден на грудь, выпей рюмку коньяка на торжественном приёме и продолжай творить своё бессмысленное и никому не нужное дело.

Но ведь не затем, наверное, с подачи КПРФ Президент Медведев учредил День русского языка, чтобы мы раз в год собирались у памятников Александру Сергеевичу, произносили проникновенные речи и читали стихи классиков и современников. А затем, я полагаю, чтобы русский язык и русская литература, как основополагающая часть художественной культуры, вытягивали человека из трясины сериальной обывательщины и ежедневной бытовухи (от которой никуда не деться) и поднимали на более высокий уровень духовного развития. Чтобы народ был нацией, а не электоратом.

На деле же мы видим обратное. Человека всё больше затягивает эта трясина. А литература как уходила от читателя, так и продолжает уходить. А в худшем случае не только не поднимает человека, но и спускается до его обывательского уровня.

Странно бывает выслушивать претензии по поводу того, что тот или иной номер возглавляемой мной газеты чересчур уж литературный. Ведь газета, мол, политическая, цель её — с режимом бороться, а не книжки какие-то там обсуждать. А то, что духовный фронт борьбы не менее важен, чем политический, что отсутствие у человека самостоятельного мышления и восприятие действительности через навязанные ему стереотипы не менее опасны для будущего страны, чем отъём части льгот у пенсионеров, наши политики как-то не задумываются.

Да и не могу я вспомнить ни одного номера газеты, где бы литература составляла большую часть его содержания! А если бы и составляла, так радоваться этому надо, а не только тому, что где-то провели очередной бессмысленный и беспощадный митинг против власти с милостивого разрешения этой самой власти.

А много ли вообще в нашей Астрахани печатных изданий, уделяющих внимание литературе, хотя бы местной? Много ли статей найдёте вы на страницах региональных газет о новых книгах, авторах, событиях литературной жизни, новых театральных постановках литературных произведений? Немного, можно сказать – ничего. В лучшем случае – проникнутый всё тем же безразличием (потому что предмет обсуждения корреспонденту не понятен и не близок) репортаж с какой-нибудь пресс-конференции, написанный на основе заранее заготовленного организаторами пресс-релиза.

Вот и получается, что наша «Астраханская Правда» — единственное в регионе издание, которое доносит до читателя имена Романа Сенчина и Михаила Елизарова, Сергея Шаргунова и Захара Прилепина, Александра Проханова и Юрия Полякова, Михаила Веллера и Эдуарда Лимонова. Разные, казалось бы, писатели, но книги их, которым мы уделяем внимание, об одном – о той пропасти, в которую скатилась Россия вместе со своим, некогда высококультурным, а ныне — стремительно деградирующим народом. Вот и предоставляем мы без всякой цензуры газетную площадь астраханским братьям-писателям: маститым авторам и наставникам пишущей молодёжи Юрию Щербакову и Дине Немировской, неординарным поэтам Николаю Загребину и Владимиру Сокольскому, признанным мастерам прозы Владимиру Шмелькову и Сергею Нуртазину. Обсуждаем новинки астраханской литературы, пишем рецензии – хоть хвалебные, хоть критические, но мимо не проходим! Вот и сажусь я, грешный, за написание рецензии на спектакль «Записки сумасшедшего», поставленный в прошлом году в Астраханском драмтеатре талантливым режиссёром Алексеем Матвеевым, в надежде, что читатель не только пьесу посмотрит, но и повесть Николая Васильевича Гоголя прочитает. Потому что во всём этом и вижу нашу широкую просветительскую задачу. Потому что всё это и есть часть нашего общего дела в борьбе за сохранение русского языка и русской культуры.

А выходит, что всё зря, что слово писателя сегодня — это глас вопиющего в пустыне. Что, оказывается, материальное превыше духовного, потому как бытие, видите ли, определяет сознание. Определять-то оно, конечно, определяет, но вот вытеснение духовного материальным чревато быстрым превращением человека в скотину.

Ещё более поразительно, что о «ненужности» литературы слышишь не только от каких-то молодых «хунвейбинов», которые, кроме текстовых сообщений на «мобилах» ничего обычно не читают (и читать не то что не хотят, а просто не в состоянии – планка для них уж больно высока), но и от старшего поколения тоже. Всё ценное, мол, уже написано, а современное не достойно их внимания. Спору нет, классика на то и классика, чтобы быть актуальной и читаемой во все времена. Но если так рассуждать, то и Пушкина читать не следовало, пока бы памятник его нерукотворный не превратился в материальный. Читали бы себе «Гомера, Феокрита…»

А немалая часть немногочисленной читательской аудитории и вовсе предпочитает какую-нибудь литературку «для отдыха» — сказочки для взрослых, где всё кончается хорошо и на душе становится спокойно.  Да только задача литературы всегда состояла в том, чтобы будоражить сознание человека, а не убаюкивать его! А если автор сознательно занимается лишь убаюкиванием, то никакой он не писатель!

Не так давно принимали в Союз писателей России одного астраханского поэта, и кто-то из его коллег задал вопрос: «А каких поэтов Вы читаете?» На что последовал вполне предсказуемый ответ: «Пушкина, Лермонтова». Конечно, поэты-классики — это такая тяжёлая артиллерия, против которой не попрёшь. Но ведь несмотря на все наши кризисные явления (и в экономике, и в культуре), русская литература жива и развивается. А выходит, что она не то что читателям, но и самим писателям неинтересна!

Позвольте, хочется спросить, но если вы, господа пишущие современники, будете читать только прозу уровня Толстого и Достоевского и поэзию уровня Блока и Есенина, а современную литературу не замечать или осуждать, не читая, то кто собственно будет читать вас? Только те, кому это по должности полагается?

А мы сетуем, что литература от читателя уходит. Сам писатель от нее уходит.

По-прежнему не видят оппозиционные политики (я, конечно, говорю о той части оппозиции, что воспринимает российскую государственность с ее культурой не как объект уничтожения, а как предмет созидания) в культуре той силы, что способна была бы стать эффективным средством политической борьбы. А ведь если вспомнить Перестройку, то тогда советский ещё человек прямо-таки до дыр зачитывал толстые литературные журналы с произведениями, повествующими о том, в какой ужасной стране мы жили и продолжаем жить. Читали и верили! И сознание своё меняли, быстро забывая о том, чему их до этого учили десятилетиями.

А после разрушения советской системы опять-таки литература в 90-е дралась с режимом, нанося удары сильнее и больнее, чем депутаты в думских креслах или митингующие на улицах. Может быть, настолько больно, что пришлось этих писателей срочно «приручать». И многие с готовностью стали играть по новым правилам, надеясь переиграть шулера.

Помнится, в начале нулевых патриотически настроенные писатели и публицисты возлагали вину за уход литературы от читателя на либеральную часть писательской тусовки. Вот, мол, правили вы бал в литературе столько лет при своём разлюбезном дедушке Ёлкине, а ничего стоящего на свет божий не произвели, потому как импотенты. И выжить в рыночных условиях вашим журналам без помощи государства не удаётся, и книги ваши не раскупаются, потому что столь милый вашим сердцам рынок вашу же продукцию не жалует.

Так-то оно так… Но вот уж стороны давно смешались, и патриотические витии вроде Проханова-Прилепина-Шаргунова не вылезают с экранов телевидения, и книгами их завалены полки магазинов, но читает их примерно та же часть общества, которая искренне и с увлечением интересуется политикой – 1% населения. И дискуссионные площадки сегодня есть, куда доступ открыт и для либералов, и для патриотов, и для националистов, и для интернационалистов, и для верующих, и для атеистов… И премии престижные присуждают, не оглядываясь на идеологические предпочтения авторов… А воз и ныне там. На книжных полках в домах лишь «молчаливые, грузные томы», с которых заботливые хозяйки, до сих пор ещё не избавившиеся от ненужного «хлама», время от времени стирают пыль.

Когда я только окончил школу (это был 1994 год) наша одноклассница съездила по какому-то учебному обмену в США, а вернувшись через год, смеясь, рассказывала, что там во всём классе никто не смог ответить, когда и с какого события началась Вторая мировая война. А сегодня смеяться уже не хочется. Угадайте, почему?

Читатель отошёл от литературы потому, что в том мире, в котором он сегодня живёт, ей просто нет места. Спорту, сексу, скандалам – этим трём слагаемым успеха любого издания — место есть, а литературе — нет. Поэтому и хорошо продаваемые нынче книги того или иного автора зачастую являются по сути своей не более чем удачными коммерческими проектами. Но какое это имеет отношение к литературе?

Бесконечно растущим тарифам, ценам и налогам место в жизни человека тоже есть. Как и планируемым поездкам в Анталию или Таиланд (если говорить о тех, чей доход выше расходов на еду и коммуналку). Какую машину купить, какой телефон или компьютер  — обсудить найдутся желающие. А кто и когда последний раз обсуждал с кем-нибудь недавно прочитанную книгу? Современную или классическую? Только хвалятся наличием какой-нибудь электронной книжки, в которую можно закачать бесчисленное количество книжек. А сколько из них действительно прочитано?

Частенько во время писательских дискуссий можно услышать о необходимости государственной поддержки литературы, о том, что литература – дело государственное и т.п. Понимаю, что это сможет как-то поддержать существование писательских союзов и жизнь самих писателей. Что даже в случае реализации этой смутной идеи «правильные» и «послушные» писатели будут получать господдержку, а фрондёры всякие и вольнодумцы вновь устремятся в свободное плавание. Но вот как это поможет привить любовь к чтению, ей-богу не пойму. А кому, в конечном счете, нужны писатели без читателей?

Быть может, наоборот, через систему каких-нибудь идиотских запретов и ограничений интерес к литературе и начнёт пробиваться, как живая трава через асфальт. А может, потому и не ставит государство этих самых запретов, что опасается и такого развития событий? Пиши, писатель, что хочешь, – всё равно никто не прочитает. А станем запрещать – читатель появится, думать начнёт…

Есть теперь у каждого Интернет, любую книгу при желании можно скачать, есть множество «программ-читалок», чтобы процесс этот был более комфортным, снимаются неплохие, а порой и хорошие экранизации литературных произведений, после которых их новыми изданиями наполняются полки книжных магазинов, и без того заваленные литературой на любой вкус, проводятся ежегодные акции «Библионочь» и многое другое, что, казалось бы, должно прививать любовь, или хотя бы пробуждать интерес к чтению.

Но вместо массового читателя мы сегодня имеем читателя элитарного. Им, этим читателям, в самую пору объединяться. И не партию какую-нибудь создавать, а самую настоящую касту избранных. Бог знает, может, желание стать ее частью и подтолкнёт человека к тому, чтобы вновь взять в руки книгу. Других перспектив как-то пока не просматривается.

Александр Токарев,
главный редактор газеты «Астраханская Правда»,
член Союза писателей России.

Поделиться:


Каста Избранных: 8 комментариев

  1. Затронуло. До глубины души пробрало. Автор затронул тему, о которой обычно молчат или делают вид, что такой проблемы не существует.

  2. Дорогие соотечественники-астраханцы! Сегодня следует вспомнить
    Анатолия Васильевича Володина и помянуть его добрым словом.
    «Его же память днесь!» Он нас собрал под своим крылом и дал возможность
    проявить себя на поприще родной словесности.
    Да дарует ему Господь вечную память!

  3. Прочла Вашу книгу «Между прошлым и будущим». Публицистика острая, смелая, а главное — интересно читать, увлекает и захватывает. Успехов Вам! Статья своевременная!

  4. Не всегда и не во всём бываю согласна с Александром Токаревым: на многие его высказывания по разным вопросам у меня иная точка зрения, но с данной статьёй согласна полностью. Проблема, в ней затронутая — наша общая боль, как пишущих, так и читающих неравнодушных к литературе людей. Хотелось бы, чтобы эта статья получила ещё более широкое распространение. И хорошо, что в нашем городе есть такое издание, как «Астраханская Правда».
    С уважением, Галина Ефремова.

  5. Прочёл и подумал — а иной раз и хорошо, что не печатают нынче литературу в периодических изданиях.Такого автора, как Прилепин, так особенно…

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *