Геннадий Ростовский. Вы взяли ракетный разбег!

ПУБЛИЦИСТИКА

ГЕННАДИЙ РОСТОВСКИЙ,
член Союза писателей России.

ВЫ ВЗЯЛИ РАКЕТНЫЙ РАЗБЕГ!

К 70-ЛЕТИЮ ПЕРВОГО ПУСКА СОВЕТСКОЙ РАКЕТЫ А-4 НА ПОЛИГОНЕ КАПУСТИН ЯР АСТРАХАНСКОЙ ОБЛАСТИ

«Ну, и что? Подумаешь! Запустили 70 лет назад немецкую ракету. Так чему тут радоваться, что отмечать?» — примерно так рассуждают иные горожане Знаменска (бывшего Капустина Яра), особенно из числа молодёжи. Да, ракета была немецкой по происхождению, однако отмечать это событие следует. Ибо оно не было заурядным, обычным и ничем не примечательным делом. Почему? А давайте немного вспомним, как всё это было.

После окончания Великой Отечественной войны в нашей стране остро встал вопрос о необходимости создания ракетного оружия дальнего действия. Тем более что американцы даром времени не теряли.

Победа над Германией сделала доступными для советских специалистов лишь остатки выдающихся ракетных технологий Вернера Фон Брауна. Сам он, вместе с наиболее значимой частью команды разработчиков и учёных, общей численностью около 400 человек, оказался в руках американских военных и продолжил свою работу уже в США. Всё самое ценное с заводов, испытательных и научных центров, включая несколько десятков собранных ракет ФАУ-2, практически всё специальное испытательное оборудование и документация уже были вывезены в США, когда на развалинах ракетной колыбели появились первые советские разведчики и специалисты.

Собирая остатки немецкой команды и документации, перетряхивая мусорные корзины исследовательских центров, специалисты всё-таки собрали достаточное количество материала для того, чтобы попытаться воспроизвести конструкцию ракет ФАУ-1 и ФАУ-2. В СССР были срочно сформированы НИИ и КБ, которые вплотную занялись решением этой задачи.

К тому времени Сергею Павловичу Королёву, одному из зачинателей ракетной техники в нашей стране, пришлось сполна испить горькую чашу унижений, начиная с ареста в 1938 году, убедиться после освобождения в 1944, что многие вынашиваемые им идеи уже осуществлены другими, и во многом немецкие ракетчики ушли значительно дальше самых предельных его планов. Обидно было, получив наконец-то должность Главного конструктора, испытывать не свою, а немецкую ракету А-4 и конструировать отечественную Р-1, являющуюся по постановлению правительства, точной её копией».

Министр вооружений Д. Ф. Устинов говорил конструкторам: «Надо научиться вначале тому, что было сделано в Германии. Мы должны точно воспроизвести немецкую технику раньше, чем начнём делать свою. Я знаю, это некоторым не нравится. Вы нашли много недостатков в немецкой ракете и горите желанием сделать по-своему. На первое время мы это запрещаем. Вначале докажите, что можете делать не хуже».
И конструкторы вместе с военными специалистами доказали, что могут не только не хуже, а и значительно лучше.

Назрела необходимость в создании специализированного полигона для проведения исследований и испытаний.
После изучения соответствующих материалов рекогносцировочных групп постановлением ЦК ВКП (б) и Совета Министров СССР от 3 июня1947 года №2642-817 местом дислокации полигона был определен Капустин Яр.

Начальником полигона был назначен молодой 39-летний заместитель командующего артиллерией Южной группы войск гвардии генерал – лейтенант артиллерии Вознюк Василий Иванович, человек огромного природного ума, несгибаемой воли, неиссякаемой энергии, активный участник Великой Отечественной войны, впоследствии ставший генерал-полковником, Героем Социалистического Труда.
В знойные июльские и августовские дни на железнодорожную станцию Капустин Яр начали прибывать из Германии, Москвы и других мест эшелоны с техникой, людьми, строительными материалами и различным оборудованием.

Здесь, на относительно небольшом пространстве, были сосредоточены три инженерно-строительных бригады по 4-5 батальонов каждая. Кроме них, было несколько самостоятельных техбатов, автобатов, отдельная транспортная рота и другие подразделения.
Грузы и техника прибывали не только по суше, но и по воде. Река Подстёпка была в те годы судоходной. И по ней баржами доставляли стратегические грузы для строительства полигона.

Безжизненная степь встретила зноем и суховеем, песчаными бурями. Песок был везде – в сапогах, в хлебе, в спальных мешках. Вода доставлялась на машинах и подводах из Ахтубы.
В начале строительства штабы, мастерские, столовые, жильё – всё находилось в палатках. С приближением зимы были оборудованы землянки и временные постройки, личный состав перевели в отапливаемые помещения.
От станции Капустин Яр всего за 12 дней ко второй площадке была проложена железнодорожная ветка протяжённостью в 7 километров, да ещё и с мостовым пролётом через глубокий овраг.

В конце лета 1947 года на полигон была передислоцирована бригада особого назначения РВГК под командованием генерал–майора Тверецкого А. С. Из её состава и из числа инженерно – технического состава 1 управления были сформированы техническая и стартовая команды во главе с инженер – майорами Трегубом Я. И. и Ханиным Б. Г.

К октябрю 1947 года были построены вертикальный стенд для испытаний двигателей ракет, деревянные ангары для проведения предстартовых испытаний ракет и стартовая площадка для их запуска, временная техническая позиция, монтажный корпус. Вознюк доложил в Москву о полной готовности полигона для проведения пусков ракет, а уже 14 октября 1947 года на полигон прибыла первая партия ракет ФАУ-2 (А-4) собранных частично в Германии, частично в Подлипках.

Кстати, а почему А-4? Вообще-то с целью соблюдения строжайшей секретности в переписке (в том числе и с грифом «совершенно секретно»), в официальных бумагах и даже в разговорах ракеты в то время и долгие десятилетия спустя именовались у нас «изделиями». Немцы тоже секретили свои «изделия», они у них во время войны именовались «агрегатами». Вот почему и говорится «А-4», то есть «Агрегат №4».

Первый пуск А-4– 18 октября 1947 года в 9 часов 47 минут по московскому времени. Для проведения пуска была назначена специальная комиссия. В её состав вошли Яковлев Н. Д. – председатель, Устинов Д. Ф., Королёв С. П., Глушко В. П., Бармин В. П., Вознюк В. И.
Ракета прибыла в назначенный район, пролетев 206,7 км и отклонившись от цели на 30 км влево. Это был не блестящий результат, но, главное, ракета полетела…

Всего было запущено 11 ракет, и пять из них дошли до цели. Надёжность ракет была примерно такой же, как у немцев во время войны. Лётные испытания 1947 года показали, что советские специалисты, военные и гражданские, овладели основами практической ракетной техники, получили опыт, необходимый для форсированного перехода к уже самостоятельному дальнейшему развитию этой новой перспективной области человеческой деятельности.

Историческое значение испытаний ракет А-4 нельзя преуменьшить. Это был первый прорыв в совершенно новую область техники. Понадобился всего лишь год, чтобы наша промышленность, которая бурно восстанавливалась в послевоенное время, освоила совершенно новый вид сложнейшего оружия.

В деле укрепления обороноспособности страны была развёрнута колоссальная работа по созданию ракетно-ядерного щита. Вслед за первыми пусками пошли десятки, сотни, тысячи ракет (около 8 тысяч пусков по тематикам РВСН, ПРО, ПВО и Сухопутных войск!), было создано ядерное и водородное оружие, межконтинентальные ракеты. Параллельно с этими грандиозными свершениями были исторические достижения: первый советский искусственный спутник Земли, первый советский человек в космосе! Невольно вспоминаешь Гоголя, который заметил, что русский человек медленно запрягает, но затем быстро едет.

Афористично сформулировал всё это в четырёх строках своего стихотворения ветеран полигона Н. А. Голубцов, обращаясь к первоиспытателям:

Вы дали команду: «Протяжка!»,
Вы взяли ракетный разбег.
Из века седла и упряжки
Шагнули в космический век.

Поделиться:


Геннадий Ростовский. Вы взяли ракетный разбег!: 1 комментарий

  1. ПОЛИГОНУ «КАПУСТИН ЯР»

    Ты – столица российских ракетчиков,
    Испытательный полигон
    Грозных хищников, звёздных разведчиков,
    Баллистических мегатонн.
    Ты почти уже стал историческим
    И в учебники будешь внесён.
    Ты Ракетным Войскам Стратегическим
    И отец, и кузнец, полигон.
    Дикий рёв. Пламя, в соплах бушующее.
    Уходящая в небо звезда…
    Становилась здесь явью стартующей
    Королёва Сергея мечта.
    Ветеранов и свадьбы встречающий,
    Рядом с домом моим, тих и строг,
    Словно в завтрашний день наступающий,
    На восток он глядит, на восток.
    Академию кончив победную,
    Этих мест и хозяин, и друг,
    Здесь при жизни ещё стал легендою
    Твой любимец, Василий Вознюк.
    Для него и земля Волгограда
    Показалась в отставке чужой.
    В парке города, с «Юностью» рядом
    Он лежит, отдыхая душой.
    А тебе, полигон, ещё рано
    Отдыхать, стариковски дремать.
    Шар земной снова в шрамах и ранах.
    И тебе ли об этом не знать?
    Пусть над мирною степью по-прежнему
    Гром ракетный гремит в облаках.
    Будь России щитом и надеждою.
    Русской славой в грядущих веках!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *