Марина Колесникова. И «волки» сыты, и «овцы» целы. О спектакле Алексея Матвеева «Волки и овцы».

Премьерой спектакля «Волки и овцы» Астраханский драматический театр открыл 210-й, юбилейный, театральный сезон. Режиссёр Алексей Матвеев представил зрителю свою сценическую версию пьесы Александра Островского.

История стара как мир: сильный «волк» сжирает молодую глупую овечку. А зрителю, разумеется, предстоит разобраться, кто есть кто. Если бы не одно но: все маски были сброшены сразу. Уже в первом акте показались и матёрые «волки», и те, кто в овечьих шкурах.

С первых минут великолепная Людмила Григорьева в образе помещицы Меропии Давыдовны задала высокую планку. Она буквально окатила зал бурной волной: мощным волевым голосом, уверенными движениями и жестами. Несомненно, вот она – «волчица». Уж она-то сегодня поживится свежей ягнятинкой!

Очень удачно альфа-самке подыгрывает Владимир Дёмин в образе душеприказчика Вукола Наумыча Чугунова — прожжённого старого «волка».

Но и «овечка» Евлампия Купавина, сыгранная Виолеттой Власенко, не долго сдерживала свой хищный нрав и оказалась если не «волчицей», то уж точно хитрой «лисой». Пара диалогов, несколько выразительных взглядов — и уже в первом акте «шкура» сброшена: сожрать себя вдова и выгодная невеста точно не позволит, потому как сама кусается.

Зритель мог бы подумать, что молодой обиженный судьбой Аполлон, племянник Мурзавецкой, (Николай Смирнов) и есть та самая несчастная «овца», которая в результате волчьих драк падёт жертвой и утолит их жажду крови. Но и он в силу своих возможностей хитрит и пытается показывать клыки, чтобы утолить свою собственную низменную жажду — страсть к выпивке. Смирнов несколько раз протискивается на сцену и разбавляет атмосферу алкогольным душком. Нет, этот молодой «барашек» не станет жертвой «волков». Он сам сожрёт себя.

Точно расставленные музыкальные акценты и мощная энергетика, исходящая от «волчьего» тандема Григорьева-Дёмин, сделали своё дело — первый акт вышел занимательным. Но вот задача на второй — удержать интерес зала к сюжету, когда всю суть его выдали в самом начале действа, — оказалась сложной.

Во втором акте зрителю дали зрелищ.

В бой вступила Эльмира Дасаева и провела свой раунд блестяще! Зал был поражён перевоплощением паршивой «овцы» Глафиры в живую дерзкую хищницу. Половину второго акта зрители лицезрели мастер-класс по обольщению закоренелого холостяка Лыняева (Валерий Штепин), оказавшегося, пожалуй, единственной «овцой» в этом ареале. Несмотря на то, что Михаил Борисович — человек прозорливый и неглупый, ранее легко (даже слишком) раскусивший замысел Мурзавецкой, устоять перед натиском Глафиры ему не удалось.

Пара весёлых диалогов, курьезная «постельная» сцена между тёткой Анфусой (Наталья Вавилина) и Аполлоном, новый герой — дерзкий молодой помещик Василий Беркутов (Алексей Кульчанов) — всё это при мастерской игре актёров должно было сложиться в фееричное действо.

Но этого, увы, не произошло.

Во втором акте явно не хватало музыки, динамики и интриги. Поэтому возвращение на сцену энергичной помещицы Мурзавецкой зал отметил одобрительным возгласом. Образы, созданные актёрами, вышли слишком прямолинейными, их действия — предсказуемыми, а сцены, пожалуй, поверхностными. Легко и спокойно выявился подлог, не вызвав при этом у героев негодования или хотя бы ехидного чувства собственного превосходства над сложившейся ситуацией. Легко вычислили и раскусили исполнителя «фальшивок» Клавдия Горецкого (Алексей Березюк).

Кульминационная по сути сцена превращения «волчицы» Мурзавецкой под натиском Беркутова в дрожащую покорную «овцу» вышла всего лишь забавной. А ведь нависающая над помещицей и приближенными угроза отправиться в Сибирь была вполне реальной, и зрителю хотелось прочувствовать весь трагизм превращения хищника в жертву. Однако сцена получилась незамысловатой и с лёгким юморком.

Впрочем, и финал не стал неожиданным, ведь именно таким его можно было представить уже в первом акте. Не помогла интересная заключительная сцена с игрой света и тени, не случилось «Ух, ничего себе!» — ведь ещё час назад, в первом акте, в голове пронеслось: «Ааа, ну ясно – понятно».

Во времена Островского подобная история была бы острой уже сама по себе. Но в наше время, когда принцип «не обманешь — не проживёшь» прочно засел в умах многих, а среднестатистического россиянина давно уже не удивляют громкие коррупционные скандалы, со сцены Астраханского драматического зрителям подали лёгкую закуску, в которой явно не хватило соли и перца. И если «волки» рады полакомиться сырым мясцом, то зрителю всё-таки хочется блюда прожаренного.

Поделиться:


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *