Нина Михайловна Любовцова

ИСТОРИИ ОЖИВШИЕ СТРАНИЦЫ

30 декабря 2017 года исполнилось 105 лет со дня рождения Нины Михайловны Любовцовой, на долю которой выпала нелёгкая судьба: с двух лет она росла без отца и матери. Окончив школу с педагогическим уклоном, работала в школе, потом стала студенткой Ленинградского технологического института. После института много лет работала по профессии, но мечтала о литературном труде. В семидесятые годы, выйдя на пенсию, целиком посвятила себя писательству. Книга старейшей астраханской писательницы «Сказки и были батюшки Каспия» увидела свет лишь после кончины её автора.

Н. М. Любовцова — известная личность в нашем крае. Её помнят и как писательницу исторических романов и повестей, и как общественного деятеля: на протяжении многих лет она возглавляла клуб книголюбов «Прометей».

Нина Михайловна Любовцова на страницах своих повестей и романов воскрешала героев давно ушедших эпох. Так роман «Пирамида Хуфу» повествует о победоносном фараоне Древнего Египта, в романе «Князь Чародей» описано становление христианства в языческой Руси, а в повести «Посольство Каракорум» литератор обращается к образу легендарного полководца и талантливого дипломата Александра Невского.

Нина Михайловна Любовцова 
(30 декабря 1912 – 2004)

Очерк астраханской поэтессы и литературоведа Дины Немировской о Нине Любовцовой был написан при жизни писательницы и вошёл в книгу очерков  «На грани веков»:

Нина Михайловна Любовцова – представитель старшего поколения писательской организации Астрахани. Она пришла в литературу зрелым человеком с большим жизненным опытом и серьёзным знанием истории и культурных традиций России и Востока. Авторский стиль её неспешен, любая деталь, каждый характер, описываемый ею, скрупулёзно, до мельчайших подробностей выверен, продуман, а главное – прочувствован. Поэтому так достоверны описываемые ею картины прошлого, столь явственно встают перед читателями её исторических повестей и романов обычаи и традиции народов, которые жили сотни и тысячи лет назад. Писательница как бы заново открывает и события, и людей.

Каждая книга Любовцовой находит своего ценителя и пользуется спросом в городских библиотеках даже в наше непростое время, когда читательские вкусы уродливо деформированы широко растиражированным ширпотребом, в том числе и на исторические темы. Книги Любовцовой читаются с большим интересом прежде всего потому, что писательница не просто отлично владеет обширным историческим материалом, но умеет достоверно показать своих героев во всём многообразии характеров, развернуть острые сюжетные линии. За каждым её произведением – долгие годы кропотливого исследования историографического материала и горы прочитанных книг.

Свидетелями упорной авторской работы журналист Н.И. Куликова, побывавшая у писательницы в гостях, назвала книжные шкафы с подписными изданиями «Всемирной истории», «Истории Москвы», сочинениями Ключевского, Соловьёва, богатой литературой по Древней Руси, Монголии и странам Востока, энциклопедическими изданиями, альбомами по искусству. «Библиотека, собранная многими годами, – отметила Куликова, – фокусирует в себе широту и разнообразие интересов её владелицы, которая живёт в особом временном измерении, если успевает в те же сутки, которых нам так часто не хватает, сделать куда больше каждого из нас».

По признанию писательницы жизнь её не баловала. Нина Михайловна родилась 30 декабря 1912 года в городе Кадом Рязанской области и в двухлетнем возрасте осталась без отца и матери. После окончания средней школы с педагогическим уклоном она работала инспектором по ликбезу, заведовала сельской школой родного Кадомского района. В начале 1938 года Любовцова окончила Ленинградский технологический институт по специальности «инженер-механик по обработке древесины», однако интерес к истории и литературе, свойственный всякому образованному человеку, пробудился в ней с юношеских лет. Ещё в студенческие годы будущей писательнице посчастливилось приобрести два тома Бориса Тураева – русского египтолога, основоположника отечественной школы истории и филологии Древнего Востока. Любовцова взахлёб прочла их. Таинственный и загадочный мир Древнего Египта поразил её воображение.

«Впечатление было настолько сильным, – вспоминает Нина Михайловна, – что однажды я поймала себя на мысли, что думаю о тех, кто создавал и населял Древний Египет, как о живых людях – кто они, какими были, о чём думали?» Так началось углублённое знакомство с миром, историей и бытом удивительной страны. Но сразу взяться за перо и заняться литературным трудом помешала Великая Отечественная. В военные годы Нина Любовцова руководила цехом на одном из Свердловских заводов, где выпускали противотанковые мины. К пятидесятилетию победы советского народа в Великой Отечественной войне Н. М. Любовцова была награждена юбилейной медалью.

После войны, с 1946 года, Нина Михайловна преподавала специальные технические дисциплины в Астраханском рыбном техникуме почти четвертьвека. Рассказывала о станках и инструментах, проектировании цехов, сушильном деле и… мечтала о писательском труде. Причём делала это не праздно, а вполне конкретно, деятельно. Все эти годы Любовцова находила время, силы и энергию для того, чтобы записывать свои мысли, думать, анализировать, сравнивать прочитанное.

Годы, отданные инженерной профессии, потерянными для себя она отнюдь не считает и даже благодарна тому, что именно техни ческое образование приучило её к точности, конкретности образа, к умению обращаться с фактами и осмысливать их. Всерьёз к литературной деятельности Нина Михайловна приступила, выйдя в 1970 году на заслуженный отдых, сочетая творчество с общественной работой по пропаганде книг: на протяжении восьми лет она возглавляла городской клуб книголюбов, десять лет являлась председателем клуба «Прометей» при книжном магазине «Время», где организовывала выставки, посвящённые классикам русской литературы, проводила встречи с читателями.

Первая историческая повесть «Посольство в Каракорум», выпущенная в 1981 году Нижне-Волжским книжным издательством, вызвала широкий читательский интерес. Обратиться к образу легендарного русского полководца писательницу побудило желание воскресить в подрастающем поколении интерес к истории своего народа, Отечества – ведь ни для кого не секрет, что нашим детям легенды и мифы Древней Греции знакомы куда лучше, чем история России, жизнеописание Александра Македонского им известно куда более подробно, чем личность легендарного русского полководца Александра Невского. В повести Любовцовой князь Александр Ярославич предстаёт перед читателем в новом, даже несколько непривычном облике. Он – всё тот же мужественный защитник русской земли, но не на поле брани, не с оружием в руках, а дипломатическим мастерством и хитростью. Автором подробно описан малоизвестный эпизод из жизни умелого политика – его поход в древнюю столицу монгольских ханов за ярлыком на княжение своими владениями, сопряжённый с огромной опасностью.

Рискованная поездка оказалась успешной: продвижение завоевателей русских земель было остановлено, и северные края оказались свободными от захватчиков.

С большой убедительностью показана психологическая драма Александра Невского: автор пытается оправдать решение князя идти на поклон к монгольским ханам во имя сохранения мира в своём и соседних княжествах. Со страниц газеты «Волга» писательница рассказала: «Углубляясь в летописные источники, я всё больше проникалась уважением к своему герою, и тем ярче вырисовывался его образ из скупых, дошедших до нас средневековых свидетельств, упоминаний в русских летописях, немецких хрониках…» Поэтому в исторической повести Любовцовой князь Александр Ярославич предстаёт человеком, заплатившим жизнью за мир, вырванный им у ханской Орды для Руси. Он не щадил ни сил, ни здоровья для того, чтобы дать своей Родине время оправиться после монгольских нашествий, обескровивших народ, помочь ей сбросить с плеч жестокое иго полчищ Бату-хана. Успех, произведённый первой изданной книгой в читательской среде, Нина Михайловна восприняла со свойственной ей скромностью, считая, что он «вызван личностью Александра Невского и тем, что в «Посольстве в Каракорум» повествуется о малоизвестной странице его деятельности.

Однако и исторический роман «Пирамида Хуфу», вышедший в 1987 году в Волгограде и рассказывающий о событиях более чем четырёх с половиной тысячелетней давности, был встречен читательской аудиторией с тем же интересом. По хронологии создания «Пирамида Хуфу» – первая книга Любовцовой: работу над ней писательница начала ещё в 1961 году. Нина Михайловна прочла массу литературы, касающейся истории Египта – ведь пирамида Хуфу, известная по греческой транскрипции как пирамида Хеопса, и сегодня продолжает притягивать своими тайнами.

«Всё боится времени. Но время боится пирамид», – так говорили в древности. Об этом и писала Любовцова, воскрешая на страницах романа героев и создателей высочайшей в мире пирамиды – усыпальницы жестокого фараона Хуфу. Роман выдержал в рукописи двенадцать рецензий, одна из которых была дана египтологом Г.А. Беловой из Института Восточной культуры Академии Наук СССР.

Величественный и победоносный фараон Хуфу, владыка Верхнего и Нижнего Египта, «живой бог», желая остаться властителем мира и после смерти, с молодости заботился о том, чтобы его вечное жилище превосходило по высоте и великолепию все остальные, стремясь таким образом поведать миллионам грядущих лет о своём беспредельном могуществе. Идея небывалой грандиозной постройки целиком захватила тщеславные мысли зодчего Хемиуна – баловня судьбы, в жилах которого текла древняя царская кровь.

Тысячи рабов, крестьян, простолюдинов были оторваны на многолетнее изнуряющее строительство от сельского хозяйства и ремесленничества, от своих семей, вынужденных прозябать и гибнуть в ужасающей нищете, от всех радостей жизни ради великолепия одной-единственной смерти. Все были против бедняков – и боги, и жрецы, и писцы, которые видели в них не людей, а только рабочую силу, могли скормить «священным» крокодилам, нещадно хлестали бичами по оголённым спинам. Истинные создатели и творцы рукотворного чуда, многие из которых не вернулись в свои хижины, стали калеками, по завершении своего труда даже не смели приблизиться к белокаменному шедевру – их встречали плётки.

Огромная пирамида, поглотившая тысячи жизней, разрушившая множество семей, искалечившая детские судьбы, отнявшая у невест любимых, а у родителей – сыновей, предстаёт на заключительных страницах романа в ослепительном блеске яркого солнечного сияния, но смотрящим на неё кажется, «что кровь её жертв сцементировала миллионы камней в одно целое, несокрушимое для времени; кости искалеченных и раздавленных подпирали её, а слезы и горе омыли до ослепительной белизны».

Кульминационную мысль произведения автор вкладывает в уста мужественного юноши Инара, который предпочёл храбрую смерть жалкому рабству, когда понял, что «многие рабы более достойны называться людьми, чем высокочтимые жрецы, перед святостью которых преклоняется народ».

Жизнь древнеегипетской элиты и простого люда, неимоверные страдания рабов и строителей грандиозной пирамиды широким планом проходят перед читателем, к которому приходит понимание того, что все ценности на земле на самом деле создаются не «хозяевами жизни», а людьми творческими, вдохновенными.

В 1996 году в московском издательстве «Информатик» вышла ещё одна книга Любовцовой – «Князь Чародей». Действие романа развёртывается в Древней Руси в XI веке. Главное действующее лицо – Полоцкий князь Всеслав, чей образ показан всесторонне. Этот красивый, мужественный и умный руководитель не лишён пороков, присущих князьям того времени: он стремился поживиться за счёт соседних княжеств и был обуреваем страстью к военным походам, хотя особых полководческих талантов не проявлял, а после поражения, спасая себя, даже бросил своё войско. Период, описываемый в романе, интересен и тем, что православие в те времена ещё не укрепилось прочно на русской земле, многие люди из низов, приняв христианство, продолжали оставаться язычниками, находясь под влиянием двух вер. Эту двойственность религиозного чувства испытывает и сам князь Всеслав Полоцкий. На страницахромана образно показаны распри правителей, жизнь и нравы простолюдинов и князей Древней Руси.

Закончена, но пока не издана повесть Любовцовой о Марии Ростовской – первой русской женщине-летописце. «Этот светлый образ,– поделилась Нина Михайловна в одном из интервью, – привлёк меня тем, что Мария пользовалась большим уважением у современников, много сделала для простых людей, создала школу летописцев, изографов». Писательницей завершён цикл рассказов «Дети на дорогах войны», где ничего не придумано, всё взято из жизни.

До последних лет писательница жила насыщенной творческой жизнью, много и плодотворно работала и публиковала новые материалы в областных астраханских изданиях.

Поделиться:


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *