Родной язык – он как тугой ремень!

ПУБЛИЦИСТИКА

ОЛЕГ СЕВАСТЬЯНОВ

РОДНОЙ ЯЗЫК – ОН КАК ТУГОЙ РЕМЕНЬ!

Много афоризмов существует о работе литературных переводчиков. Но когда я знакомился с новыми книгами из проекта «Литературной газеты» – «Переводы Юрия Щербакова», на ум чаще всего приходили строки великого земляка – астраханца Василия Тредиаковского: «Переводчик от творца только именем рознится!» В сборниках переложений Юрия Щербакова «На разбуженной земле» (переводы с казахского и ногайского), «Мой Кавказ» (переводы с языков народов Кавказа), «Вся Россия» (переводы с языков народов России) собраны произведения 59 авторов, представляющих 26 национальных литератур. Если к этим славным именам добавить поэтов, чьи стихи составили предыдущие книги проекта «Степное братство» (переводы с казахского, 2013 год) и «Поклон Калмыкии» (переводы с калмыцкого, 2015 год), то список станет ещё внушительнее! Так вот, имя переводчика я бы праву поставил в один ряд с теми, кого он переводил!

Прав Юрий Поляков, который в предисловии к сборнику «Вся Россия» написал: «Классикам национальных литератур и современным авторам повезло, что их стихи пришли к русскоязычному читателю в переложениях настоящего русского поэта Юрия Щербакова! Верю, что сборник «Вся Россия», как и другие книги нашего совместного проекта, достойны высокого лозунга, в следовании которому – смысл нашей работы: «Дружба литератур – дружба народов!»

Юрий Щербаков не боится браться за переложения на русский язык таких гениев национальных литератур, как Алишер Навои, Махтумкули Фраги, Низами Гянджеви, Абай Кунанбаев, Джамбул Джабаев, Габдулла Тукай, Расул Гамзатов, Давид Кугультинов, Муса Джалиль. Разве не украсили давно уже ставшее хрестоматийным стихотворение Р.Гамзатова такие строки:

«Не только в школах – каждый час и день
В душе урок аварского идёт.
Родной язык – он как тугой ремень,
Которым подпоясан мой народ!»

А ведь почему-то это образное выражение прежде игнорировалось переводчиками.
Восточная поэзия, как известно, отличается особой, красочной афористичностью.

«Жизнь человека – вечная борьба
Со злым проклятьем – участью раба.
Но рабство денег горше, чем ошейник.
Не прокляни динарами, судьба!»

Это Алишер Навои в переложении Юрия Щербакова. Как современно звучат эти строки! Не уступают им в актуальности и слова великого казахского акына Джамбула Джабаева, обращённые к дореволюционному чиновнику:

«Одному ты молишься закону,
К совести отныне глух и нем,
Чтобы люди шли к тебе с поклоном,
А вот уходили бы ни с чем!
Был тебе Джамбул когда-то другом,
Но уже не будет больше впредь!
Болен ты. А средство от недуга
Вот оно – спасительная плеть!»

Богу бы да в уши, а власти к исполнению этот проверенный временем рецепт борьбы с коррупцией!

«Берут в пример чиновника, судью.
Власть взятки – вот основа из основ!
И за подачку, безразлично – чью,
Продаст себя любой из бедняков!
И голос свой на выборах отдаст
Тому, кто не останется в долгу.
Вот так и достаётся нынче власть
Рвачу и настоящему врагу!»

Когда написаны эти стихи: после очередных российских «выборов» или 130 лет тому назад? Гневный голос Абая Кунанбаева звучит из глубины веков:

«Для мелких душ не лучший ли итог –
Мешать тому, чей замысел высок?»

Великий акын казахской степи пел, конечно, не только обличительные песни. Многие переводчики брались за его знаменитый цикл «Лето», «Осень», «Зима», «Весна». Переложения Щербакова мне кажутся достойными знаменитого поэта:

«Мы все – от солнца! Вижу наяву,
Как хорошо степи в его тепле.
Люблю, надеюсь, верю – тем живу
Весною на разбуженной земле!»

Удались Юрию и переводы Низами, за поэтическое первородство которого упорно борются Азербайджан и Иран: ведь хоть и писал он на фарси, а жил-то в азербайджанской Гяндже. Создатель великих восточных сказаний о всепобеждающей любви, он предстаёт живым человеком, добродушно посмеивающимся над собственной слабостью:

«Пир новой жизни, что желанья будит,
Кипит вокруг седого старика.
Заздравных чаш не предлагайте, люди, –
Расплещет их дрожащая рука.
Жизнь, обними! Тебя не знал я толком,
Хоть был когда-то и силён, и лих.
О, как бы не рассыпаться мне только
От ветхости в объятиях твоих!»

Но, конечно, главное достоинство новых книг Щербакова – переложения современных поэтов.

«Моя страна – как вырубленный сад.
Мой виноградник вырублен с ним вместе.
И больше не споёт счастливых песен
Судьбы моей заветный виноград.
Язык небес! В неведомом пути
Начертана на нём судьба поэта:
Чтобы помочь сегодня белу свету,
Ты песни все в молитвы обрати!»

Автор этих строк – наследник традиций великого Расула аварский поэт Магомед Ахмедов. К Дагестану у Юрия особое отношение. Многие страницы его книг отданы переводам с ногайского, лакского, даргинского, табасаранского.

«Для разных песен – разная пора.
Но главное в них слышу без усилий:
О, степь моя, ты – младшая сестра
Великой песни с именем Россия!»

Это убеждение ногайского поэта Анварбека Култаева разделяют многие стихотворцы Кавказа. Счастье малой родины – в единении с Родиной большой, великой Россией! Эту истину надо принимать с чистыми помыслами, без камня за пазухой. Как ингушский поэт Абдул-Хамид Барахоев:

«Ты – человек, не волк и не лиса.
Вранья и злости избегай колодцев.
И помни: камень бросишь в небеса,
А он тебе на голову вернётся!»

Непоказная глубинная любовь к родной земле отличает творчество многих современных национальных поэтов. Это великое чувство и держит нас на земле, помогая одолевать самые страшные горести. Даже такие, как гибель отца на поле боя. «Похоронка» настигла башкирского поэта Ирека Киньябулатова на другом поле – хлебородном, где он мальцом помогал матери на жатве.

«Раскинув руки, я любовь и жалость
Слил навсегда с родной моей землёй.
И мне стерня колючая казалась
Небритою отцовскою щекой».

Цитировать переводы Юрия Щербакова легко и приятно:

«Остался за кормою Сингапур,
И Родина – за четырьмя морями…
Суэц дымится, как бикфордов шнур,
Зажатый меж двумя материками!»
(Виктор Савченко, с молдавского);

«На невесомой, зыбкой грани
Заката и вечерней мглы
Стоит архар на древнем камне,
Как продолжение скалы».
(Дурдымухаммед Устаев, с туркменского);

«Погожие весенние деньки
Разжали нежно почек кулачки».
(Абульфат Аглин, с азербайджанского);

«Как много нас, порхающих по жизни,
Понять не в силах этой жизни суть.
Не суета – служение Отчизне –
Вот человека настоящий путь!»
(Раиса Шурганова, с калмыцкого).

«Александр Сергеевич Пушкин шутя называл переводчика «почтовой лошадью просвещения», тем самым подчёркивая подвижническое служение литературе, культуре и просвещению. В этом, на мой взгляд, есть и некая истина поэтической тайны художественного переложения и перевоплощения литературных образов прошлого во имя будущего» – эти строки из предисловия известного казахского поэта Бахытжана Канапьянова к книге «На разбуженной земле» в полной мере относятся к труду астраханского поэта Юрия Щербакова, благодаря бескорыстной помощи которого пришли к читателю стихи многих замечательных национальных поэтов.

Много лет назад, напутствуя Юрия Щербакова на трудную переводческую дорогу, Сергей Михалков пожелал ему «глубины мысли, лёгкости пера, веры в необходимость своего дела и терпения – иного пути к настоящим переводам нет». Астраханский поэт не свернул с этого пути. Лучшее свидетельство тому – его новые книги.

Поделиться:


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *