Николай Загребин. Новые стихи

Николай Загребин – член Союза писателей России, автор нескольких сборников стихотворений, лауреат литературной премии имени Олега Куликова, лауреат поэтических конкурсов «С Тредиаковским – в 21 век!», «День Победы», «Каспий – море дружбы», «Живи, язык, сокровище земное!», имени Мусы Джалиля.

НИКОЛАЙ ЗАГРЕБИН

НОВЫЕ СТИХИ

***

Ото сна очнулась Память.
Тянет в годы, где был молод,
Где гулял желаний голод, –
Для греха извечный повод.
Грубо, душу взяв за ворот,
Волочит туда, где горько,
Ковыряется, где больно…
– Полно, старая, довольно!
Не тревожь седую замять
Лет далёких, лет нестойких.
Я от жизни принял столько,
Что и Богу не прибавить.
Перестань же хулиганить,
Пульс и так на ладан дышит.
Есть на то судья, что – свыше…
И судить меня, и править
Там ему… Ты слышишь, Память?!
– Это – там… здесь буду править
Я тебя до самой смерти!
Знаю я свои права.
Не нашёл я, что ответить…
Ведь она была права.

***

Муса Джалиль – крестьянин и поэт,
Великий сын, не посрамивший рода.
И в том его величия секрет,
Что отдал жизнь во имя он народа.

Романтик, гражданин и патриот,
Читающий Хафиза и Хайяма,
Покинул мир, но стих его живёт,
Воздействуя на душу мою прямо.

Война и плен, концлагерь и тюрьма –
Как сумрачны плененной жизни вехи.
А он писал, что отступает тьма
Пред светом в настоящем человеке.

Звучит зловеще слово: «Моабит»,
Тюрьмой последней
станет «Плётцензее».
Под пытками не сдастся, сохранит
Он честь свою, не усомнившись в вере.

Тетрадь стихов – связующая нить
Меж той войной и мирным настоящим.
И я готов колено преклонить
Пред подвигом Отчизны не предавшим.

Прошли года, другой сегодня век.
И новый флаг над новою страною.
Но памятен поэт и Человек,
Чья жизнь – в стихах – передо мною!

***

Погост жирует в мартовской трясине…
Дорогой в гору, в стылой тишине
Скорблю об убиенном крестном сыне,
О юноше, погибшим на войне.

Не оттого, что ноги вязнут в глине,
Мой тяжек путь и хмуро на душе –
Утраты боль несу в себе поныне
С тех чёрный дней, который год уже.

Знакомый крест. Под ним, ушедший рано,
Солдат – пацан, которому бы жить!
Души моей не стянутая рана,
Коснись которой, – волком впору выть.

Проходят годы. Отцветают вёсны,
А я бужу всё также криком ночь,
Когда во сне вдруг снова слышу:
«Крёстный!
К тебе приехал, чем могу помочь?»

Передо мной – улыбчивый, красивый,
В беспечном развороте юных плеч…
Ах ты, Россия, матушка Россия,
Научишься ль не помнить, а беречь?

Лавиной с гор война отгрохотала,
Накрыв собой мальчишек молодых.
О, скольких ты до срока потеряла!
А сколько народилось бы от них?!

И не залечит время эти раны –
За смерть детей всю жизнь себя корим.
…Целует мать портрет в оправе рамы,
И гладит орден «Мужества» под ним.

***

Пришла под вечер во хмелю Тоска.
Я с нею пил, безвольно плечи висли.
И билась кровь, безумствуя, в висках,
Рождая слабость на дурные мысли.

О смерти думал, о конце пути,
Просил творца, молил о состраданье:
«Дай, ни кого не мучая, уйти,
Устал я от дороги этой дальней».

И говорил, что «силы больше нет,
Тлеть не хочу, когда огонь погашен,
Что не поётся – онемел от бед,
И ни к чему сегодня день вчерашний…»

Объятьем жарким стискивая грудь,
Тоска про боль душевную мне пела.
Отяжелев, решила отдохнуть,
Когда вконец со мною опьянела.

…Проснулся рано. Солнцу шлю привет,
Внимая песни жаворонка в выси.
Светило юное, приветствуя, в ответ
Согрело душу, вычистило мысли.

И всё вокруг вновь обрело свой цвет,
Цвет радости Божественного Солнца!
Стыжу себя за свой вчерашний бред,
И жду, когда семья моя проснётся.

***

Пред силами пред тёмными,
За Русь, за веру истую,
Не выдав боли стонами,
Переболею, выстою!

И ветры – в грудь, и беды – в ряд,
Бессонны ночи мглистые –
Не отступлю, не сдам назад,
Преодолею, выстою!

С молитвой покаянною –
Пред Девою Пречистою…
Душою окаянною
Склонюсь пред ней, не выстою.

***

Серыми дождями осень моросила.
Оголяла кроны ветра злая сила.

Опускался вечер пеленою мглистой,
Не оставив в небе и полоски чистой.

Я стоял с девчонкой, и своим дыханьем
Грел её ладони в первое свиданье.

Дрогли под зонтами женщины, мужчины.
Для размолвки нашей не было причины.

Звук услышал в травах,
чуть от нас в сторонке:
То ли писк котёнка, то ли плач ребёнка.

Подошёл, раздвинул трав сырых потёмок.
Мокрый и дрожащий там лежал кутёнок.

«Фу, какая гадость!
Брось его, он грязный…
И больной, наверно… может, и заразный!»

Этим всё сказала о себе девчонка.
Распрощался с нею я, забрав кутёнка.

Минул год. И снова
льдиста лужиц кромка.
Друг хороший вырос из того кутёнка.

***

Боюсь писать я про любовь –
До дыр истёрта тема эта.
Но, моде следуя, поэты,
Страницы заполняют вновь
Поблекшей сутью тёртых слов.

Не искушён, но понимаю:
Не о любви порой читаю.
Неправда всё!.. Бесцветно слово.
Стих пустословием грешит,
И потому словес полова
Не трогает глубин души.

Боюсь писать я про любовь –
Измызгали понятье это,
И опустили до сюжета
Интимной близости полов.

Боюсь писать я про любовь,
Боюсь не точным ранить словом
Святую суть, саму основу
Великой тайны бытия,
Где под Божественным покровом
Живут планеты – «ТЫ» и «Я».

Любовь – не обладанье телом
И не влюблённость, и не страсть!
Она – в воздушном платье белом,
И безгранична её власть,
С небес ниспосланная Богом.
И только избранным, немногим
Даётся это чудо раз
В особый день, в урочный час.

Подарок это иль награда? –
Знать не дано… да и не надо.
Но будто ладана туман,
Или безумия дурман
Вдруг накрывает ум всецело,
И обретает крылья тело.

Восторг немыслимый в крови
От ощущения любви!

***

Порою тёплою осенней,
Когда тиха, прозрачна грусть,
Мне вспоминается Есенин,
Его стихи… и наизусть

Читая их, душою снова
К корням, к источнику тянусь
Его разбуженного слова,
Воспевшего святую Русь.

Пришёл он дудочкою божьей
В простор серебряных лугов,
Где заревое бездорожье
Уходит в кущи облаков,

России показать величье
От Петербурга до глуши,
И рассказать, как пенье птичье
Владеет крыльями души.

Сказать: средь Божия творенья
Не может быть слепого зла,
И потому в стихотвореньях
Грусть его осени светла.

Мятежной рвущейся душою
Ушёл так скоро в небеса,
Оставив плакать над собою
Стихов живые голоса.

***

На ниве жизни нашей
Все всходы – через сердце.
Был тёплым день вчерашний,
А нынче – не согреться.

Бывает так, я знаю,
А у поэтов – чаще:
Весной, в преддверье мая,
Стих просится звенящий.

Но хмурится день ясный,
Темнеет поднебесье.
Осенние ненастья
Несут другие песни.

Все горести былого
Всплывают – сердцу жарко.
Как много там такого,
Что и забыть не жалко.

Не жалко, значит, можно
Отвлечься от былого,
И верить, верить снова
Во всё, что невозможно.

Открыться жизни новой,
Оставив беды в прошлом.
Писать звенящим словом
И думать о хорошем!

***
Нынче душа не здорова,
Лета прошедшего жаль.
Осень задёрнула снова
Серою шторою даль.

Ветер одежды срывает
С клёнов, осин и берёз.
Осень последних лишает
Солнечных греющих грёз.

Голых дерев обречённость
В душу вселяет печаль.
Где же моя увлечённость
Жизнью в начале начал?

Светлая юная радость
Где-то осталась в былом.
Старость со мной и усталость
За поминальным столом.

Но под небесною сферой,
В свете могучих лучин
Не оплавляется вера
В малое пламя свечи.

Истово хочется верить
В незавершённость пути.
Жизни прощальные двери
Пусть постоят взаперти.

***

На дворе погода –
Не придумать хуже:
Перед Новым годом
В Астрахани – лужи.

Небосвод не светел,
Птица – под стрехою.
Морось, грязь и ветер
В душу мне – тоскою.

… А наутро вышел
В день другого года –
Шапкой снег на крыше!
Что творит природа?!

Солнце светит ярко,
Льдом стянуло лужи.
И по ним на санках
Ребятишки кружат.

Свеж, искрист и молод –
Будто в дивной сказке –
Мой старинный город
В первый день январский!

***

Альбом листая, вглядываюсь в лица
Людей, навек покинувших меня,
Чья жизнь когда-то, верю, повторится,
Но эта жизнь совсем другого дня.

И бьётся сердце раненою птицей,
Тревожа грусть, дремавшую во мне,
Не от того ли, что не смог проститься
Со многими по собственной вине.

Ещё один – свидетель дней моих –
Обрёл покой под холмиком в ограде,
С кем хлеб делил по-братски на двоих
И, не жалея, рубь последний тратил.

Погашен свет на дружеском причале –
Ни встретиться, ни сжать руки его…
К холодной тёмной пристани печали
Несёт меня в пространстве ветровом.

О, моё время, кто ты мне – судья
Или помощник на пути познаний?
Или река, иду которой я
Под парусом потерь и испытаний?

…Перед крестом с поникшей головой
Казню себя, хоть не виновен, вроде:
«…Не удалось проститься и с тобой,
Узнал я поздно о твоём уходе».

***

Живу по-крестьянски:
подъём в пять утра –
«Литовка», лопата да вилы.
Восток золотится, работать пора,
Будить задремавшие силы.

С годами, заметил, потребность во мне
Вставать спозаранок – сильнее.
Люблю этот час, когда мир в тишине.
С живою природою наедине
И дышится как-то вольнее.

И любо оно, когда птица поёт,
Поднявшись с тобой до рассвета.
Её жизнерадостный ранний полёт
На стих вдохновляет поэта.

Седой небосклон розовеет щекой,
Встречая зарю молодую,
С лица её тянет незримой рукой
Туманную дымку сырую.

Великий Художник цветит небосвод,
Рассветным лучом, словно кистью,
Румянит зеркальную гладь сонных вод,
Касается золотом листьев.

И всё, пробуждаясь, становится вдруг
Поющим, искристым, звенящим!
Рождённый вновь день
начинает свой круг
Под солнышком животворящим.

И так нестерпимо желание жить,
Стихи сочиняя о солнце,
Вплетая в строку сокровенную нить,
Что жизнью земною зовётся!

***

Проходит жизнь, но, отмечая даты,
Я благодарен Богу своему
За то, что дни, года мои – солдаты –
Уходят с боем и по одному.

***

Как жизнь прожить? –
Решить порою сложно –
Поставить цель и к ней спешить,
Или с оглядкой, осторожно?

Все варианты хороши,
Коль есть согласие души.
Стартуй, как хочешь: шагом, бегом,
Но финишируй человеком!

Поделиться:


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *