Марина Гурьева. Служба особого назначения. 20 декабря – День Чекиста.

OLYMPUS DIGITAL CAMERA

ГЛАВА ИЗ ДОКУМЕНТАЛЬНОЙ ПОВЕСТИ «ЗА ОТЕЧЕСТВО ВЕСТИ НЕЗРИМЫЙ БОЙ».

20 декабря – День работника органов безопасности Российской Федерации. Их называют бойцами невидимого фронта. Об их подвигах можно рассказывать лишь спустя десятилетия. Их служба проходит под грифом «совершенно секретно». Их главное оружие — ум, логика и мудрость. Они ведут незримый бой за наше Отечество. Это – чекисты, профессиональные разведчики и контрразведчики.

Наш земляк, Почётный ветеран г. Астрахани полковник Виктор Николаевич Подгорнов (1925 – 2020 гг.) прошёл Великую Отечественную войну от Сталинграда до Берлина, где расписался на здании рейхстага. Служил в органах контрразведки СМЕРШ, КГБ СССР. Был награждён многочисленными боевыми наградами. Работал в послевоенной Германии, участвовал в разработке многих секретных операций. В 1953 году вернулся на родину, где продолжил службу в органах безопасности.

…Два года непрерывных марш-бросков, походов, боёв не прошли даром. Давила усталость – и физическая, и моральная. К счастью, за всю войну ему удалось избежать серьёзных ранений, — судьба оберегала его.

Шёл бой за небольшую украинскую деревню. Из неё вышла отступавшая немецкая колонна, в которой были машины, повозки. Расчёт Подгорнова открыл по колонне пулемётный огонь. Немцы засекли пулемёт, и тут же рядом разорвалась мина, за ней – вторая. Мгновенно мелькнула мысль: «Третья будет моя, — точку пристреляли».

Она разорвалась в пяти метрах. Осколки ударили в щит пулемёта. Один срикошетил и попал в лоб над бровью. Хорошо, что ранение оказалось скользящим, иначе бы погиб. Лицо залило кровью. Достал индивидуальный пакет, сам перевязал лоб.

Когда деревню освободили, товарищи говорили:

— Иди в госпиталь!

Но он отвечал:

— Не хочу – вдруг отстану от своих!

На лице долго оставались зелёные точки от минного пороха, да шрам над бровью, напоминавший о далёкой деревне, и о том, как верный «друг» «максим» закрыл его своим щитом от смерти.

…В ноябре 1944 года, когда часть стояла в польском городе Седлец, Виктор Подгорнов получил приказ: явиться в управление контрразведки СМЕРШ 1-го Белорусского фронта. А вслед за этим неожиданное предложение, которое определило его дальнейшую судьбу и профессию.

Управление контрразведки СМЕРШ (сокращённое от «Смерть шпионам!») было создано в апреле 1943 года на базе управления особых отделов НКВД СССР. Подчинялось непосредственно И.В. Сталину. Возглавил его генерал-полковник В.С. Абакумов. Главной задачей ведомства была борьба со шпионской, диверсионной, террористической и иной подрывной деятельностью иностранных разведок в частях и учреждениях Красной Армии. А также борьба с антисоветскими элементами, дезертирством и предательством в рядах армии, проверка военнослужащих и других лиц, бывших в плену и окружении противника и т.д.

Органы «СМЕРШ» комплектовались за счёт оперативного состава бывшего Управления особых отделов НКВД СССР, а также специального отбора военнослужащих из числа командиров и политработников Красной Армии. Требовались молодые, грамотные, сообразительные люди, умеющие принимать оперативные решения, а главное — обладающие боевым опытом и хорошей закалкой. Именно таким и был старший сержант, секретарь комсомольской организации батальона Виктор Подгорнов. За два года из юного добровольца вырос настоящий боевой командир, которому можно поручить любую задачу. Награждён медалями «За оборону Сталинграда», «За отвагу», орденом Красной Звезды. О нём не раз рассказывала дивизионная газета.

Начальник управления контрразведки СМЕРШ фронта лично принял Подгорнова. Посмотрел послужной список, характеристику, расспросил об участии в боевых операциях. И предложил: пройти специальные курсы и поступить на службу в СМЕРШ. Виктор согласился.

Набрали группу курсантов, и начались занятия. Но не успели прослушать курс лекций, как от теории пришлось перейти к суровой практике. Вечером, когда курсанты отдыхали, объявили боевую тревогу. Приказ: захватить с собой оружие, у кого какое имеется, погрузиться в машину. На одном из участков запеленгована работа неизвестной радиостанции, получены её координаты. Группа должна захватить радиостанцию.

Под утро добрались до участка, отмеченного на карте. Штабной офицер, руководивший операцией, объяснил задачу:

— Вон там впереди домик, сараи, ещё какие-то строения. Радиостанция – где-то в этом квадрате. Приступить к захвату!

В составе группы были фронтовики, которые уже участвовали во многих боевых операциях, а значит — имели опыт. Предложили:

— Сначала надо провести разведку, выяснить обстановку на месте!

На это офицер ответил:

— Радиостанцию надо захватить сейчас, пока она работает, и её держат на пеленгаторе — под контролем.

И бойцы в открытую пошли на штурм. Успели пройти всего несколько десятков метров, как со всех сторон раздались автоматные очереди: группа захвата находилась под наблюдением противника, её держали на прицеле.

Задачу всё-таки выполнили, несмотря на большие потери. Дом окружили, через окна забросали гранатами. Часть вражеской группы уничтожили, остальных захватили в плен, в том числе и радиста.

Оказалось, что они уничтожили точку базирования диверсионно-разведывательной группы, которая обеспечивала двойную связь: с эмиграционным правительством Польши в Лондоне и Армией Крайовы, и с немецким командованием. Точка была оборудована основательно: кроме радиостанции, в подвале обнаружили много оружия и продовольствия. В составе группы были поляки, немцы и русские власовцы — бывшие военнопленные, поступившие на службу к фашистам в так называемую Русскую освободительную армию, которую возглавлял генерал Власов.

Была получена важная оперативная информация. В управление контрразведки доставлены документы, радиостанция и кварцы, поддерживающие частоту, на которой диверсанты выходили на связь с Армией Крайовы и лондонским правительством. Это позволило вести свою радиоигру и дальнейшую разведывательную работу.

Надолго запомнился и пригодился в дальнейшем горький опыт той операции. Если бы перед началом штурма командир приказал провести разведку, многие бойцы остались бы живы. Любую операцию надо продумывать, разрабатывать, и только тогда приступать к осуществлению.

В конце декабря курсантам прочли короткий курс лекций о разведке и контрразведке, выдали лейтенантские погоны, удостоверения и распределили в боевые части. С 1 января 1945 года Виктор Подгорнов назначен оперативным уполномоченным контрразведки СМЕРШ в 242-й гвардейский стрелковый полк 82-й гвардейской стрелковой дивизии 8-й армии. Не позднее завтрашнего дня должен быть на месте и приступить к исполнению обязанностей.

К месту назначения добрался на попутных машинах. Полк находился на Сандомирском плацдарме южнее Варшавы.

Теперь у лейтенанта Подгорнова были другие задачи. Немецкая военная разведка Абвер активно готовила и забрасывала на нашу территорию, в том числе и в действующие части Красной Армии, свою агентуру. Её отбирали и вербовали из военнопленных, гражданских лиц, угнанных в Германию, а также из местного населения. Работали специальные школы по подготовке агентов. Одно из передовых подразделений Абвера – известная разведшкола «Штаб Вали», в которой готовили будущих шпионов и диверсантов, — находилась под Варшавой.

Наши войска стремительно двигались вперёд, освобождались оккупированные территории, концентрационные лагеря. При таком движении огромных масс людей складывалась благоприятная обстановка для внедрения агентуры. Среди мирных жителей оказывались бывшие фашистские наёмники, полицейские, каратели. Поэтому требовалась усиленная работа по проверке кадрового состава армии и гражданского населения. Этим и занималось управление контрразведки СМЕРШ. Одновременно шла разведывательная работа за линией фронта, в ходе которой добывалась нужная информация о планах противника, системе обороны, обстановке в войсках и т.д.

Современная художественная литература и кинематограф по-разному создают образ сотрудника СМЕРШ. Нередко подходят к нему предвзято, сгущая краски и придавая негативные черты: сидит в кабинете чистенький штабной офицер и в каждом видит врага. Это далеко не так. Большинство контрразведчиков СМЕРШ находились на переднем крае и непосредственно участвовали в боях. Нередко в критические моменты им приходилось принимать на себя командование воинскими подразделениями. Много армейских чекистов погибло при исполнении служебных обязанностей и заданий.

…Наступали на территории Германии. Приказ – взять деревню недалеко от Берлина. В том бою были большие потери, как среди рядовых, так и среди офицеров. Погибли командир батальона и командиры рот. В батальоне осталось двести человек. Офицер, взявший на себя командование, сказал Подгорнову:

— Помоги! Знаю, что не твоя обязанность вести людей в бой, но есть приказ командира дивизии: деревню взять любой ценой!

Подгорнов ответил:

— Соберу тех, кто остался в живых. Подумаем.

И через некоторое время показывал на карте свой план:

— Вот – деревня, рядом – лесная лощина. Наступать с фронта не будем – людей мало. Я возьму часть бойцов, обойду деревню с тыла и начну атаку. А ты начинай отсюда, как только услышишь стрельбу. Немцы будут оказывать сопротивление нам, отвлекут силы, а вы в это время – наступайте.

Ночью обошли деревню, и утром с тыла неожиданно ударили по врагу. В это время другая часть батальона атаковала с фронта. Деревню захватили.

За участие в этой боевой операции оперуполномоченный контрразведки СМЕРШ Виктор Подгорнов был представлен к награде – ордену Отечественной войны.

Фото: из семейного архива В.Н. Подгорнова.

Поделиться:


Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *