Александр Токарев. Трудности выживания в «Свободном мире». О фильме Кена Лоуча «Извините, мы вас не застали».

kinopoisk.ru

Герой фильма «Извините, мы вас не застали» Рикки Тёрнер – это и есть тот самый «раб, не сознающий своего рабства и прозябающий в молчаливой бессознательной и бессловесной рабской жизни», не стремящийся с этим положением бороться, – у него на это нет ни сил, ни воли.

В этом принципиальное отличие Рикки Тёрнера от героя предыдущего фильма Кена Лоуча – боевого старика Дэниела Блэйка, отчаянно борющегося с превосходящими силами бюрократической системы до последнего вздоха. Уровень гражданского сознания этих двух героев определяет и основную мысль каждого фильма. Если «Я, Дэниел Блэйк» призывает к сопротивлению, борьбе с несправедливостью – не революционной, конечно, а вполне легальной, правовой борьбе с системой, являющейся источником этой самой несправедливости, то фильм о водителе из курьерской компании, задавленном тяжким и неблагодарным трудом, говорит об обратном – выхода нет: или подчиняйся установленным правилам, или…свободен. «Всё, что тут происходит, — твой выбор», — говорят ему при устройстве в компанию. Ведь «это свободный мир».

При всей искренней симпатии и глубоком уважении к человеку, отдающему все силы для того, чтобы не дать скатиться своей семье в нищету, приходится констатировать, что он на ложном пути, ведущем в никуда. Семья, ради которой он работает по 14 часов в сутки, должна быть его опорой и поддержкой. Но в мире, где личные проблемы людей не только не волнуют желающих получать максимальную прибыль, но и являются препятствием для её получения, семья становится обузой и неизбежно начинает трещать по швам. Более того, семья в этой ситуации и не даёт герою встать на путь осознания своего рабского положения. Дэниелу Блейку было легче – он был один и даже другим имел возможность помогать.

Жена Рикки Эбби, работающая в социальной службе и посещающая на дому инвалидов и немощных старух, лишается автомобиля, который супруги вынуждены были продать, чтобы купить фургон для новой работы мужа, – ведь арендовать его у компании будет дороже, чем даже выплачивать кредит за свой собственный. Впрочем, Эбби демонстрирует куда большее здравомыслие и куда большую волю к сопротивлению, нежели Рикки: и когда объясняет ему, что в случае аренды фургона у компании, он ничего не потеряет и, как минимум, не останется должен, и в разговоре с начальником Рикки, хладнокровно подсчитывающим убытки собственные и взваливаемые на плечи водителя, ограбленного и избитого уличными налётчиками. Потеряв автомобиль, Эбби теряет и свободное время, потому что ездить от одного клиента к другому приходится теперь на общественном транспорте. Подросток-сын то ли из чувства протеста против окружающего мира, свойственного его возрасту, то ли в пику трудоголику-отцу, на которого ему не хочется быть похожим, ввязывается в драку в школе и совершает кражу, за что, естественно, расплачиваются родители, которым некогда было особо вникать в то, чем живёт их сын. 11-летняя дочь, искренне желающая, чтобы всё было по-старому, крадёт ключи от фургона, создавая отцу ещё большие проблемы на работе. Каждый из членов семьи Тёрнеров, даже желая своим близким добра, лишь усугубляет общее состояние дел.

Увы, нет в этом мире места и солидарности – когда речь идёт о выживании, каждый сам за себя. Рикки, первоначально находившийся на хорошем счету у руководства, легко соглашается поменяться маршрутом с водителем, которому не дали двух свободных часов, чтобы починить сбитое зеркальце на машине: время – деньги. Но и сам попадая в сложные ситуации, Рикки не находит понимания ни у руководства, ни у других водителей, товарищами в этом бизнесе не являющимися.

На примере простой проблемной ситуации семьи Тёрнеров вдребезги разбивается краеугольный камень идеологии либерализма – идея свободного рынка. Формально каждый из водителей имеет свой частный бизнес, но этот бизнес включён в компанию, диктующую свои условия работы. При этом водители не работают на компанию, они вроде как партнёры. В итоге все издержки и потери ложатся на плечи частника, а максимум дохода получает компания, не имеющая перед частником никаких обязательств, – ведь она его не нанимала, она просто дала возможность работать вместе под красивой вывеской. Теоретически через какое-то время можно приобрести эту вывеску-франшизу и работать под ней чисто на себя. Но до этого распрекрасного времени герой фильма, видимо, не дотянет.

Рикки, из которого выжимают все соки штрафами, невыплатами за непредусмотренные трудовым договором (которого тоже нет) отгулы, необходимостью денежной компенсации за похищенное у него имущество, не доставленное адресатам, и разбитый дорогостоящий сканер компании, продолжает думать только о выживании, и едва живой вновь садится за руль своего фургона. Он верит, что проблемы, переживаемые Тёрнерами, удастся преодолеть, и когда-нибудь всё наладится. Но в это совсем не верит зритель.

Поделиться:


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *