Космина Исрапилова. Стихи в переводах Юрия Щербакова.

ЮРИЙ ЩЕРБАКОВ

И ГОРЕ, И РАДОСТЬ…

Вернувшись домой из Махачкалы с международного литературного праздника «Белые журавли Расула Гамзатова», получил из Дагестана два сообщения, связанных одним именем – Космина Исрапилова. Закончился земной путь замечательного лакского литератора, народной поэтессы Дагестана, члена Союза писателей России, автора многих книг стихов и прозы. Каких-то две недели назад обсуждали мы с ней по телефону подборку переводов её стихотворений, которые я только что ей прислал. К сожалению, немного нам удалось вместе сделать. Но Космина успела предложить несколько переложений на русский для участия во Всероссийском конкурсе переводчиков «Резьба по камню» имени Эффенди Капиева. Я об этом узнал, когда организатор конкурса – Клуб писателей Кавказа – официально сообщил, что наша с Косминой совместная работа стала лауреатом этого творческого соревнования. А вот незабвенная поэтесса порадоваться успеху не успела.

Воистину, как сложили наши предки, горе и радость на одном полозу едут…

Увы, не увидим мы Исрапилову в Астрахани на подведении итогов нашего областного конкурса литературных переводов «Дружба литератур – дружба народов», где подстрочный перевод её стихотворения представлял лакскую номинацию, и куда она обещала приехать…

Мы будем помнить о тебе, талантливая дочь Дагестана, дочь лакского селения Шахува. А лучшая память о поэте – его стихи.

КОСМИНА ИСРАПИЛОВА

Перевёл с лакского Юрий Щербаков

ДАГЕСТАН

О, сладкое объятье сна,

Дарящее заветный миг:

Вот с глаз спадает пелена,

И я вступаю в этот мир,

Чтоб имя мира – Дагестан –

С водою сладкой родника

Вошло в тот миг в мои уста

На материнских на руках.

Учила петь меня Койсу –

О, безмятежная пора! –

И в клювах чистую росу

Несли мне птицы по утрам.

«Цветы и счастье!» – не найду

Я слов иных тем добрым дням,

Где куст шиповника в саду

На память уколол меня.

Где всё наносное с души

Однажды смыло тем дождём,

С которым доброе вершить

Наказывал небесный гром.

Как это чувство передать?

Сверкнуло молнии копьё,

Чтоб в эту душу навсегда

Вошло заклятие её!

Во имя Дагестана жить,

Во имя солнечной земли!

Чтоб светом правды тучи лжи

Стихи мои прогнать могли!

РАЗДУМЬЯ

Море выгнуло спину,

Но не в нём я тону.

Ах, никак не отрину

Я раздумий волну!

Ах, Космина, Космина!

Всё равно без причины

Я с пути не сверну!

О, раздумий глубины…

Я нырну в глубину!

Ах, Космина, Космина!

Пусть в сомненьях повинна,

Не отправлюсь ко дну!

Родину не покину,

Не оставлю одну!

Ах, Космина, Космина!

* * *

Памяти офицера Магомеда Кандаева, погибшего на Великой Отечественной войне

Конечно, помнит мой родной аул

Всех на войне погибших сыновей.

И среди них в бессмертие шагнул

Брат незабвенный матери моей*.

Я помню мамин горестный рассказ

О том, как ставший чёрным, белый свет

Слезами хлынул, бабушкиных глаз

Не пожалев, как отвернулся дед…

Прошли года, не стало стариков,

И лишь тогда в объятиях земли,

Хоть это было очень нелегко,

Могилу брата матери нашли.

И, слёз от этой вести не тая,

Мне мама говорила: «О, родство!

Лицо, походка… Доченька моя,

На дядю ты похожа своего!

И за него тебе счастливой быть!»…

О, разве душ людских незрима связь?

Я знаю, что звезда его судьбы

Не закатилась, а с моей слилась…

* У лакцев нет слова «дядя», у нас говорят «брат матери» или «брат отца».

ЛАКИЯ – РОДИМЫЙ КРАЙ

Как много – только выбирай! –

Путей-дорог в моей судьбе.

Но все они, родимый край,

Ведут меня всегда к тебе!

Бальзам для тела и души,

Настой целебный – воздух твой.

И красоты твоих вершин

Неповторимо волшебство!

Сколь разносолов знает мир!

А только блюда нет вкусней,

Чем то, где с маслом дружит сыр

Извеку в лакском толокне!

Как пращуров заветный дар,

Досталось это чудо нам.

В нём вкус крестьянского труда

Не изменили времена!

Пусть кока-колы «мёд» воспет

Сегодня кем-то без стыда.

Только для лакца слаще нет,

Чем родниковая вода,

Под этим небом ничего!

Да обойди весь белый свет

И не найдёшь такой живой,

Как эта, – в ней отцов завет!

ПОЖЕЛАЙТЕ МНЕ СЧАСТЬЯ

Ведро пустое и кувшин,

Как вам, беспечным, запретить,

Чтоб у моей шальной души

Не попадались на пути?

В душе и так-то пустота…

Хлебнувшей горечи невзгод,

Мне только чёрного кота

Сегодня и не достаёт…

О, торжество плохих примет!

Ау, хорошие, вы где?

Неужто вас на свете нет –

Тех, что к удаче, – не к беде?

Пошли мне белых голубей

Навстречу, о, надежды свет!

Водою чистою полей

Рукою щедрою мой след!

Осыпь мукою новый путь

Туда, где мир счастливых встреч,

И в синем небе не забудь

Святое золото зажечь!

Чтоб солнце осветить могло

Добром грядущие года,

Чтоб неудач исчезло зло

В лучах заветных навсегда!

МИМО ПРОШЛА

К порогу милого рассвет

Привёл меня в ауле. Но

Не в дом, а мимо – вот сюжет! –

Пройти мне было суждено.

Как эта участь нелегка,

Когда до счастья – пять шагов…

Увы, безмолвие замка

Красноречивей всяких слов…

Как жить отныне, чем дышать,

Когда на сердце камень лёг?

То не ворота, а душа

Твоя закрыта на замок…

ПЛАТОК

1.

У слёз есть тоже цвет,

Он чёрен, как платок, –

Тот, что от горьких бед

Мне душу не сберёг.

Весёлый красный цвет

У нового платка,

Но мрачный чёрный след

Не вытер он пока.

Мои когда-нибудь

Он перекрасит дни?

О, этой жизни суть

Так трудно изменить…

2.

А жизнь идёт, и чёрный мой платок

У сундука сегодня под охраной.

Для красного платка придёт ли снова срок?

Неужто я его опять достану?

Пока на мне – его зелёный брат,

Что по своим неписанным законам

Ведёт меня в надежды вечный сад,

Где чёрный цвет сменяется зелёным.

Промчатся дни, а, может быть, века.

О том не буду я гадать напрасно,

Когда из сундука потянется рука

Достать платок, как радость жизни, красный…

ШАХУВИНЦЫ

Что из досужей из людской молвы

О земляках моих другим известно?

Что девушки из нашей Шахувы –

Прекрасные, достойные невесты.

Большая совесть в маленьком селе

У каждого – вот главная примета!

Если беда случилась на земле,

У нас в ауле равнодушных нету!

Здесь беззаветно делятся добром

И теплотой душевною друг с другом.

«Дядя» и «тётя» – старших мы зовём.

Давным-давно так повелось в округе.

Когда-то знаменитый хан Аглар*

Сказал слова, что золота дороже:

«У шахувинцев есть великий дар –

Так, как они, дружить никто не может!»

Гостеприимством славен Дагестан,

Но даже в нём венцом гостеприимства

У горцев наш обычай древний стал,

Которому названье – «Шахувинство»!

То имя – словно вечная весна,

Где круглый год в садах пора цветенья.

Друзья мои, а приезжайте к нам!

И убедитесь в этом без сомненья!

* Аглар хан – знаменитый политический и государственный деятель 19 века, правитель Лакии.

СЫНУ

О, души людей, по каким вековечным законам,

В семи зеркалах отразившись в небесном пути,

Летите на землю сюда, в материнское лоно,

Чтоб новую плоть с благодарностью здесь обрести?

О, сын мой, скажи, из каких ты явился созвездий,

Чтоб счастьем высоким наполнить я сердце смогла?

Росою рассветной была, мой любимый, я прежде.

А стала соцветьем надежды. Аллаху хвала!

Ты – гордость моя, ты святая опора и сила,

Что держит меня на плаву в материнской судьбе.

Всевышнего я об одном и молю, и молила:

Моё продолженье да будет счастливым в тебе…

ДОЧЕРИ В ДЕНЬ СВАДЬБЫ

Когда ты родилась, о свет души моей,

Счастливым самым стал тот день средь многих дней.

И солнце, заглянув в лицо твоё тогда, –

Почудилось ли, нет – шепнуло мне: «Звезда!»

Звезда… А в небесах твоих сестрёнок рой

От света глаз твоих померк ночной порой.

А свет души твоей… В нём столько чистоты,

Что все сердца вокруг преображаешь ты.

И облик твой, и нрав, и тополиный стан –

Всё вместе как назвать? То слово – красота!

Счастливейшая мать, мечтаю я о том,

Чтоб оставалась ты у мужа под крылом

Прекрасною звездой, такою ж, как сейчас!

Пусть будет общий путь достойнейшим у вас!

Не думай обо мне, кровиночка моя:

От счастья твоего счастливой буду я!

Лепи своё гнездо надёжно и всерьёз,

И не увидишь ты моих тревожных слёз.

Пусть солнце над тобой сияет, как тогда,

Когда шепнуло мне оно одно: «Звезда…»

Поделиться:


Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *