Александр Токарев. Скоморошество под маской классики. О спектакле Михаила Скандарова «Старый друг лучше новых двух».

Сразу два астраханских театра отметили начало нового сезона постановками Александра Островского. Астраханский драматический театр представил на суд зрителей спектакль Алексея Матвеева «Волки и овцы». Астраханский театр юного зрителя – спектакль «Старый друг лучше новых двух» в постановке московского режиссера, заслуженного деятеля искусств России, профессора кафедры режиссуры драмы и мастерства актера РАТИ (ГИТИС) Михаила Скандарова.

Обращение к классике само по себе дело хорошее. Хотя при этом следует учитывать, что далеко не все произведения писателя-классика сами являются классическими. И если не самая лучшая пьеса Островского «Волки и овцы» до высокой планки классического произведения – понятного и близкого зрителю или читателю во все времена, актуального и самое главное – увлекательного, заставляющего сопереживать, не отпускающего после просмотра, – с трудом, но дотягивает, то «Старый друг…» – вещь абсолютно проходная, написанная автором для зрителя своего времени и сегодня воспринимаемая не более как низкопробный водевиль.

Что же касается спектакля Михаила Скандарова, то он выглядит, как какая-то студенческая самодеятельность, а не профессиональная театральная постановка. То ли Астрахань, мучимая провинциальными комплексами, стремится приглашать столичных светил, особо не разбирая, что и как они собираются ставить, то ли сами светила полагают, что астраханского зрителя можно попотчевать любой халтурой.

Над пьесой «Старый друг лучше новых двух» Островский работал в период до и после написания «Грозы». Сюжет прост, как три копейки. Молодая портниха Оленька – девушка мещанского происхождения – мечтает выйти замуж за титулярного советника Прохора Гаврилыча Васютина – тоже молодого и прыткого. Для Оленьки Васютин очень даже неплохая партия, да и любовь у них, хотя и не до гроба, а так, в разумных прагматичных пределах. Но для самого Васютина единственный шанс преодолеть границы третьего сословия – жениться на девушке «из благородных», потому как следующий чин коллежского асессора был привилегией дворян. Без связей и блата получить его было невозможно. Другой вариант – заключить выгодный брак с дворянкой. Мать Оленьки в принципе не против брака с Васютиным, но опасается подвоха с его стороны. Напротив, родительница самого Васютина хочет более выгодной партии для сына. Во все эти интриги вовлекается жена чиновника Пульхерия Андревна Гущина, работая на два фронта. В итоге свадьба с благородной девицей срывается, а Васютин понимает, что его Оленька – тот самый старый друг, что лучше новых двух.

Спектакль заявлен как комедия-кадриль. Да, кадриль местами была, но отнюдь не зажигательная и спектакль не оживила, хотя зритель, думаю, ждал этого в течение всего одноактного спектакля общей продолжительностью час сорок пять минут. Юмор даже на уровне комедии положений весьма непретенциозный. Возгласы в зале: «О, звезданулась!», когда кто-то из персонажей с грохотом падает за ширмой, или «О, а этот с пузырём уже!», «А этот с арбуза́ми!», говорят о происходящем на сцене сами за себя. Самой уморительной сценой тогда можно считать эпизод, где купец Вавила Осипович Густомесов – вечно пьяный друг Васютина – спускает сверху вниз всё из-за той же ширмы десяток (или больше?) ящиков с вином, а Анфиса Карповна – мать Васютина – их принимает и старательно расставляет на сцене. Смешно, правда? А может, и не очень, учитывая, что даже «поумневший» Васютин с дружком своим расставаться не собирается и от пристрастия к вину отказываться тоже. Так что предстоит молодым долгая счастливая жизнь… Впрочем, это уже домыслы автора данной статьи, а не расставленные в спектакле акценты.

Чем же может быть интересен спектакль современному зрителю? Провозглашением торжества принципа про синицу в руках, которая лучше журавля в небе, даже двух журавлей? Мелко. Актуализацией темы социального неравенства? Вышло неубедительно. Может, это просто развлекаловка такая, чтобы людям время «культурно» провести. Это, конечно, не грех, но опять-таки мелко, тем более для заслуженного деятеля искусств. И не на открытие сезона, всегда запоминающееся. И не в Год театра.

Спектаклю, возможно, помогло бы какое-то новаторство, столь нелюбимое многими театральными консерваторами, но в данном случае уместное – ведь в оригинальной версии всё показанное выглядит настолько просто и смотрится, несмотря на динамизм действия, настолько скучно, что оставляет впечатление какого-то обмана.

Ни Марина Захарова в роли матери Оленьки мещанки Татьяны Никоновны, ни Виктория Яхтина, виртуозно сыгравшая интриганку и сплетницу Пульхерию Андревну, ни Александр Ботяновский (Васютин – незадачливый гонец за двумя зайцами), ни Константин Хахлев, воплотивший колоритный образ лакея Ореста, ни даже блистательная Елена Перова, в роли Оленьки раскрывшая свои разносторонние таланты, не вытягивают спектакль не то что на уровень зрительского восторга, но просто удовлетворения увиденным. Так и хочется по окончании спектакля спросить неизвестно кого: «И это всё?»

Такое сегодня можно смотреть, разве что приняв на грудь изрядную дозу чего-нибудь горячительного, когда ещё «обезьянья» стадия опьянения не перешла в «баранью» (по Гюго). Благо «спиртное» на сцене льётся рекой, так что зрители с персонажами будут на одной волне.

Поделиться:


Александр Токарев. Скоморошество под маской классики. О спектакле Михаила Скандарова «Старый друг лучше новых двух».: 1 комментарий

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *