Максим Жуков. Стремление к свету

ПУБЛИЦИСТИКА

МАКСИМ ЖУКОВ

 СТРЕМЛЕНИЕ К СВЕТУ

Как мы уже сообщали, 15 февраля 2018 года в Центральном Доме литераторов в Москве состоялся XV Съезд Союза писателей России. На него от региональных организаций были приглашены в качестве гостей и молодые литераторы.

Для них на базе Московского Государственного Института Культуры 13-14 февраля была организована специальная Молодёжная программа XV Съезда. Организацией Молодёжной программы занимался Совет молодых литераторов (СМЛ) Союза писателей России (руководитель – Андрей Тимофеев).

Своими впечатлениями сегодня делится один из участников Всероссийского семинара – прозаик Жуков Максим, рекомендованный Астраханским региональным отделением СП России. Суждения его безапелляционны и категоричны. Но так, наверное, и должно быть в молодости, когда автор ещё не умеет пускать свои эмоции в русло привычных «с одной стороны, с другой стороны, с третьей…» Замечательно, что Союз писателей России пытается оживить работу с молодыми литераторами! Займёмся и мы этим на областном уровне. Думается, и опыт, полученный Максимом Жуковым, тоже пригодится.

 

Первый день Молодёжной программы XV Съезда в Московском Государственном Институте Культуры порадовал долгожданным открытием, прошедшим в уютном конференц-зале. Неслучайно площадкой для проведения данной программы  выбрали МГИК: кафедра журналистики, заведующей которой является Елена Коломийцева, вошла в пятерку лучших кафедр по обучению профессиональных мастеров слова в России.

Гостям представили сначала основателя кафедры журналистики МГИК, а затем Андрея Тимофеева – председателя Совета молодых литераторов. Следом за ним слово дали Василию Дворцову – куратору Совета литераторов, прозаику и члену Союза писателей России. Чуть позже выступил профессор МГИК и секретарь Союза писателей России Александр Бобров, а также литераторы, имеющие огромный опыт, которым они поделились с юными дарованиями.

Настраивая гостей на предстоящие семинары, организаторы мероприятия продемонстрировали видеоролик, который дал понять молодым писателям, чем являются творческие семинары, как они проходят и что от них собственно ожидать.

Всех участников семинаров поделили на группы и разместили по аудиториям. По словам Андрея Тимофеева, самой сильной группой организаторы семинаров сочли восьмую. В неё вошли: Евгения Декина, Юрий Лунин, Алёна Белоусенко, Антон Шушарин, Любовь Ануфриева, Павел Карякин, Семён Карелин, Ксения Жукова и автор этой статьи. Ведущими были назначены Юрий Козлов и Светлана Чураева.

Обсуждение началось с предоставленных материалов Алёны Белоусенко – уроженки Тверской области, окончившей МГУ им. М.В. Ломоносова (экономический факультет) и являющуюся в настоящее время студенткой Литературного института им. А. М. Горького. Решено было всем высказываться в порядке очерёдности. Так уж вышло, что мне первому предоставили слово. Моё выступление очень взволновало участников, явно не ожидавших столь жёсткой критики. Светлана Рустэмовна даже призналась, что лет пятнадцать не слышала ничего столь беспощадно честного. Думаю, следует привести эту рецензию.

«Произведение Алёны Белоусенко «Нити» радует тем, что в центре сюжета находится фундамент из нравственных и духовных ценностей, скрепкой которых является взаимопомощь. Главная героиня Анастасия, чтобы помочь избавиться своему парню Александру от душевных страданий, о которых в рассказе, как мне кажется, говорится ничтожно мало, обращается за помощью в церковь. Не к друзьям, гадалкам и магам… А в церковь, являющуюся оплотом русской культуры. И в этом состоит главное достоинство всего произведения, в плане сюжета неполноценного и обрывающегося нелепой изменой главной героини Александру, которому хочется от чистого сердца посочувствовать.

С первых страниц рассказа в глаза бросается неумение автора строить правильно фразы. Ошибки (а их тут не мало) порой вызывают улыбку. Чего стоит, например: «Его обняло свежестью», «…улыбнулся во весь рот» или же «Катя наложила и себе, и мужу, отбирая ему побольше курицы». Также встречаются предложения, в которых явно не хватает связующих слов: «У Женьки, на хате которого часто отдыхали, отец умер, инсульт, молодой ещё, лет пятьдесят». Ну и, конечно, неудачные сравнения, вроде: «Ей противна была вся эта посуда, будто её вылизывали уличные собаки». Нельзя не заметить, что у персонажей рассказа совершенно не литературная речь. Грубые фразы так и режут глаз своей угловатостью. Много совершенно лишних мелочей, никак ни влияющих на сюжет. Они могли быть в романе при описании характера персонажа, его жизни, привычек. Но в рассказе – это лишь отвлекает от основной сюжетной линии, которая, повторюсь, не является завершённой.

За попытку коснуться внутренних переживаний молодой, неопытной девушки и парня, чей внутренний мир пошатнулся после службы в армии, я бы поставил – четыре. За сюжет – 3, а за речь и того меньше. Мой вердикт – вам нужно ещё учиться и учиться…»

«Вы нам устроили настоящую встряску», – призналась честно Чураева.

Дальнейшие выступающие поддержали заданный мною вектор обсуждения. Досталось Алёне Белоусенко и от других участников семинара. Светлана Рустэмовна оказалась блестящим ведущим. Она, стараясь не перебивать, позволила каждому участнику семинара высказаться, а уж только потом подвела удивительно детальный итог по творчеству автора «Нитей».

По установленному регламенту мне выпала честь открывать обсуждение каждого автора. Страсти постепенно накалялись. Я с особым трепетом ожидал, когда придёт время разбора рассказа «Астраханский вернисаж», с которым я приехал в Москву, как представитель молодых астраханских литераторов. Произведение из книги «Солнечный луч» я выбрал не случайно. Оно очень тонко и честно представляет читателям Астрахань в виде воспоминаний Виталия – бывшего жителя южного города, приехавшего навестить родителей и попавшего на выставку художников. Рассказ состоит из трёх коротких рассказов – картин, каждая из которых представлена как воспоминание главного героя.

Обсуждение моей скромной работы перенесли на второй день Молодёжной программы. Самая ядовитая критика оказалась у Евгении Декиной, ассистента нашего семинара, чья повесть «Кропаль» мне напомнила чем-то печально известную книгу Стейс Крамер «50 дней до моего самоубийства». Когда Евгения Декина при обсуждении моей рукописи перешла на нецензурную лексику, мне показалось, что без смирительной рубашки не обойтись. Она яро настаивала, что в «настоящем» произведении обязательно должен присутствовать секс, насилие, убийства и всё то, что чем грешат зарубежные прозаики, пропагандирующие культ насилия, как нечто нормальное. Аргументировала она свою точку зрению тем, что без этих «радостей жизни» любой сюжет является ненастоящим, а персонажи, придерживающиеся моральных принципов – картонными. Её взгляд во многом поддержала всё та же Алёна Белоусенко и Семён Карелин, предоставивший рассказ «Юрьев день» с ошибками, опечатками, лишними запятыми и другими погрешностями черновой работы. Язык у него в произведении постоянно коверкался наряду с авторскими неологизмами и жаргонами всех видов. «Грязный» текст наглядно демонстрировал несерьёзность намерений автора и вызывал неприязнь хотя бы тем, что совершенно не выделялся на фоне безграмотных начинающих авторов, успешно делающих вид, что не закончили среднюю школу.

Как ни странно, «трэш» Карелина сочли «любопытным экспериментом, заслуживающим самого пристального внимания». Справедливый вопрос – почему? Да потому, что подобную ахинею писать проще простого. Его «произведение» – откровенное издевательство над здравым смыслом, художественными критериями, литературой.

Не мудрено, что такие «светочи молодой прозы» вызвали у меня вполне понятное беспокойство: «А что, если таких через Совет молодых литераторов действительно примут в Союз писателей России?

Отрадно, что на защиту моей рукописи поспешили Павел Карякин и Любовь Ануфриева, напомнившие, что у нас не рынок и не балаган, а настоящий писатель, желающий вступить в писательское сообщество должен тянуться к свету и стремиться к тому, чтобы быть инженером человеческих душ.

К полудню последние обсуждения закончились. После насыщенных семинаров участники собрались на Рабочем заседании Совета молодых литераторов, где некоторые из них представили проекты по развитию писательского дела в своих регионах.

На протяжении двух часов обсуждались такие темы, как проблемы чтения в регионах, литературные конкурсы для молодых дарований, создание региональных центров для поддержки начинающих писателей и другие немаловажные отчеты. Все они были переполнены проблемами подрастающей молодежи, ощущающей себя оторванной, как от родины, так и от своих литературных наставников. «Молодёжью никто всерьёз не занимается», – чаще всего раздавалось со сцены.

На установочном заседании Союза молодых литераторов объявили список участников семинаров, рекомендованных в СП России: Дашко Александр, Баронец Влада, Аксёнова Ксения, Мареева Лариса, Малышев Игорь, Зайцева Юлия, Александровский Иван, Перова Марина, Каргапольцева Екатерина, Шувалов Григорий, Проскуряков Андрей, Сафронова Яна, Аристов Андрей, Декина Евгения, Белоусенко Алена, Лунин Юрий, Шушарин Антон.

Хочу поблагодарить председателя Астраханского отделения Союза писателей России Юрия Николаевича Щербакова за предоставленную возможность помериться силами с прозаиками, имеющими за плечами высшее литературное образование. Считаю, что 13, 14 и 15 февраля в Москве состоялось подведение итогов моих первых шагов в литературе. Есть над чем задуматься и над чем в дальнейшем работать.

Поделиться:


Максим Жуков. Стремление к свету: 4 комментария

  1. Людям с атрофированными литературными способностями никакие наставники помочь не в состоянии. В очередной раз юное дарование — Максим Жуков показал свою врожденную безграмотность. Отличительная его черта , как писателя- неумение четко выразить мысль , неверное использование слов. «…лишь треть из них получила удостоверения Союза писателей России». Какие удостоверения? Членов писательского союза? заслуженных пенсионеров? юных дарований? «…получившая «корочки» по уровни мастерства оказалась ниже меня». Кто определил, что она ниже Жукова? Сам Жуков, которому удостоверение члена Союза писателей не дали? Отсюда и желание унизить Белоусенко, презрительно называя удостоверение «корочкой» причем почему-то во множественном числе. Или это какие-то другие награды и грамоты, которые Жукову не достались?

    • Всё это ложь и провокация. Моя критика была вполне справедлива. И я не старался никого унизить, а тем более — нецензурной лексикой. Предоставленные для обсуждения тексты тщательно подготовил и проверил. И не надо в очередной раз скандалить. Я повторяюсь, мы с вами не на базаре.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *