Максим Жуков. Читинский стрелок: был ли он изначально убийцей?

В последние годы мы привыкли гордиться армией. Телевизор шинкует умы дешёвыми сериалами про современную армию, пафосными патриотическими лентами, а ряд музыкантов дуют в одну и ту же дуду, расхваливая на все лады казарменный уклад жизни. Бойня в Забайкальском крае, унёсшая жизни восьми военнослужащих, всё расставила по местам и те, кто ещё недавно уверял меня: «Той армии, о которой ты пишешь, не существует. Дедовщину изжили, вытравили, точно дустом», мрачно помалкивают или делают вид, что никаких таких заверений не делали.

25 октября в одном из местных закрытых городков Забайкальского края разыгралась отнюдь не Шекспировская трагедия. В воинской части №54160 поселка Горный, что располагается под Читой, солдат-срочник Рамиль Шамсутдинов при смене караула нашпиговал свинцом сослуживцев. Более того – хладнокровно добил их, сменив рожок с патронами и целясь «врагам» преимущественно в голову. Несколько человек успели укрыться, другие покорно лежали, надеясь, что стрелок образумится. Но тот действовал, как машина. «Он и на человека то был не похож» – признались потом уцелевшие. Вот тебе и солдат мирного времени…

Шамсутдинова, как и положено, задержали. Читинский гарнизонный военный суд заключил его под стражу. По статье «Убийство двух и более лиц» молодому человеку грозит вплоть до пожизненного лишения свободы.

В теленовостях о трагедии старались говорить с осторожностью, скупо, оно и понятно – кому хочется выносить сор из избы? А вот в интернете взялись за горячую тему всерьёз, подняв волну сочувствия к читинскому стрелку. «При нынешней системе в армии законных способов отстоять свою честь и достоинство нет. Вина за подобные трагедии целиком лежит на армейском руководстве» – утверждала добрая половина из них, активно посыпая отдельные изречения перцем. И хоть бы погибших кто пожалел… В комментариях наткнулся и на такое: «Если бы я был присяжным, то голосовал за оправдание Шамсутдинова» – а вот это откровенно насторожило, потому что сложилось ощущение, что убийство в нашем цивилизованном обществе не является тяжким грехом. И вообще во всех этих интернетовских почеркушках не говорится ни слова о вере. Вот уж действительно, что вытравили дустом из армии – так это элементарные морально-нравственные рычаги, которые вполне основательно лепились к вере. У нас в Волгограде, в гвардейском полку и в Чечне, куда меня после отравили, тех, кто носил нательный крест, уважали и особо не трогали. Иногда, правда, просили: «Сними, глаза режет». В военкомате до этого огорошили: «Тебе крест не пригодиться, оставь, всё равно отберут». Но, слава Богу, не отобрали, да о таком и речи то не велось. В начале двухтысячных, под закрытие второй компании чеченской войны ещё оставалось что-то святое. Сейчас, как мне кажется, нет.

Как только информация по читинскому стрелку просочилась в массы, в комиссии военного ведомства заявили об отсутствии дедовщины. По их словам, между стрелком и его жертвами имел место межличностный конфликт. Эти утверждения вызвали недоверие, тем более что в «сеть» уже просочилась информация от военнослужащих Забайкалья, где случилось ЧП. По их словам, в подразделении Шамсутдинова заставляли покупать еду и выпивку «вышестоящим». Солдат систематически били, лишали сна и запугивали. По информации Rambler´а – популярного медийно-сервисного интернет-портала «Шамсутдинова в тот день принудили «драить» туалет. Старший лейтенант заявил, что тот справился плохо, и сделал попытку окунуть рядового головой в унитаз, но «не осилил» – Шамсутдинов оказал сопротивление. Тогда офицер приказал сослуживцам молодого человека «воспитать». Воспитательные работы вышли боком для тех, кто считал, что срочник всё стерпит.

Теперь, при широком общественном резонансе к основной версии случившегося выдвинули запасные. Одна из них указывает на то, что Шамсутдинов действовал под влиянием сильных наркотических средств. В Борзом, где базировалась наша часть, из так называемых наркотиков был крепкий чай и осетинская водка, которую выменивали на тушёнку смекалистые «черпаки» – солдаты, отдавшие родине чуть больше года. Никакой «дури» у нас не водилось, так что версию о наркотиках я отвергаю. А вот ещё одну – вполне можно взять на заметку: предполагается, что расстрелять сослуживцев рядовой решился после ссоры с девушкой. Такие ситуации – не редкость, но они приводят к суициду или побегу, пусть даже с оружием, но никак не к уничтожению сверстников.

Из источников правоохранительных органов стало известно, что при допросе убийца признался: «Меня все достали»! И ещё деталь – он заявил, что не раскаивается. Это ещё раз говорит о том, что убийство для него не являлось чем-то вроде табу.

Странно, что люди ему сопереживают, верят в невиновность, перечисляя отцу Рамиля деньги на адвоката, надеясь, что «вышку» стрелку не дадут. Многие пишут (особенно отслужившие), что они понимают стрелка. Признаются, что во время службы сами хотели кого-нибудь завалить. Увы, «армейский опыт» для мужской части населения является глубокой психологической травмой. Ни один нормальный мужик не станет трепаться, как над ним измывались и к психологу не пойдёт. Так что правда всплывёт где-нибудь в баре со случайным внимательным слушателем, реже – в биографической книге. Если бы я записывал все эти истории, давно составил бы многотомную библиотеку из унижений, боли и сострадания.

В Чечне, скажу честно, ребят реально ломали, но они обидчиков не начиняли свинцом, потому что за пределами военной части прятался реальный враг. А врагами Шамсутдинова стали свои, пусть и волки, но всё же свои. Не мне судить его или оправдывать, я лишь констатирую тот неоспоримый факт, что он, безусловно, убийца. Осталось лишь разобраться, был ли он им изначально. Мне вот кажется, что ему помогли – превратили в стрелка, но основные качества убийцы уже сидели у парня глубоко в подсознании.

Поделиться:


Максим Жуков. Читинский стрелок: был ли он изначально убийцей?: 1 комментарий

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *