Юрий Аракчеев. Люди или кто?

Публицистика

«Капитализм обрюзг и обдряб
И лег у истории на пути.
Его не объехать, не обойти,
Единственный выход – взорвать!»
Владимир Маяковский.

«Я ненавижу, глубоко, страстно всех вас, вы – жабы в гнилом болоте!» – это слова из стихотворения Петрова-Скитальца, встреченные, между прочим, как свидетельствуют современники, бурными аплодисментами, когда он читал свое стихотворение в зале.

Удивительно, на первый взгляд. На самом же деле – вполне естественно. Подсознательное у сидящих в зале выплеснулось на свободу и вызвало бурные аплодисменты, потому что сидящие чувствовали, кто они есть на самом деле, как они себя ведут в жизни, но старались всячески скрыть это. А тут смелый человек сказал им ПРАВДУ! И, выплеснув вместе с ним свое подсознательное, можно было теперь глубоко вздохнуть и зааплодировать радостно: «Ты прав, смелый человек, нам самим противно, но мы молчим в ничтожестве и страхе, а ты – освободил нас, сказав ПРАВДУ! Мы ведь сами в глубине души ненавидим себя за трусость и мерзость!».

Но то были послереволюционные годы, и люди действительно хотели стать свободными, освободиться от вековой лжи, которая всегда отравляла жизнь. И от страха правды. От того, что почти все – «твари дрожащие» перед сильными и подлыми. И всем захотелось стать лучше – может быть даже «по образу и подобию».

Увы, миновали те годы, мы знаем, что было потом и чем все закончилось.

Но в последнее время мне все чаще вспоминаются как слова Маяковского, которые я поставил в эпиграф, так и слова Петрова-Скитальца. Капитализм не только не был взорван, он был лишь разозлен, а сегодня он так «обрюзг и обдряб», что нормальным людям нечем дышать. И нормальных живых людей становится все меньше и меньше с каждым днем. А Петровых-Скитальцев что-то не видать и не слыхать среди сегодняшних рифмоплетов, хотя ненависть клокочет чуть ли не в каждом из нас. Но большинство упорно делает вид, что «все-путем».

И «верхние» обрюзгли и обдрябли до полного безобразия, а большинство «нижних» смирилось и не мечтает ни о чем, кроме подачек жратвы, питья, дачки-тачки-собачки и «чтобы не было войны».

А революционные и послереволюционные годы очень многие сегодня клянут, считая именно их причиной всеобщей теперешней ненависти друг к другу и небывалого в истории «классового» разобщения людей. Невообразимо распухших от денег одних, прямо-таки не знающих куда их девать, и безобразно бедных других, с ума сходящих от невозможности их достать. При том, что живут те и другие в одной и той же стране, природные богатства которой должны как будто бы принадлежать всем.

Но «единственного выхода», то есть «взрыва», все смертельно боятся, потому что «в войну было хуже» – это во-первых. А во-вторых и в революции и в войне погибают почему-то в первую очередь самые смелые, честные люди. К тому же все хорошо осведомлены о накопленном ядерном потенциале и прекрасно понимают, чем все может закончиться.

И капитализм продолжает гнить, хотя и воняет «современным парфюмом». А мы продолжаем копошиться как жабы в гнилом болоте, хотя гниль ГМО, пальмового масла, химии и всяческих пластмасс принимаем за фимиам, а тех, кто бессовестно и безмерно эксплуатирует нас, сохраняя болото, принимаем чуть ли не за спасителей, хотя видим, как живут они и как мы. И все равно голосуем за них.

А наш президент, законно избранный нами фактически аж на пятый срок, не только не замечает гнили, но обнадеживает всех дальнейшим развитием капиталистической (к тому же и «цифровой») экономики и суперсовременным совершенствованием наших самолетов, ракет и прочее. Для надежной охраны все того же болота.

А в других странах болота свои, и жабы там тоже свои, но жабам-начальникам не терпится присоединить к своим болотам еще и чужие. Чешутся у высокопоставленных жаб естества мужские, не терпится  им доказывать, что «у них длиннее», и у главной жабы «кнопка» в чемоданчике или на рабочем столе «больше», чем у других.

И СМИ работают на полную мощность – ослепляющие световые эффекты придают «значительность» откровенной лжи, реклама во все щели лезет, оглушая и дебилизуя людей, в супермаркетах товаров навалом, демонстрирующих «благополучную жизнь». А также – фестивали, концерты, выставки, выставки-продажи, бесконечные шоу, спектакли, на которых смех до упаду, соревнования, песни, крики, цветы на улицах… Книг в ярких обложках на развалах и в магазинах – миллионы!

Вот только радости что-то маловато вокруг. ЧЕЛОВЕЧЕСКОЙ радости. А не потреблятской.

Много ли НАСТОЯЩИХ книг о сегодняшней жизни можно назвать? Не о том, как пожрать, что попить, с кем поспать, в какой одежде выпендриться, какие бирюльки на себя нацепить, где дачку обустроить, как побольше бабла срубить. И не о том, за кого вышла Маша, а с кем поссорился Паша, и кто кого обманул, убил, изнасиловал. А – о ЖИЗНИ.

О ЧЕЛОВЕЧЕСКОЙ жизни. И о ЛЮБВИ. К окружающему Божьему миру. К живой природе, которая вокруг. К траве, деревьям, цветам. К закатам, восходам. К бабочкам, птицам, всевозможным разнообразным живым существам – «братьям нашим меньшим». И – друг к другу.

Вот же главное – ДРУГ К ДРУГУ. Не только  к близким родственникам – хотя даже и это стало сегодня порой выходить из моды. А к родственникам ПО ДУХУ, по ОЩУЩЕНИЮ ЖИЗНИ.

Ведь у всех у нас мозг есть. Сознание. Воображение. Память. Мечты. Надежда-Вера-Любовь. У нас тело, органы чувств – зрение, слух, осязание, обоняние, ощущение прекрасного. А не только желудок и же-ка-тракт.

И мы все в сущности – одна большая семья.

И мы гости здесь. Пришли не на такой уж долгий срок, да и то не знаем, кому сколько отпущено.

Библиотеки пока еще есть, в которых не только сегодняшняя «печатная продукция» лежит, а и НАСТОЯЩИЕ книги. Написанные, увы, давным-давно и не ради бабла, а как ОЩУЩЕНИЕ ЖИЗНИ. Книги, которые учат думать, размышлять, познавать мир и себя самих. И – развиваться. КНИГИ, а не «таблетки от депрессии», которые можно глотать в метро по дороге на работу или чтобы поскорее уснуть. Книги, которые УЧАТ ЖИТЬ.

Сегодня и в интернете чего только нет! И книги любые, и фильмы НАСТОЯЩИЕ. Но многие ли читают настоящие книги, многие ли смотрят настоящие фильмы в интернете?

«Аффтар жжот»! Десятки миллионов просмотров бездумного дебилизма – вот чем увлекается большинство. Или откровенные порносайты – при том, что добропорядочные граждане, даже и некоторые молодые, делают вид, что эротика их вообще не интересует. Мол, это все «низко» и ни к чему. Но природа берет свое, поэтому – хоть порносайты. Разрядка…

По телевидению есть хорошие передачи, но они тоже тонут в болоте гнили, жвачки и в наглости дебильной рекламы, которая буквально разрывает на части мозги зрителей – «хозяева» упорно стараются сделать нас окончательными дебилами, отучившимися мыслить и нацеленными исключительно на потребление.

А мы терпим все это. Свыкаемся. «Хозяева», то есть лгуны, издеваются над нами, вешают лапшу нам на уши, а мы думаем, что «так надо». Перестаем мыслить, думать, мечтать о чем-то, кроме бабла, поездок в загранку и неуемного потреблятства.

Но это бы еще ладно. Самое худшее то, что именно в результате этого мы и перестаем ЛЮБИТЬ. Любовь – это не только радость, развлечение, наслаждение, но и труд. Это соединение с другими – понимание их, сочувствие им, поддержка взаимная. Без любви жизни нет, это известно, а мы перестаем любить, перестаем радоваться за других, поддерживать друг друга, сочувствовать, помогать тем, кому это необходимо. Перестаем даже интересоваться жизнью других, потому что наше собственное ВЫЖИВАНИЕ, наше собственное потреблятское «я»  застилает нам все остальное. «Священное право собственности» – вот что становится самым главным, и об этом, ничуть не стесняясь, с телеэкранов и в СМИ твердят адепты «священного», с их точки зрения, общественного строя те, кто пришел к власти. Для них ведь не только предметы и деньги, для них другие люди – «объекты собственности». ИХ собственности. Они не «братья и сестры» наши, они – охотники. За людьми так же, как за баблом и недвижимостью.

А мы – свыкаемся. Мы стали чужими друг другу. За редкими, редкими исключениями. Достаточно посмотреть на пассажиров в метро – угрюмые, невеселые, избегают даже смотреть друг на друга. Никто и не улыбнется. Или спят, или уткнулись в свои гаджеты. Словно едут на похороны или с похорон. А ведь мы – соотечественники. На самом деле – ОДНА СЕМЬЯ.

Даже если кто-то поддерживает другого, то сплошь да рядом потому только, что этот другой может быть в чем-то полезен. Или потому, что такая «поддержка» придает вес в собственных глазах и в глазах окружающих – «вот, мол, какой я добрый!». Но и это редко. Вот если родственник – другое дело. Каждый тянет за собой прежде всего своих, родственников близких и дальних, если, конечно, с ними не в ссоре.

Нет у нас сегодня общего, нет страны, есть только СВОЕ. А если чужое, то, скорее всего, враждебное. В лучшем случае – не нужное. Крошечные, ничтожные «мафийки» везде. «Группы, группки и группочки» – как сказал однажды на съезде Союза Писателей честный писатель Юрий Валентинович Трифонов, и слова его вызвали недовольное ворчание в зале. Еще бы! Ведь там и сидели те, для кого уже не стало общего, не стало страны, осталось только СВОЕ!

Скажут мне: «Опомнись! Ты, что, не знаешь, сколько средств собирают люди для лечения больных детей?! Чужих детей ведь, а не своих!»

Благородно, согласен. Но, во-первых, о больных детях должно заботиться в первую очередь государство, а не пенсионеры, отрывающие лоскутки от своих крохотных пенсий – так это было в Советском Союзе, чему я весьма осведомленный свидетель. А, во-вторых, слыша по телевидению о миллионных сборах для почти безнадежно больных детей, горько вспоминать о том, в каком положении сегодня находятся люди, пусть относительно здоровые, но не могущие воплотить в жизнь свои вполне реальные проекты для блага не больных одиночек, а – для миллионов граждан страны. Во имя их не потреблятского, а – воистину КУЛЬТУРНОГО, ЧЕЛОВЕЧЕСКОГО существования и развития!

Но нет. На это средства не собирают. Это – сложно, хлопотно, да и мало ли кто там чего задумал. Помочь книгу издать? Да ведь читать надо сначала, а это – многа букаф, да и понимать надо что-то в литературе, а откуда это понимание взять? Похлопотать за кого-то? Да с какой стати! Вот если родственник, с которым в дружбе, то есть свой – другое дело!

А послать горстку бабла для какого-нибудь больного ребенка под телефонным грифом «добро» – ради бога! Хлопот никаких, а зато чувствуешь себя добрым человеком, благодетелем даже! Мало ли… Вдруг на Том Свете и правда суд какой-нибудь…

А вот попробуйте осуществить даже самый благородный проект, если у вас нет денег. Получить от государства их невозможно, тем более, если этот проект «не встраивается» в политику современных «хозяев жизни», не ездящих в метро, а глядящих на мир из окон своих Мерседесов и вилл.

И мне, да и каждому наверняка, известно о безвременной гибели талантливых и добрых людей, которые так и не смогли реализовать себя в условиях нашего болота, где торжествуют именно жабы – наглые и агрессивные жабы в первую очередь. Жабы-охотницы.

Да, в какой-то степени так было у нас всегда. Сколько пришлось вынести и Ломоносову, и Радищеву, и Грибоедову, и Пушкину, Лермонтову, Достоевскому, Булгакову, Есенину, Маяковскому, Ивану Ефремову, Явдату Ильясову, Чингизу Айтматову, Юрию Трифонову, Александру Твардовскому… Да всех перечислишь разве! Страниц не хватит, чтобы перечислить всех, кого гнобили за то, что они служили не наглым «правителям», а ЛЮДЯМ. Главная же печаль не в том, что их гнобило правительство. Их гнобили коллеги. Их не в состоянии был поддержать НАРОД, ради развития и благополучия которого они и страдали. Народ ПОДЧИНЯЛСЯ лжецам-правителям, ПРОДАВАЛСЯ за подачки, которые им кидали «сильные» мира сего, которые вовсе не были сильными на самом деле, а нагло врали, эксплуатируя этот самый народ, легковерие и трусость которого и делала их якобы сильными. А продажные, проститутки-коллеги тем более ненавидели и по возможности гнобили тех, кто не поддавался, потому что их правда могла бы лишить коллег-проституток теплых, уютных местечек, которые они с таким трудом получили.

Казалось бы – не все же проститутки, некоторые действительно думают так, как хозяева, и вовсе не продаются им. Но это не так. Они – агенты Дьявола, а значит – продаются ему. То есть все равно проститутки. И только в лучшем случае – очень слабые люди.

Что же удивляться тому, что нет у нас современных ДОСТОЙНЫХ книг, современных ДОСТОЙНЫХ фильмов и прочее, прочее? Ведь по-прежнему руководят нами ТЕ ЖЕ, кто руководил народом России всегда, за исключением того времени, когда захотели вдруг люди ОПОМНИТЬСЯ, скинуть власть наглых жаб. Хотя и тогда вожжи быстренько перехватили другие наглые жабы, потянув одеяло на себя. И если бы не сталинские репрессии, за которые его сегодня особенно ненавидят потомки тех, кто очень хотел тогда перехватить вожжи и не дать ему создать ту страну, за которой пошло полмира, которая победила немецкий фашизм, восстановила все в кратчайшие сроки, стала одной из двух величайших стран мира, и если бы продолжала те реформы, которые – как только теперь выясняется, – были задуманы и начали воплощаться в жизни Сталиным, – если бы последовательно страна шла ТЕМ ЖЕ путем, то, глядишь, и взорван был бы на самом деле капитализм, и люди вспомнили бы, что они не враги друг другу, а – братья и сестры. И нет другого пути для человечества, как ПОМНИТЬ об этом.

О чем, между прочим, как раз и писали лучшие писатели всех времен. Кроме сегодняшнего.

Сегодня же на все у нас нужно бабло, а оно – у «хозяев». У «олигархов», их «молодой поросли» и у чиновников «любимого государства». А книги «успешно» издают те, кто понятия не имеет о том, что такое литература – тем более русская! – которым литература и не нужна, а нужно то, что побыстрее «принесет прибыль». Настоящая литература им не только не нужна, а – вредна, ибо настоящие книги помогают людям ДУМАТЬ, а вот этого как раз издателям и не нужно. Издателям нужны не книги, не литература, а – «Бентли», виллы и бабло, как можно больше бабла. Наверное, есть и другие издатели, но очень легко понять, как трудно им. Поэтому и нет у нас НАСТОЯЩИХ книг, а если и есть, то большинство о них не знает. Нужен пиар, для которого тоже необходимы деньги, иначе и настоящее тонет в смрадном болоте печатной макулатуры.

По сути книгопечатание у нас сегодня отличается от нарко-торговли только тем, что все здесь замаскировано. И литературная, развращающая чувства и ум наркота, внешне имеет такой же вид, как и настоящая книга. А государству тоже не нужно, чтобы люди думали, чиновникам нужна исключительно собственная власть и – та же «прибыль». Поэтому настоящая литература сегодняшним хозяевам не только не нужна, а – вредна. Как не нужны настоящие фильмы, спектакли и прочее.

Да, в царской России была цензура. Но она не помешала появиться шедеврам Толстого, Достоевского, Чехова, Тургенева, Бунина, Куприна, того же Петрова-Скитальца и прочих, прочих – страниц не хватит, чтобы всех перечислить.  Цензура была и в Советском Союзе. Но и тогда появились и Ахматова, и Цветаева, и Пришвин, и Паустовский, и Розанов, и Вересаев, и Платонов, и Ильф-Петров, и Шолохов, и Булгаков, и Есенин, и Маяковский, Гумилев, и Нагибин, и Айтматов, и Ефремов, и Аркадий Гайдар, и Валентин Катаев, и Алексей Толстой, и Рождественский-Вознесенский-Евтушенко, и братья Стругацкие… Тоже страницы не хватит, чтобы всех перечислить.

А сегодня?

Догадываюсь, какие имена «современных писателей и поэтов» мне назовут те, кто со мной не согласны. Догадываюсь, какой вой поднимется, если я скажу, что просто не могу считать подавляющее большинство их ни настоящими писателями, ни поэтами. Во всяком случае русскими. Потому что в их творениях не правда, а – ложь. Ценности не человеческие, а – потреблятские, низменные. Капиталистические. И – безусловная, уверенность в «современной» своей правоте.

Любви в их творениях нет. И красоты нет. И ЧЕЛОВЕЧЕСКОЙ радости нет. Как и страдания человеческого, а не потреблятского. А без того, другого и третьего не может быть настоящей литературы. Тем более русской. В их сегодняшних творениях нет любви к Божьему миру. Там все либо «свои», либо чужие. Там нет Бога-Творца, там – Господь Бог, сотворивший «из праха земного» Адама и Еву и изгнавший их из рая с целью завоевания Божьего мира. Там – само собой разумеющееся признание единственно возможного строя – капитализма, провозглашающего наивысшей ценностью человеческой не душу, а – деньги. Золото, «проценты прибыли» и «недвижимость». Со всеми вытекающими последствиями.

И само собой разумеется, что об истинном ЧЕЛОВЕЧЕСКОМ счастье там нет и речи. Счастье ЧЕЛОВЕКА не во владении. Счастье – в единении с другими. И в ЛЮБВИ.

И все это – несмотря на то, что таких огромных успехов достигла наука, несущая технологический прогресс. И богатейшее искусство прошлых лет. Благодаря чему могло бы не быть голодных вообще, а люди занимались бы не бесконечным вооружением, а – обустройством жизни разумной, веселой, радостной. Используя поистине сказочные возможности, которые дает нам природа.

Что же мешает? Даже не приходит в головы верующим людям, что капитализм не только не имеет ничего общего с Учением Христа, а в корне противоречит ему, потому что в самой основе капитализма отказ от первых двух да и всех остальных заповедей. Творят кумиров из богатых и «сильных» и не только не любят ближних как самих себя, а любыми средствами пытаются их обскакать, «порвать», обмануть, ограбить. Но, как ни в чем не бывало, многие отъявленные капиталисты считают себя «православными» и ходят в церковь.

«Лучше умереть стоя, чем жить на коленях», – так сказала однажды Долорес Ибаррури, активный деятель коммунистического движения Испании. И были люди, которые предпочитали умирать стоя, а некоторым удавалось даже стоя жить. Не всегда долгое время, правда. Хотя сама Долорес прожила аж 93 с лишним года!

Но это в прошлом. Сегодня ощущение такое, что на коленях все. Но жизнью это назвать нельзя. Те, что «внизу», – понятно, они просто-напросто выживают. Но и те, кто «наверху», вовсе не живут стоя на самом деле. Они – на коленях перед теми, кто сильнее их. И перед своей алчностью, властолюбием, перед страхом неминуемой и, очень может быть, неожиданной смерти. И перед вполне реальной расплатой. Они только думают, что живут стоя. Увы. ЧЕЛОВЕЧЕСКОЙ жизнью это назвать нельзя. И кое-кто из них даже понимает это.

И до тех пор, пока мы с вами действительно не ОСОЗНАЕМ добровольную жертву Христа и не начнем ВИДЕТЬ свое ничтожество, которое ничуть не уменьшилось у большинства за две тысячи лет, у нас НЕ БУДЕТ настоящей жизни. Даже и на коленях. То, что сегодня вокруг – НЕ ЖИЗНЬ. Во всяком случае – НЕ ЧЕЛОВЕЧЕСКАЯ.

Но что же все-таки делать? Лично я глубоко убежден, что прежде всего надо возненавидеть капитализм. Эту лживую, античеловеческую систему «золота, прибыли и денег». Счастье человеческой – временной, не надо забывать! – жизни не в количестве того, другого и третьего. Счастье – в любви, понимании, осознании того, что все мы здесь, на Земле, одна семья.

Но лживая болтовня продолжается, нам по-прежнему пудрят мозги, пользуясь теперь еще и «современными технологиями», а гигантская разница в доходах между теми, кто ворует и кто работает, растет все больше.

И общих критериев у нас не осталось. Почти каждый считает, что он во всем разбирается и все знает. И имеет право судить. Других. Но ни в коем случае не себя. Одни таланты и гении вокруг! И – «Сколько людей – столько мнений»!

И я все чаще вспоминаю не только слова Владимира Маяковского, но и слова Петрова-Скитальца, а фактически и все его стихотворение, которое хочу привести с небольшим сокращением:

Нет, я не с вами: своим напрасно
И лицемерно меня зовете.
Я ненавижу глубоко, страстно
Всех вас: вы – жабы в гнилом болоте!
………………………………………….

Вы все хотите, чтоб я был мирен,
Не отомщал бы за преступленья
И вместе с вами, в тени кумирен,
Молил у бога для вас прощенья.

Мой бог – не ваш бог: ваш бог прощает,
Он чужд и гневу, и укоризне;
К такому богу вас обращает
Страх наказанья за грех всей жизни.

А мой бог – мститель! Мой бог могучий!
Мой бог – карает! И божьим домом
Не храмы служат – гроза и тучи,
И говорит он лишь только громом!

Я чужд вам, трупы! Певца устами
Мой бог предаст вас громам и карам,
Господь мой грянет грозой над вами
И оживит вас своим ударом!..

Да, круто, конечно. Однако… Опять упование не на самих себя, а – «Господь мой грянет грозой над вами и оживит вас своим ударом!..» Не сами «жабы» и не вождь-поэт, а – «Господь». Но это опять то же самое, что наблюдать, как распинают Христа, надеясь на то, что не мы, а Бог поможет ему. Но те, кто управляет нами, эксплуатируя нас, считая нас своими рабами, этим как раз и пользуются.

Так опомнимся мы когда-нибудь? Или дождемся, когда все сгорит в грибах атомно-водородных? Или – в «лучшем случае» – окончательно задохнемся в своем потреблятском болоте.

Люди мы здесь, на Земле, или кто? Можем сами постоять за себя или так и будем исполнять роль рабов, живя в гнилом болоте, уповая на «Господа», о котором пишет Скиталец? Но тогда в чем отличие его, «бесстрашного и честного» поэта и других людей, таких, как он, от «жаб», которых они «ненавидят»? Разве в том только, что одни жабы вполне довольны болотом, а другие «ненавидят» его, но ничего не делают, а ругаются и ждут, когда «Господь грянет». Есть ли принципиальная разница?

Но ведь поэтому и изобрели люди ЗАКОНЫ. По которым «раса господ», то есть всяких «высокопоставленных жаб», должна жить так же, как ВСЕ. И спасение от гнили в том, чтобы законы эти ИСПОЛНЯЛИСЬ. И «господами» так же, как их «подчиненными». А господами даже более строго, потому что от них в обществе зависит больше, чем от «рядовых». И если законы исполняются, то и не нужно ждать, когда некто «Господь» предаст «громам и карам» и оживит трупы жаб «своим ударом». Не так ли, господа законодатели, чиновники и сам бессменный господин Президент? Не так ли, граждане избиратели?

И не может быть справедливым ЗАКОН, если в одной и той же стране одни люди получают зарплат и привилегий в тысячу, а то и в десятки тысяч раз больше, чем другие. И не должно быть, чтобы одни жили в гигантских имениях, имели виллы, яхты и десятки квартир, а другие коротали свой век в разрушающихся домах и землянках.

И не менее странно, если издатели книг не хотят и думать о том, что такое литература, и занимаются тем, что фактически ничем не отличается от нарко-торговли.

А потреблятство – это никакое не «благосостояние общества», а – то самое «гнилое болото».

И никакие самые суперсовременные ракеты, «цифровая экономика», «борьба с бедностью», «демография» и даже самые гигантские мосты и образцовые «мундиали» не спасут от гибели ЧЕЛОВЕЧЕСКОГО, а не жабьего начала в людях, если болото остается болотом, а законы и исполнение их этому никак не противоречит.

Так люди мы все-таки, или кто? В одной стране будем жить вместе как люди или каждый в своем участке болота?

Может быть, вспомним все-таки о РАДОСТИ ЖИЗНИ ЧЕЛОВЕЧЕСКОЙ, а не потреблятской, о КРАСОТЕ, о том, что не в количестве бабла счастье, а в со-чувствии, со-переживании, со-трудничестве?

А дважды два – это не три, не пять и не восемь. А – ЧЕТЫРЕ.

Сайт «Российский писатель».

Поделиться:


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *