Александр Токарев. Пережёвывая «патриотическую» жвачку

ПУБЛИЦИСТИКА

АЛЕКСАНДР ТОКАРЕВ

ПЕРЕЖЁВЫВАЯ «ПАТРИОТИЧЕСКУЮ» ЖВАЧКУ

О фильме «Крым» Алексея Пиманова

Когда художественное отражение исторического события, которому на протяжении трёх с половиной лет пытаются придать судьбоносный статус, оказывается ниже среднего уровня, то это вредит не только художественному произведению, но и самому событию.

Не знаю уж, что хотел показать зрителю Алексей Пиманов, сняв свой «Крым», – то ли фильм о том, как украинские и российские офицеры не захотели стрелять друг в друга, то ли историю любви на фоне спецоперации по присоединению Крыма, но вышла у него пропагандистская пустышка, не более. И не спасают её ни красота природы (виды Мангуп-Кале действительно впечатляют) ни красота главной героини с выразительными глазами, каждое величиной с яблоко. Но зацепиться в этом фильме больше не за что.
Тем более, что у нас уже есть документальный фильм о возвращении Крыма в «родную гавань». И если уж создавать художественную версию этих же событий, то не в жанре низкопробного боевика с глупейшим сценарием, откровенно слабой (скажем больше – никакой) режиссурой и абсолютно бездарной игрой актёров (что в данном случае не их вина, конечно, а беда).

Режиссёр как будто сильно торопился вернуться к какому-то более привычному для него делу, поэтому второпях попытался втиснуть в картину всё. Здесь и отношения главных героев севастопольца Саши и украинской девушки Алёны, вся лавстори которых мелькает перед глазами зрителя во время начальных титров. И Майдан с последующим Корсуньским погромом, показанный здесь ещё более предвзято, чем в документальном фильме. И какие-то шпионские страсти с погоней на катерах в стиле «Индианы Джонса». И «мир, дружба, жвачка» между военнослужащими ВСУ и Российской Армии.

Военно-политическая «документалистика» фильма фрагментарна. Говорят о войне и мире флотские офицеры, появляются в небе российские вертолёты, выползает из чрева военного судна российская бронетехника, садятся на военный аэродром Бельбек российские самолёты, ждут на вокзале в Симферополе «поезд дружбы» вооружённые крымчане, — всё, как в каком-то калейдоскопе, составные части которого мало связаны друг с другом и как будто служат лишь фоном для любовной истории.

Проблема нравственного выбора («А где твоя Родина, сынок?») на которую вроде бы как замахнулись создатели фильма, чётко выражена, пожалуй, лишь во фразе украинского лётчика, получившего приказ сбить российский «борт»: «Приказ выполнить не могу. Не имею права». Странная, конечно, мотивация для военнослужащего, давшего в своё время присягу, но в кино выглядит неплохо. Всё же остальное: переговоры зелёных человечков обеих сторон под прицелами чьих-то снайперов, стрельба и мордобой, способные впечатлить разве что дошкольника, женские причитания с глазами на мокром месте, — создают впечатления какого-то дурного водевиля. А ведь вопрос о том, почему украинские военные сдали Крым фактически без сопротивления, действительно интересен и объективно должен был стать главным при создании такого фильма. Но он фактически остался без ответа.

Может быть, главной темой фильма является не политика, а любовь? Вот и слоган к картине нам говорит: «С любимыми не расставайтесь». Но игра актёров, как уже говорилось, нулевая, а диалоги для них сочинялись, по-видимому, авторами каких-то 120-серийных сериалов. В итоге любовная история получилась такой же пресной и неудобоваримой, как и военная.

Севастополец Саша, который, по законам жанра, конечно же, бывший морпех, при этом знаток древней истории Крыма, весельчак и балагур, оказывается потрясён гибелью брата, который был убит во время того самого погрома. Это понятно. Непонятно, почему он винит в этом девушку, которая, да, на другой стороне, но к этой трагедии никак не причастна. Более того, пыталась его предупредить, но оказалось поздно. Примчалась к нему из Киева в Севастополь, чтобы получить сухое и несправедливое: «Зачем ты приехала?»
Тут сценарист, видать, понял, что сморозил чушь, но не переписывать же целую сцену, — лучше её развить. И родители Саши пытаются всё уладить, небезуспешно, надо сказать. И вот уже улыбка у всех на устах, и водка разлита по рюмкам. Но внезапно из телевизора подул политический ветер, и девушку как будто подменили. После просмотра сюжета о том, как пленных беркутовцев заставляют каяться перед народом, в глазастую Алёну вселяется майданный бес. А несостоявшиеся свёкр со свекровью безуспешно пытаются изгнать его патриотическими заклинаниями.

Вообще девушка на протяжении всего фильма ведёт себя довольно странно. То порывает со своим Сашей по идейным соображениям раз и навсегда, то водку хлещет от внезапно нахлынувшей тоски по нему. А потом оба, забыв о политических разногласиях, сливаются в экстазе. То помогает спасти любимого, при этом вольно или невольно помогая сдать свою родину, то вдруг взрывается яростью в адрес незваных гостей с другой стороны. А то и вовсе под колеса бэтээров кидается. Благо, люди там были «вежливые», а потому фильм Пиманова не заканчивается так молниеносно трагично, как «Шкура» Лилианы Кавани.

В лице двух главных героев фильма – Саши и Алёны – показаны столкновение правды, веры, и убеждённости каждой из сторон военно-политического противостояния. Но минус картины в том (и не только минус, а ещё и основание считать её пропагандой, а не художественным произведением), что правда другой стороны преподносится как заведомая неправда, без вариантов, без каких-то попыток заставить зрителя сделать собственные выводы. Тем драма и отличается от агитки, что заставляет думать и делать собственные выводы, а не брать за основу то, что вешается на уши.

Не заслужило эпохальное событие такого художества о себе, ой, не заслужило…

Поделиться:


Александр Токарев. Пережёвывая «патриотическую» жвачку: 1 комментарий

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *