Александр Бобров. Падающий Блок. Почему чиновники не любят русских поэтов?

Новый памятник Александру Блоку в Санкт-Петербурге. За памятником — вывеска: лечение зубов. Голову надо лечить!

Это не больная шутка поддавшего скульптора, это не фигурная копия падающей башни в Пизе, это – памятник великому русского поэту Александру Блоку, который промыслительно любил Москву и Шахматово куда больше, чем пасмурный и чиновничий Петербург. В 1909 году Александр Блок написал в горьком письме к матери: «Несчастны мы все, что наша родная земля приготовила нам такую почву — для злобы и ссоры друг с другом. Все живём за китайскими стенами, полупрезирая друг друга, а единственный общий враг наш — российская государственность, церковность, кабаки, казна и чиновники — не показывают своего лица, а натравляют нас друг на друга». Потому-то он и приветствовал очистительный ветер революции, верил в построение другой государственность – с открытым лицом. А какая получилась? Судите сами.

Губернатор Александр Беглов с узкой группой приближённых без публичного обсуждения, без представителей творческой общественности, без писателей, конечно! – открыл самый уродливый памятник поэту, из всех которые я знаю. Скульптура была открыта в светлый Сочельник на улице Декабристов, возле дома №57, где Блок жил и творил девять лет. При этом петербуржцы ещё до этого события глухо выражали своё недоумение. После открытия памятника жители Северной столицы перестали стесняться в выражениях – зайдите в социальные сети! В частности, их разозлили потраченные «на недоразумение» бюджетные деньги, наши деньги, о целесообразности траты которых нас никто не спросил.
Если уродливый памятник Сергею Есенину поставили во дворе дома-музея в Замоскворечье на деньги спонсоров и скульптора, то тут — прямые государственные расходы, вернее – неподконтрольные траты того пугающего государства («церковность, кабаки, казна и чиновники»), о котором писал сам поэт.

На церемонии, повторяю, не было ни одного музейщика, блоковеда, поэта (!). Открывали самодовольный губернатор Беглов и председатель Законодательного собрания г-н Бельский. Авторы памятника — скульптор Евгений Ротанов и архитектор Иван Кожин. Интересно, что они курят? (так любят сегодня спрашивать в недоумении).

Но поэты – тоже откликнулись. Вот как начинается стихотворение Марианны  Голенищевой:

Памятник Блоку… Скроен безбожно…
Можно бы хуже, но невозможно…

Написал и я восемь срок из так любимой Блоком Москвы:

В годину смут и нравственных падений,
Когда шутам не смеют возразить,
Один привластный петербургский «гений»
Решил и Блока так изобразить.

Ничтожествам привычно торопиться,
Но я скажу из блоковской Москвы:
Наш величайший лирик распрямится,
А скульптор с губернатором – увы…

Уродливый памятник Есенину по настоянию общественности, Союза писателей России (я организовал сбор подписей на большом юбилейном вечере великого поэта в адрес мэра Собянина) оперативно убрали, а тут не знаешь, кому писать – тому же Беглову?! Интересно, знало ли министерство культуры, что готовится такое кощунство над Блоком или оно целиком занялось созданием фильмов о СВО и Донбассе после прямого понукания президента Владимира Путина.

Вокруг открытия памятника Александру Блоку на улице Декабристов закипают страсти. Большинство почитателей негодует, что скульптор Евгений Ротанов изобразил великого русского поэта в столь неприглядном виде. Но, наверное, стоит присмотреться, призадуматься, а что же хотел сказать нам автор памятника? Какую мысль мы должны прочитать в образе нестойкого поэта, а его наклоненной фигуре? Это падение поэта в буржуазную эпоху чистогана или пережитой падающий год в падающая стране?

И Александр Блок отвечает строками из «Двенадцати»: «Ветер, ветер — На ногах не стоит человек». Кто-то предлагает другое толкование. Поэт и переводчик Евгений Лукин сочувствующе написал:

«Накануне Рождества 2023 года в Петербурге на улице Декабристов открыли удивительный памятник великому русскому поэту Александру Блоку. В общем, памятник как памятник, за исключением одной детали: скульптура сильно наклонена вперед. Создается впечатление, что бронзовое изваяние то ли неуверенно ступает вперед, то ли уже устремляется к земле. И при этом, кажется, бормочет известный латинский афоризм: In vino veritas (Истина в вине). Что и говорить: автору Евгению Ротанову удалось создать прекрасную иллюстрацию (?) к стихотворению поэта «Незнакомка»…».

Сильно: действительно, памятник выпившему высокому гуляке, падающему к ногам питерской проститутки.
Я бы вернулся к «Двенадцати», где Блок впервые вводит уличную частушку в ткань поэмы, и предложил своё грубоватое прочтение:
Как бы нам бы в этот раз
Скульптора отпиз…ть.
Блок проходит, накренясь,
Словно башня в Пизе.
В письме Андрею Белому лирик написал из Шахматово в ответ на обвинение в кощунстве (после «Балаганчика и др. стихов): «Если я кощунствую, то кощунства мои с избытком покрываются стоянием на страже. Так было, так есть и так будет. Душа моя — часовой несменяемый, она сторожит своё и не покинет поста. По ночам же сомнения и страхи находят и на часового».
Ну, теперь, похоже, никто не стоит на страже самого Блока, никто не печётся о душах растерянных поклонников: все часовые в виде совести и ответственности – убраны! Писатели Питера и России, неужели мы покорно смолчим и примем издевательство над величайшим поэтом ХХ века?!


За Блоком — вывеска: лечение зубов. Голову надо лечить!


«Российский писатель»   

Поделиться:


Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *