Игорь Братченко. «Пирамида». Фантастический рассказ.

– Подсудимый, прошу Вас встать прямо, согласно важности события. Зал, сохраняем тишину. Своё возмущение подсудимым продолжите вне Святого благочестивого Суда. Итак, Вы, регистрационный номер АЯЗИ-8996576-420-Д, в миру Ираклий 420-Д, обвиняетесь в еретических высказываниях против Конституционного строя, против незыблемых основ нашего общества, против Гаранта Праведной Вертикали Власти…
Зал возмущённо затопал, загудел разноголосицей басящих и истерично визгливых голосов: «Казнить ублюдка, казнить еретика!».

– Зал, Благие овцы Пирамиды, сохраняем спокойствие. Зал, молчать! – гаркнул судья, вскочив со своего трона – золотого кресла, обтянутого крашенной чёрной кожей еретиков Пирамиды. Судья гневно обвёл взглядом многотысячный зал Главного Святого благочестивого Суда Пирамиды. – Молчать, овцы! Молчать! Хотите, чтоб вас исторгло из своих рядов наше прекрасное общество? Молчать! Вы забыли, сколько страждущих вашей крови за Главным Кордоном нашей Великой страны? Вы забыли, сколько заблудших душ там бродит, выжидая вашей минутной слабости и стремясь вовлечь вас в свой Балаган? Сохраняем спокойствие! Мы избавим вас от этого смутьяна, но нужно уважать правила и традиции – лишь они основа нашей стабильности. Мы под великодушной дланью Гаранта Праведной Вертикали Власти, мы на пути к спасению! 

Судья сел в кресло-трон и по залу прокатился скрип кожи, обтягивающей его монументальное сидение. Кожа трона была сшита таким образом, чтобы скрипела при каждом движении заседающего, тем самым напоминая вопли еретиков.
– Итак, продолжаем заседание Святого благочестивого Суда. Вы, регистрационный номер АЯЗИ-8996576-420-Д, в миру Ираклий 420-Д, обвиняетесь в еретических высказываниях против Конституционного строя, против незыблемых основ нашего общества, против Гаранта Праведной Вертикали Власти, против Пирамиды – основы основ нашей государственности и Богом ниспосланной системы мироустройства. Вы написали смутьянскую…, не побоюсь этого слова, литературу! Разве вы не знаете, что «Литература» преступна? А литераторы все казнены как еретики?! В нашем мире не может быть места измышлениям и миражам! Мы слишком дорожим нашей жизнью, чтоб пребывать в ереси! Да… хм… Список ваших преступлений бесконечен, и мы не будем его зачитывать весь. Хотите ли что-то сказать в своё оправдание Святому благочестивому Суду и Благим овцам Пирамиды, вчерашним Вашим товарищам, с которыми Вы делили кров и пищу, дарованную Вам Гарантом Праведной Вертикали Власти Пирамиды?


– Да! Ваше Честнейшее Чистейшество Святого благочестивого Суда, вас всех ввели в заблуждение – основа Мира – шар, а не пирамида… Пирамида архаична…
– Молча-а-ать! Одеть на еретика Маску Молчания! Живо! Он лишается последнего слова.
К Ираклию 420 подбежали пятеро охранников в черном одеянии, несколькими ловкими ударами по ногам и туловищу опрокинули того навзничь и один, пока другие держали руки и ноги, наступив коленом на грудь, одел Маску Молчания на осуждаемого. Маска была сделана из кожи еретиков и окрашена в красный цвет, с прорезями для глаз и ушей, чтобы можно было слышать и видеть, но не говорить. Подвергнутый Маске Молчания мог только мычать в ответ на вопрос, но как правило подвергнутого этой процедуре больше ни о чём не спрашивали, а просто зачитывали приговор. 
Так поступили и в этот раз.

Ираклий 420-Д, плотно стянутый маской, задыхался. Он почувствовал, как пот страха и непонимания стало источать его тело. Он чувствовал, как тысячи взглядов пронзали его смирённого, поставленного на колени, с придерживаемой охранником головой у металлического, изъеденного ржавчиной, пола. Рокот и гнев катался по залу – нарастая то в одной его части, то в другой. Ираклий 420-Д уже не различал слов зачитываемого приговора. И не обращал внимания на то, что охранник сильнее и сильнее, по мере зачитывания списка преступлений осуждаемого, вдавливал его голову в пол. Он уже не видел и этот пол, находящийся в сантиметре от глаз – пот, расползаясь по лицу под маской, вытекал в прорези и заливал его глаза, разъедая их солёной влагой его же собственного тела. Ираклий 420-Д не мог понять, почему эти люди не видят очевидного, почему они называют миражами то, что является их путеводителем к Свету, к тому что даровало когда-то им жизнь, наполнив мир многообразием. Он не мог понять, почему они готовы быть безликой массой ради гарантированной бытовой капсулы и пятиразового питания…


Но он понимал, что его уже вычеркнули из живых, он понимал, что те, кто не даровал ему эту жизнь, отнимут её, ибо он покусился на их стабильность. Гарант Праведной Вертикали Власти — их совесть, их счастье и смысл жизни. Ираклию 420-Д было горестно, не от того что они, эти… его убьют, ему было горестно от того, что он был так наивен и поделился своими мыслями и идеями с соседом по капсуле и труду. Поделился с существом системы, не убедившись, что тот готов смотреть на мир под разными углами, готов его оценивать и стремиться понять. Воистину – не всё золото, что похоже на золото, не всё человек, что похоже на оного. Прямохождение и речь всего лишь видовая особенность биологического вида, но эта особенность не свидетельствует, что перед нами Человек. Совсем нет. Много ли существ в этом зале можно назвать «Человек» или хотя бы «человекоподобные»? Вероятно, в этом зале нет ни тех, ни других – система их давно вытравила, давно ликвидировала их генофонд. Недаром же ещё несколько столетий назад Пирамида ввела «Регламент на воспроизводство себе подобных». К соитию допускались лишь те, кто, из поколения в поколение, не имел рецидивов и доказал свою лояльность принятым нормам и полное послушание власти.


Ираклия 420-Д резко поставили на ноги и почти вынесли из зала под одобрительный гул масс, донесли до капсулы лифта и, бросив в неё, отправили его куда-то вниз. Лифт стремительно нёсся в глубь планеты, а, может, всего лишь к её поверхности, а не к недрам. Кто знает, где мы сейчас? Никто и никогда из живущих не видел планеты, на которой живёт, никто и никогда не видел неба этой планеты, которое, вероятно, есть. Весь мир ныне живущих – это миллиарды металлопластиковых сот, больших и малых, бытовых и производственных. Весь мир ныне живущих – это бесконечная паутина коридоров, тоннелей и лифтовых шахт. 

Лифт резко остановился, от чего Ираклия 420-Д, лежащего на полу, подбросило. Створка лифта бесшумно ушла в сторону, и Ираклия 420-Д грубо и жестко выволокли из капсулы, не давая ему встать — его волокли по полу двое стражников каземата. Протащив несколько метров, они остановились возле створки камеры смертников. Створка была окрашена в красный цвет, как и Маска Молчания, одетая на осужденного. Створка ушла в сторону, и его втащили в общую камеру смертников. Здесь уже томилось несколько десятков еретиков, приговорённых к завтрашней казни. Казнь, как обычно, будут транслировать по миллиардам мониторов, находящихся как в бытовых, так и в общих и в производственных капсулах. «Бойтесь и трепещите, еретики Пирамиды, узрите муки отступников и предателей!» — так исступлённо будут вещать комментаторы зрелища. Так было всегда, так будет и в этот раз… Ираклия 420-Д приковали к короткой, едва достающей до пола, цепи. Стражники вышли, и осуждённый обвёл взглядом сумрачное помещение – все находящиеся в камере были также прикованы и также были в масках. Значит, это последний для всех приют и их всех собрали сюда из других камер – здесь не было ни источника воды, ни канализации, ни принудительной вентиляции, а, значит, всем изнывать от жажды до момента казни, делая смерть более желанной. В системе всё продумано. Система «Пирамида» взята за основу с муравейника и лишь несколько адаптирована под человечество. Вот это понимание и привело Ираклия 420-Д в камеру смертников.
А всё начиналось банально… 

Приснился Ираклию как-то сон. Обычный, на первый взгляд, и ничем не примечательный сон, но фраза, кем-то произнесённая несколько раз во сне, осталась и в яви. «На вершине у всякой горы есть камень, что выше горы, и хоть высота не в нем — он выше себе подобных. Умрет гора, он не умрет, но обмельчает и станет миллионно-подобным и незаметным» — эта фраза крутилась во сне и преследовала Ираклия все последующие дни. Крутилась ровно до тех пор, пока он, идя по коридорам Секции 2735-А, не дошёл до перекрёстка. Здесь были самые длинные коридоры секции. Остановившись, он, неожиданно для себя, осознал, что расходящиеся коридоры имеют кривизну. Они имеют линию горизонта, как у любого шара. Эта мысль поглотила его на несколько месяцев. За это время он понял, что напрасно иерархи Пирамиды не удалили из Секций все круглые предметы. Они сами оставили возможность еретикам сомневаться в истинности утверждения – «Всевышний – есть Пирамида, весь мир – Пирамида. И потому Власть иерархична, вертикальна, а общество имеет форму пирамиды». Всегда считалось, что вершина Пирамиды, Гарант Праведной Вертикали Власти, богоизбран и только он является источником благ – получая от Бога, он делится с приближёнными полученными благами, те делятся со своими приближёнными и так до основ Пирамиды, до основ её общества. 
И тогда Ираклий собрал разрозненные знания в своей голове воедино и понял, что мир вокруг шарообразен, кругл или эллипсоиден, а пирамида — навязанная архаичная система узурпации власти, дикой и первозданной жизни, в которой всё должно стремиться к развитию и совершенству. Система, дававшая стабильность муравейнику, подошла и к обществу людей, в итоге низведя их, человечество, до уровня муравьёв. Форма подчиняет и формирует сознание! Потому как пирамиду не верти, а после торжества такой системы, даже на короткий период времени, на вершине всегда «худшие» её сыны, декларирующие свои привычки остальным в структуре власти. Ираклий понял, что Бог не случайно создал мир круглым – только в таком мире действуют силы равенства, только в этом мире всё уравновешенно и всегда на своих местах… только в этом мире, но не в пирамиде, где вершина покоится на нижних слоях, придавливая своим весом каждый ниже следующий слой, забрызгивая ментальными фекалиями нижестоящих. В Пирамиде и распределение благ идёт через фильтрацию выше стоящими….


«На вершине у всякой горы есть камень, что выше горы, и хоть высота не в нем — он выше себе подобных. Умрет гора, он не умрет, но обмельчает и станет миллионно-подобным и незаметным» — эта фраза, пришедшая ему во сне, фраза о равенстве всех живущих! Ираклий не мог понять – почему этого он не осознавал ранее сам?! Но стоило ему лишь осознать, что и самый главный иерарх Пирамиды ему равен — Ираклия бросило в пот и в голове всё закружилось. Все мы одинаковы и наше «величие» временно! Умерла гора или распалась пирамида — и мы вновь одинаковы. Ну не может Свет идти по углам пирамиды, по её коридорам и секциям! Нет, не может! Свет распространяется, не выделяя «величие» объекта, для него все равны. Свет, отражаясь от объекта, идёт к следующему и в итоге все оказываются равно освещёнными — где прямым, где отражённым светом. Да, конечно, Ираклий понимал, что и у шара, как формы, есть недостатки и потому объектам, находящимся на периферии любого шара или круга – света и энергии достаётся меньше. Но кто сказал, что шарообразный мир статичен и объект периферии завтра не станет центром? Общество – это шар. От центра, где находится основа любого общества – дети и старики (дети в силу того, что это новая жизнь, старики в силу того, что это умудрённая жизнь) – к окраинам, к оболочке распределяется в полном равенстве Сила. Так и происходит постепенное обновление и смена. Всё в жизни переменчиво – ибо это и есть жизнь. Движение – жизнь. Статика – смерть… Ну, как такая простая истина мироустройства не пришла ему в голову раньше и почему ему не хватило мудрости передать её лишь достойным?
И из-за этой пустяковой мысли эти заблудшие души его казнят? Возможно, ещё есть шанс на то, что в этом мире есть и другие осознавшие и тогда – он, мир, спасён. 
Но шанса не было.

Гарант Праведной Вертикали Власти выслушал доклад пришедшего к нему на приём Честнейшее Чистейшество Святого благочестивого Суда и небрежным мановением руки отпустил того. Гарант Праведной Вертикали Власти задумчиво походил по своему кабинету и затем вошёл в персональную капсулу лифта. Лифт умчал его вверх, к слоям металлопластика, укрывающего планету. Вся планета была моногородом и, конечно, не имела формы пирамиды. Пирамида нужна была лишь как иллюзия, как символ власти, как испытанная временем система — ранее просуществовавшая миллионы лет у насекомых…
Лифт остановился на крыше мира, принадлежащего Гаранту Праведной Вертикали Власти. Эта часть была стеклянной сферой и только отсюда можно было видеть небо, точнее, то, что осталось от него – сумрачная пелена, через которую почти никогда не видно звёзд и солнца. Гарант Праведной Вертикали Власти задумчиво разглядывал плывущий над ним сумрак и едва видимое смутное око Солнца.


Гаранта Праведной Вертикали Власти беспокоило то, что с каждым годом еретиков становилось всё больше и даже избирательная генетика не спасала. Что всех нас ждёт завтра? Хаос? Мир скатится к первобытным основам, к неуважению к иерархам и власти? У Гаранта Праведной Вертикали Власти не было на это ответа. Но ответ был.

Ответ на мысли Гаранта Праведной Вертикали Власти был. Он был у того всевидящего ока, что зовётся Солнцем и удручённо наблюдающего за своими неразумными творениями. 
Творец вздохнул, сжимаясь, и гневно вспыхнул сверхновой, поглотив весь неудавшийся эксперимент. Он начнёт всё сначала. И до тех пор, пока разум не восторжествует в его творениях, он будет терпеливо повторять и повторять свой эксперимент по созданию себе подобных.
Он начнёт всё сначала. Всё сначала….

Поделиться:


Игорь Братченко. «Пирамида». Фантастический рассказ.: 6 комментариев

  1. Игорь, очень понравился рассказ! Глубокая и метафоричная антиутопия. Хорошая основа для романа! Успехов Вам!

  2. «На вершине у всякой горы есть камень, что выше горы, и хоть высота не в нем — он выше себе подобных. Умрет гора, он не умрет, но обмельчает и станет миллионно-подобным и незаметным» — изречение, достойное включения в «Симфонию разума» или в «Книгу мудрости».

    • Спасибо, Дина Леонидовна. Был когда-то мудр))) это из «Танец с тенью»…

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *