Александр Бобров. Выведенный из комы. (Д. Быков как продукт и гарант власти).

Предваряя статью известного публициста и поэта Александра Боброва, скажем несколько слов о предмете его сочинения – о писателе Дмитрии Быкове. Всю вторую половину апреля его имя не сходило с новостных полос интернета. О состоянии его здоровья ежедневно сообщали разные каналы телевидения. Вот это популярность! О чём же пишет этот плодовитый автор, активно работающий в прозе, поэзии, публицистике? Вот отрывок из его статьи, опубликованной в журнале «Русский пионер» http://ruspioner.ru/cool/m/single/6023.

Россия сейчас на пенсии. Для нее характерны все черты пенсионера, а именно:

1. Она хочет ничего не делать и чтобы все ее за это уважали. Она уже поработала, теперь имеет право. Предки полили ее потом, кровью, вообще всем, завоевали огромные территории, теперь она может качать нефть и почивать на ней.

2. У нее все в прошлом. В нем она имела великие заслуги — культурные, научные и военные. Теперь ее главное занятие — напоминание об этих заслугах, борьба за них, постоянное перечисление обидчиков, желающих переписать ее трудовую книжку. Когда-то она была о-го-го, сейчас весь ее статус удерживается на великих воспоминаниях, и все родственники почтительно склоняют головы перед этими заслугами. Что и как там было — никто копаться не хочет, хотя есть основания полагать, что имеются некие старческие преувеличения по части альтруизма и героизма, что кое-какие подвиги очень сильно мифологизированы, а некоторых просто не было. Но надо быть конченой сволочью (sic!), чтобы теперь копаться в прошлом старого человека, на чьих легендах и мифах о собственном величии выросло несколько поколений его детей и внуков. Отнимать у них память об этом постоянном брюзжании, отравившем их детство, как минимум бесчеловечно.

3. Как уже было сказано, она все время брюзжит. Ей все не нравится — Восток, Запад, свои, чужие, — потому что в душе она сама ужасно себе не нравится. Она плохо помнит, какой была, но ясно сознает, что была не такой. Ей невыносимо это новое состояние, она привыкла, что она в статусе молодого варвара и все ее уважают за эту прекрасную дикость, — теперь варвар тоже пошел не тот, да все не то! Никто не вызывает у нее неодобрения, а больше всего она ненавидит неблагодарных родственников. Налицо главная примета некрасивой старости — бесконечные тяжбы с родней, которая хочет жить отдельно.

4. Старческое скопидомство. У старости всего очень мало, в особенности денег. Резервы есть, но невозобновляемые. Тратим только на то, чтобы произвести впечатление. Например, созовем гостей, нажарим, наварим на десятерых, хотя придут трое, остальные нос воротят. Потом месяц доедаем и выбрасываем, еще месяц во всем себе отказываем.

5. Страх и враждебность относительно всего нового. Цепляемся за старые вещи и обычаи, новыми пользуемся, как айфоном, но скрыто ненавидим. Шпионим за домашними — не пишут ли они в этом айфоне чего-то крамольного. В новой стиральной машине обязательно сидят жучки или просверлены дыры коварными изготовителями. Новый диван не покупаем, хотя в старом клопы. Но это наши клопы, в них наша кровь, которую проливали наши деды.

Все перечисленное превращает Россию в классического старца, который во вчерашнем дне не уверен, сегодняшний ненавидит, а о завтрашнем не думает вовсе, потому что его может и не быть. Успех реформатора здесь может быть связан только с пенсионной реформой, и потому она — последнее, что несколько взбудоражило засыпающую в деменции страну.

 Произошло самое трагическое событие апреля, отмеченное всеми либеральными СМИ и сайтами Интернета: кома Дмитрия Быкова. Теперь жена доложила, что самочувствие нормальное, сам «товарищ гражданин» рапортует, что готов вернуться в строй. Так что не кощунственно в конце Страстной недели оглянуться на несколько дней назад и малость ошарашенно подумать: а что ж это было? Как известно, популярный писатель и гуру был госпитализирован 16 апреля в Уфе, где он собирался выступить с лекцией. Быкову стало плохо еще в самолете, его рвало, но стюардессы сначала подумали: перебрал… Первоначально СМИ писали об инсульте, что сразу было опровергнуто близкими Быкова. Но паника ширилась, да ещё сообщалось, что писатель был введен в искусственную кому. Несмотря на то, что за ним наблюдали лучшие врачи Башкирии, а лечение взял под личный контроль и. о. главы республики, где началась посевная, было принято решение о транспортировке больного в Москву. Министр здравоохранения Вероника Скворцова, забыв про жертвы начавшихся пожаров, тоже лично следила за состоянием могучего Львовича и чуть ли не докладывала на самый верх. Многие опупели, если не выразиться грубее, по-быковски: чего было-то?

Политик, философ и публицист в одном флаконе Константин Крылов полагает, что Быков просто не рассчитал свои силы и переусердствовал с алкоголем: «Не нойте и не причитайте. Дима жив. Он сильный, полный жизни, сил и планов, молодой мужчина. Просто не уберег себя ради нас же с вами – 3 огромных перелета за одни выходные с лекциями и встречами. Поэтому медикоментозный сон как компенсация – способ восстановиться и ускорить выздоровление». А чего ужасного в трех перелетах за выходные, особенно если все неприятные хлопоты берут на себя помощники (а у Быкова их полно)? Разве только у него аэрофобия, и он снимает ее алкоголем. И поэтому несколько перебрал, и печень не выдержала? Спасали его всем миром, на правительственном уровне. Не каждому пьющему таланту, даже выдающемуся — такое внимание. Супруга писателя Ирина Лукьянова раздраженно писала по поводу разных версий и диагнозов: «Сегодня ТАСС диагностировал у Быкова инфаркт мозга, а телеграм-канал Mash тяжелый сепсис. Завтра, думаю, найдут родильную горячку. На всякий случай напоминаю всем коллекционерам чужих диагнозов о статье 13 Основ законодательства об охране здоровья граждан…». Она – о неразглашении  сведений, составляющих врачебную тайну, а я – о том, почему законодательство об охране здоровья граждан – столь выборочно? И почему  информация о том, что «дело Быкова» на особом контроле у лучших врачей Башкирии и страны в целом стала достоянием всех СМИ, включая государственные?

Ну а люди в соцсетях начали гадать и возмущаться: а кто есть Быков, за что ему такие почести, чем он лучше простых смертных?  К примеру, литературовед Иван Есаулов называет Быкова «государственным человеком» и утверждает, что давно писал об этом в своей книге «Постсоветские мифологии»: «- Замечу, однако, что нельзя и придумать более удачной иллюстрации моих «Постсоветских мифологий» (где один из героев как раз Дм. Быков), чем история с его госпитализацией. И то сказать: министр здравоохранения Башкирии контролирует лечение пациента: «с ним работают лучшие республиканские специалисты». Мало этого: ход лечения контролирует еще и министр здравоохранения Российской Федерации Вероника Скворцова. «О ситуации знает и президент РФ». В ведущем сетевом издании РФ читаем, что «главный реаниматолог и анестезиолог Минздрава России Игорь Молчанов заявил, что уже провел консилиум, посвященный состоянию Дмитрия Быков». Не знаю, что еще нужно для того, чтобы даже самый последний обыватель, одурманенный нашей пропагандой «о либералах», убедился: да никакие это не «либералы», никакие не «оппозиционеры», а ГОСУДАРСТВЕННЫЕ люди, первые люди в Российской Федерации… А сантехник Вася пусть и дальше верит сказкам «о либералах»…

 Цинично, но точно. А как любовно пишет о президенте Путине яростный «оппозиционер», рифмуя на новый манер остроумное стихотворение Анатолия Брагина: «Как-то вышел Ленин на прогулку»:

Неприступный, как гостайна,
И стремительный, как «вжик»,
Путин вышел из комбайна.
Путин. Тут и сел мужик.

Так и сидит мужик, наверное, в позе орла, ждёт новых творений Быкова… Правозащитник и публицист Наталья Холмогорова косвенно подтвердила эту «государственность», но припечатала: «Быков писал прекрасные стихи. Давно. Человек он, кажется, всегда был не очень. Кто-то сказал о нем «свинья, проглотившая соловья»; но пение было действительно соловьиное. Потом свинья переварила соловья. На место стихов пришли рифмованные памфлеты, громоздкие мутные романы с трусливыми героями, в которых как-то чересчур ощущался автор, и «возмутительные высказывания» на разные темы. Но мало ли таких? И это само по себе не приговор. Для меня Быков кончился после «девочки Лизы». Даже не знаю, почему именно это так подействовало. Но – как отрезало.

Он поглумился над изнасилованным ребенком. Над реальной девочкой, называя ее настоящим именем. В рифму, с приличествующим случаю изящным острословием, сообщил, что она «сама хотела», и пригласил своих прогрессивных соратников тоже над этим похихикать. Он ничего не имел против этой девочки, вряд ли вообще о ней задумывался – ему просто нужно было написать очередную стихотворную колонку для «Новой», и эта тема показалась ему остроумной и достаточно пикантной, чтобы привлечь публику. Он, кажется, даже не понял, что сделал не так. На этом кончился человек – хороший ли, плохой ли – и осталось пустое место, иногда по инерции издающее неприятный запах. Смерти я ему не желаю, конечно. Желают смерти тем, кого ненавидят, а ненависть все же означает, что «что-то есть». А тут ничего уже нет. Что произойдет с пустотой – никакой разницы».

Любопытно, что перед Уфой Дмитрий Быков читал в Екатеринбурге лекцию на тему «Страсти в мировой литературе». И мало кто мог представить, что вскоре в России разыграются вот такие «страсти по Быкову». Главред «Эха Москвы» Венедиктов вёл прямые трансляции, как Быков идет на поправку после искусственной комы, и записал передачу прямо в клинике, как с передовой либерального фронта. Критик Виктория Шохина продолжала изумляться в ФБ: «Диме Быкову уже гораздо лучше, и он рвётся в бой. То есть писать эфир на «Эхе», о чем сообщил Венедиктов. А меня не оставляют раздумья, причем довольно тяжкие: почему его здоровьем занимались на самом высоком государственном уровне, как будто он сам топ-чиновник какой-нибудь? Или герой России… И не говорите, что Быков и наши министры – социально близкие, что они исповедуют одни и те же взгляды, и поэтому… Только за взгляды бригады лучших врачей из Москвы в Уфу не посылают. И министр здравоохранения страны сводки о состоянии здоровья не даёт. Это было бы слишком романтично.

Нет, Быков – не герой России, не топ- и даже не просто чиновник. Но кто он, клеймящий Россию без устали и с патологической ненавистью? 

Мне почему-то вспоминается Евно Фишелевич Азеф. Между прочим, человек весьма талантливый. Конечно, в случае с ДЛБ всё не так кроваво, ну так и времена иные».

Насчёт намёка на кровавую провокацию с подготовкой революции или контрреволюции – не лишено оснований. Таких адвокатов генерала Власова и даже Гитлера на всякий случай – взращивают и пригревают. Но, по-моему, всё логичнее, задушевнее и страшнее. Мне кажется, что здесь дело не в личных качествах, успехах, признаниях. Или тем более в связях – просто Быков самый  свой, родной, вещающий о сокровенном. Именно ТАК думают Владимир Путин, награждая Хазанова орденами всех трёх степеней «За заслуги перед Отечеством», Дмитрий  Медведев, хвалящий публично «Зулейху, открывающую глаза», Сергей Кириенко, курирующий всю внутреннюю политику  в АП, наконец, все нерусские олигархи, все прикормленные пропагандисты и политиканы. Ну, а короли эфира-  Венедиктов-Эрнст прямо подтверждают: да, МЫ РОДНЫЕ.  И вся система – естественно среагировала. Чего тут удивляться? Так же и Высоцкого любили все инструктора  ЦК КПСС, боготворили в «госэлите» будущие разрушители СССР, жадно слушали в барах и банях барыги и подонки, которых Высоцкий якобы клеймил. Нормальное, банальное дело… Поэтому я нисколько не удивлён. Это как бесконечные признания в любви и поздравления Жванецкому – президента России, который не поздравил Юрия Бондарева с 95-летием.
А есть тут какое-то государственно-идеологическое обоснование? Конечно! Я давно объясняю, почему традиционная, патриотическая, честная литература сегодня в таком загоне и пренебрежении со стороны государства. Ответ очевиден: русская словесность живёт идеями, смыслами, святыми понятиями, а государство – демонстративно нет, что и закреплено в куцей Конституции РФ. «Танковая Конституция» – самая безыдейная, но идеологизированная конституция в мире. Откуда этот парадокс? Она писалось в смутное время, принималась под оголтелую пропаганду морально и социально угнетённым народом, а сочинялась врагами России. Не так давно Государственный департамент США официально признал, что в 1993 году Конституцию РФ, как и ряд ключевых законов нашей страны, писали американские советники.  Государственная идеология, как аккумулятор высших ценностей государства, запрещена статьёй 13 Конституции РФ. Но если нет ценностей, не может быть и целей, а если нет целей, не может быть результата. Что мы и наблюдаем в период нескончаемого кризиса, застоя и губительного раздрая. Идеология якобы запрещена, но она царит в самой Конституции: статья 2 Конституции РФ в качестве высшей ценности определяет «человека, его права и свободы». В этом определении не находится места ни для существования самой России, ни для счастья народа, что заявлено в конституциях многих стран и в Декларации США, ни для суверенности российского государства, семьи, национальных исторических традиций. Идеология, заявляющая высшей ценностью права и свободы человека – это идеология либерализма, что известно любому студенту юрфака, откуда пришли наши высшие руководители.

Анализ конституционных текстов других стран показывает, что непосредственный запрет на государственную идеологию существует только в конституциях России, Болгарии, Узбекистана, Таджикистана и Молдовы. Я не хочу, чтобы моя страна пребывала в такой «блестящей пятёрке»! Например, король в Дании, Швеции и Норвегии должен, согласно конституционным текстам, обязательно принадлежать евангелическо-лютеранской церкви. О, попробуй запиши, что президент России должен быть православным, – либералы всего мира распнут! В Конституции РФ полностью отсутствуют такие понятия как «Дух» и «Духовность», «Святыни». Она оказалась вычищена не только по отношению к идеологии, но и к русской духовности, морали, святости. Какой простор для веллеров-быковых! Ничего святого, кроме бабла и вседозволенности. Ни разу не упомянуто святое понятие – «Справедливость». А ведь понятие духовности в конституциях стран мира достаточно широко представлено. Среднемировая употребляемость подобных терминов на один конституционный текст – около 4 раз!

Выражением патриотического отношения к своей стране является понятие «Родина». В Конституции РФ данный термин встречается один раз. На мировом конституционном фоне Россия и тут занимает позицию аутсайдера. В европейских конституциях слово Родина используется в среднем более 2 раз, в целом по миру – около 3-х раз. А нас уговаривают в аналитических программах, что президент Путин  обозначил патриотизм как национальную идею. Так надо тогда закрепить! Или это так, для обоснования расходов на силовые структуры: мы, мол, державу бережём из патриотических порывов! А может, всё элементарнее: свою власть сохраняете и спекулируете понятием патриотизма? Зато российская конституция оказывается мировым лидером по использованию термина «свобода» – 55 раз! Эк Россию скособочило… Впереди неё по рассматриваемому показателю – только Основной Закон дважды побеждённой в ХХ веке Германии. Свобода – это, как известно, базовая ценность либеральной идеологии. Российская конституция оказывается не просто либеральной, а, наряду с германской, наилиберальнейшей. Ну, и тут «певец свободы» Быков — самый желаемый и охраняемый трубадур.

Именно это – главная подспудная причина: он символический гарант Конституции. Как ни смешно это для кого-то звучит – именно Дмитрий Быков, который желчно иронизирует, стебается, глумится над всем святым, традиционным, глубинно русским – носитель и ярчайший выразитель господствующей идеологии, а таких по давней традиции хоть в упомянутой Германии, хоть в новейшей России берегут — и официально, и по невольному порыву. Вот его убеждение, которое, как показывает пример Альфреда Коха, перебравшегося в Германию, царит (пусть и скрывается) в правящей элите:

«Разговоры о российской духовности, исключительности и суверенности означают на самом деле, что Россия — бросовая страна с безнадежным населением. Глубокая уверенность в некачественности, неисправимости, исторической потерянности этого населения вообще свойственна спецслужбам с их демоническим презрением к гражданам. И надо сказать, основания для такого презрения мы им действительно даем, так и не выучившись эффективно противостоять их немудрящим разводкам. Большая часть российского населения ни к чему не способна, перевоспитывать ее бессмысленно, она ничего не умеет и работать не хочет. Российское население неэффективно. Надо дать ему возможность спокойно спиться или вымереть от старости, пичкая соответствующими зрелищами».

Быков в концентрированной форме выразил то, что реально делается в социальной и информационной политике – от закона о пенсиях и провальном образовании до русофобских СМИ и состава ведущих на ТВ, вещающих «некачественному народу». 

Выведенный из комы –
Свой, дорогой, искомый,
Жрущий за грантом грант,
Быков – продукт и гарант.

Интернет-портал «Российский писатель»

Поделиться:


Александр Бобров. Выведенный из комы. (Д. Быков как продукт и гарант власти).: 3 комментария

  1. Крик Александра Боброва (а при чтении складывается ощущение, что автор говорит с читателям громко и порою кричит) очень странно перекликается с «Очерками смутного времени» Ю. Н. Щербакова, не так давно опубликованных здесь же, на «Российском писателе». Эти очерки мне близки и понятны и жаль, что их заклеймили и забросали камнями, не уделив должного внимания на поднимаемую проблематику лжепросветителей, затесавшихся в писательские ряды. Я думаю, и Щербаков и Бобров попали если не в яблочко, то девятку или в восьмёрку — уж точно. Отсюда и нервные или сдержанные, задушенные в зародыше комментарии тех, кто справедливо считает, что Быков — фигура видная и безусловно талантливая, а что до высказываемых им мыслей — так это ведь черный пиар и не более. Позвольте, пиар — пиаром, но сравнивать с грязью исконно русские святыни — это уже преступление, и на мой взгляд, непростительное.

  2. Вообще не стоит тратить душевный пыл и множество слов на такого поганца. В коме он или нет, неважно, потому что он — это тот субстрат. который во всех прорубях всплывает.

    • С нашего молчаливого согласия порубленную на куски родину растаскивают по углам. В наших силах остановить хотя бы одного вора, прижать словом или делом — не важно. В данном случае, молчание — не золото, а неминуемая смерть.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *