Юрий Щербаков. Два слова – «Россия» и «Сталин».

Сегодня, 18 апреля посмотрел кусок ток-шоу «Время покажет» на первом телеканале. Дискутировали господа Кургинян и Гозман. А тему обсуждения дала публикация на новостной ленте интернета «Уровень одобрения Сталина достиг исторического максимума». Вот эта информация:

«Уровень одобрения россиянами деятельности Иосифа Сталина побил исторический рекорд. Об этом свидетельствуют данные опроса «Левада-центра», передает РБК. Согласно исследованию, суммарный уровень одобрительного или безразличного отношения к Сталину достиг 77 процентов. Отмечается, что 51 процент респондентов относятся к руководителю Советского государства с восхищением, уважением или симпатией. При этом на 12 процентов выросла доля тех, кто заявил об уважении к политическому деятелю. С 2015 года заметно снижение числа нейтрально или негативно настроенных российских граждан к Сталину. Также 70 процентов россиян считают, что Сталин сыграл «скорее положительную» или «целиком положительную» роль в жизни страны. Об отрицательной роли фигуры лидера СССР заявили 19 процентов опрошенных. Кроме того, с 2008 года количество людей, считающих неоправданными «человеческие жертвы, которые понес советский народ в сталинскую эпоху», сократилось на четверть: с 60 до 45 процентов. В 2017-м сообщалось, что 50 процентов граждан положительно оценивают деятельность Сталина в качестве руководителя СССР во время Великой Отечественной войны, а четверть опрошенных посчитали, что сталинские репрессии были политической необходимостью, поэтому они исторически оправданны».

Не знаю, кто «победил» в споре, который, как по мановению волшебной палочки, разгорается опять и опять. Хотя почему «как»? «Волшебная палочка» манипулирования общественным мнением существует на самом деле. Нужно спустить пар от опасного для власти «брожения умов» – и невидимые кудесники взмахивают магическим предметом, точнее, нажимают на нужный пультик. И вот он, очередной виток публичного забалтывания того, что очень и очень серьёзно. Для истории, для страны, для будущего, для каждого из нас. Несколько лет назад я написал заметки, которые, как мне кажется, не устарели и сегодня.

А поводом для их создания стало тогда предложение Всероссийской телерадиокомпании «Голос России» высказать в эфире своё мнение о новом витке «десталинизации», объявленной в очередной раз чуть ли не главной идеологической задачей современной России. Первый приступ борьбы с наследием «тирана и узурпатора» был, как известно, хрущёвской «оттепелью», второй – горбачёвской «перестройкой». И вот – новое обострение застарелой болезни…

О, этот вечер дружбы в Будапеште –

Почти дипломатический приём!

Не зная строчек гимна, –

Ну, хоть режьте! –

Стоим и неуверенно поём…

И будто не по-русски в этом зале

Звучат сегодня русские слова.

Я помню: громовое слово «Сталин»

Меж гулких стен вмещается едва.

Был гимн тогда ещё не перекроен,

Хотя уже в учебниках давно

Цитировались новые герои,

«По-доброму» владевшие страной…

Как много гимнов безголосо спето!

А сколь сорвалось юных голосов…

О, времени бесценная примета –

Приобретенье самых главных слов!

Стихи эти написаны мною, конечно, не в 1969 году, когда нас, советских шестиклассников, пригласили в гости к сверстникам из венгерской гимназии в рабочем пригороде Будапешта Чепеле. Я хорошо помню то странное тревожное чувство, которое властно завладело душою, когда юные мадьяры – чин чином – запели наш гимн со словами Сергея Михалкова, написанными ещё в 1943 году. «Нас вирьястил Стальин…» – старательно выводили наши новые друзья, а мы только смущённо переминались и переглядывались. И случай этот вспомнил я, конечно, на заре «перестройки», когда меченый болтун, казавшийся тогда пророком, затеял «окончательное» развенчание «культа личности». Вот тогда и родились эти и другие «шибко гласные» стихи. Одно из них называлось очень символически – «Тридцать седьмой».

…А у какой неведомой стены,

Где пулями исклёвана извёстка,

На чьих губах впервые рождены

И умерли слова: «За Ста…»

Заставить просто

Не думать за строкой и между строк.

А сердцу… До того ль песчинке-сердцу,

За кем ещё там чёрный «воронок»

Захлопнул безошибочную дверцу…

В ту пору журналист Лёва Гельфман позвал меня на один из первых «прямых эфиров» Астраханского телевидения. Позвал на свою голову. Потому что прочёл я в телекамеру стихи не о «погоде и природе», как было велено, а о том, что с подачи генсека-пустобрёха казалось самым важным. Вот, к примеру, как начиналось стихотворение «Летом 42-го», написанное со слов отца. Немцы ведь не только дебильные листовки, вроде «бей жида большевика – морда просит кирпича» на наши окопы сбрасывали, но и карикатуры на Сталина, где в рифму рассказывалось о его злодеяниях.

А с неба вместо рваного железа

Листовки – на окопные поля:

«Ножом хирурга Фрунзе я зарезал

И Тухачевского злодейски расстрелял…»

…И, может быть, кому-нибудь попала

В пилотку, гимнастёрку ль неспроста

Единственным решеньем трибунала

Карикатура вражеская та…

Да, думали по-разному в то лето,

Хоть и вставали рядом под свинец.

На то – и люди… Но зачем об этом

Ты говоришь мне шёпотом, отец?

И за тебя, не ведавшего тыла

На фронтовой прогорклой целине,

Я говорю: вот так оно и было.

Верней, и это было на войне.

Одним словом, досталось тогда от меня «вельможному татю» по полной программе! Ну, ещё бы!

О, эти долгожданные права –

Жевать слова заученные стойко!

Неисчислима свежая трава

На пастбище с названьем «Перестройка».

И всё бы ничего, но эфир-то был прямой, и в студию дозвонился настырный ветеран. Нет, он не ругался, не анафемствовал, не кликушествовал – предрекал:

– Пройдёт лет двадцать, молодой человек, и вы будете думать совсем по-другому! Если, конечно, не потеряете совести…

Прошло двадцать и ещё тринадцать лет. И я действительно давным-давно думаю по-другому. Но совестно мне не за тогдашние «архисмелые» стихи, а за то, что, как и многие, ходил, словно зачарованный, за бойким пастухом по тому самому «пастбищу».

А голоса клеймят, ведут, гремят…

Да только оглушительное слово

Всё чаще – не спасительный набат,

А балабон на шее у коровы.

Эти строки, кстати, тоже написаны в те самые «перестроечные» времена. А чуть позже – вот эти:

Хотя сейчас за пылью наших будней

Минувшее понятней и подсудней,

Не заслонят ли нам иные даты

Собою Колыма и Куропаты?

И, в прошлое прокладывая сходни, –

«Воздастся ли за шумное сегодня

Кому-нибудь, когда-то, как-то, где-то?» –

Всё чаще вопрошаем без ответа.

Нынешняя «десталинизация» – и есть попытка заслонить, спрятать «шумное сегодня» за дымовой завесой бредовых претензий к человеку, ушедшему или, как утверждают некоторые историки, убитому в 1953 году. Самые настоящие враги народа разворовали страну и до сих пор лихорадочно глотают и переваривают куски того государства, тех ценностей, что были сотворены под водительством Сталина. Кому же охота держать ответ за свои преступления! Кто, по присловью, громче всех кричит: «Держи вора»? То-то и оно.

Маршал Победы Георгий Жуков однажды сказал, как отрубил: «Да, был культ. Но была и личность!» Увы, к нынешним «вождям народов» больше подходят слова Паниковского из «Золотого телёнка»: «Жалкие ничтожные личности!» Масштаб личности – это масштаб той идеи, которой она служит. Великое государство социальной справедливости или сырьевая колония с вымирающим населением? Общество, где на главном месте – нравственность, духовность и мораль или разобщённое население, озабоченное только улучшением комфорта тела? Народовластие и равноправие или самоуправство и вопиющее неравенство? Вопросы вовсе не риторические.

Здравомыслящие люди, даже искренне ненавидящие Сталина, способны, если не принять, то хотя бы понять, во имя чего были принесены великие жертвы. А во имя чего вымаривается народ и разрушается экономика в постсоветские годы? Неужели только для того, чтобы сказочно обогатились немногие избранные? И это – великая цель?

Десталинизация – это десоветизация, уничтожение последних фрагментов того общественного строя, который сложился при Сталине. Историк Валерий Соловей справедливо называет его «социально ориентированным государственным капитализмом». Это общество только готовилось стать социалистическим. Но даже в этом качестве насколько же оно было справедливее и чище нынешнего общества «хватательных рефлексов», как назвал его нобелевский лауреат Иосиф Бродский! Доламываются последние скрепы: армия, органы правопорядка, медицина, образование, культура.

«Общество не может начать уважать себя и свою страну, пока она скрывает от себя страшный грех семидесяти лет коммунизма – сталинизма – тоталитаризма», – это цитата из программы десталинизации, созданной рабочей группой Совета по развитию гражданского общества и правам человека при президенте РФ. Есть там и ещё одна замечательная фраза: «Модернизация страны ни на техническом, ни на политическом уровне невозможна без изменения сознания общества».

Попросту говоря, мы все дружно должны отказаться от 70 лет советского прошлого, предать анафеме не только репрессии, но и индустриализацию, коллективизацию, победу в Великой Отечественной, послевоенное восстановление страны, прорыв в космос. А что? Ведь сказал же не так давно президент Медведев, что истории России – всего двадцать лет! Всё остальное, выходит, – сон, мираж, наваждение, бред, проклятое прошлое, которое надо срочно забыть. А кто не забудет – тех «к ногтю»: вплоть до запрета на профессии и других репрессивных мер. А ведь по всем социологическим опросам, как минимум, три четверти населения России оценивает советский период и роль Сталина положительно!

Десталинизация – десоветизация – десовестизация – такое вот триединство замышляют сегодня обласканные властью радикальные либералы. Только лишив людей остатков совести, можно привести Россию в «светлое капиталистическое будущее», имя которому – либеральный фашизм. А с фашизмом любого сорта – разговор короткий.

Наверно, время делает мудрей,

Вдруг возвращая главный смысл понятьям.

«Из сотен тысяч батарей

За слёзы наших матерей,

За нашу Родину! Огонь!»

Ты слышишь, батя?

Для тех, кто забыл, напомню первую строку припева цитируемой в стихотворении песни:

«Артиллеристы, Сталин дал приказ!»

А ещё – стихи Степана Щипачёва:

«Врезаются в синие дали

Граниты твоих берегов.

Два слова – «Россия» и «Сталин»

Пусть в трепет приводят врагов!»

Поделиться:


Юрий Щербаков. Два слова – «Россия» и «Сталин».: 6 комментариев

  1. При всём моём неоднозначном отношении к товарищу Сталину (расстрел при расказачивании предков донских…) , вынужден согласиться, что тогда, в сталинские годы, без жёсткого правления не было бы строительства социализма и народного (пусть даже формально) государства. При том разгуле чиновничьего хамства и преступности — не было бы и страны… Но современному обществу просто нужно следовать букве Его Величества Закона, общего для всех, а не только для избранных, но и в этом случае — в переходный период, вероятно, не обойтись без сильной и авторитарной руки. Иначе наша «власть» сделает всё под себя любимых, как это и происходит сейчас. И опять таки, вынужден согласиться с таким утверждением, что те «перегибы осуществлялись тогдашней номенклатурой в угоду своих интересов». Человеческий фактор.
    НАДО ПОПРОСТУ ПРИЗНАТЬ ТУ ОБЪЕКТИВНУЮ СИТУАЦИЮ И ЕГО РОЛЬ, КАК ЛИДЕРА ГОСУДАРСТВА, ДЛЯ СОХРАНЕНИЯ ЕГО ЦЕЛОСТНОСТИ.

  2. В годы перестройки мне удалось купить книгу Юрия Борева о Сталине, в которой автор собрал воспоминания, легенды и байки о вожде. К сожалению, я даже не помню названия книги, у меня её быстро «увели». Издана она была как раз в то время, когда Сталина изо всех сил мазали чёрной краской, представляли глупцом и тупицей. Но со страниц книги вставал совсем другой образ. Да, своевластный, да, по-восточному хитрый и подозрительный… Но умнейший и образованнейший человек, знающий, чего хочет и ведущий страну твёрдой рукой. Надо сказать, в нашей семье было довольно равнодушное отношение к Сталину, но после прочитанной книги я стала уважать этого своеобразного и очень несчастного в своём одиночестве человека. Ему было много дано, вот теперь и много спрашивается. Только имеют ли право спрашивать современные либералы, проморгавшие ЕГО страну?

  3. Отлично! Позиция автора прямая и четкая, без экивоков. Это дорогого стоит.

    • Вот и моя — тоже.
      Сталин
      Век двадцать первый зовёт нас на суд.
      Но не развеян ветром Истории
      Мусор с могилы. Тот мусор, который
      Понанесли – и сегодня несут.

      Мало – полвека! Столетья нужны,
      Чтоб это имя звездой воссияло,
      Чтобы развеялся над «Россиянией»
      Мусор позорный кремлёвской шпаны.

      Тот, кто от гибели Родину спас,
      Смотрит в глаза нам усмешливо-хмуро,
      С трубкой погасшею, с грозным прищуром…
      Выдержать взгляд его –
      много ли нас?

      2009г.

  4. Соглашусь с автором, явно действующие по указке Кургинян и Гомзин, затронули весьма серьёзную и болезненную тему. То что она была вынесена на ток-шоу – это серьёзное упущение, нельзя чернить или завышать значимость Сталина, ориентируюсь на сомнительные фильмы и телепередачи (а кинозрители, не читая книг, часто имеют именно такое – чисто «экранное» мнение). По логике вещей, хотя бы несколько документальных фильмов бы показали, прежде чем устраивать «пляски на могиле вождя». И пусть есть публика в зале и интернет-голосование, мнение народа – лишь видимость, ширма, чтобы скрыть не только глобальные перемены, но и добиться эффекта «ну ничего запретного, абсолютно ничего святого». После «копаний в грязном белье» Андрея Малахова и передач про условно плохих церковнослужителей это ток-шоу воспринимается как фарс и не более.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *