Александр Токарев. «Сладка и прекрасна за Родину смерть»?

В Астраханском драмтеатре в рамках театрального фестиваля «KHANFEST» был показан спектакль Игоря Лысова «Никто не создан для войны», в основу которого положена его же пьеса «Династия полковника N». Премьера спектакля состоялась 8 мая этого года, накануне Дня Победы. Спектакль не столько о войне, сколько о жизни и смерти. О материнской правде, сокрушающей все построенные мужчинами идеологические конструкции одним лишь аргументом: женщина порождает жизнь, мужчины способны лишь прекратить её.

Трое мужчин-офицеров — Дед, Отец и Внук (Андрей Гончаров, Дмитрий Карыгин и Николай Смирнов), двое из которых — Герои Советского Союза, а один — Герой России. Профессиональные военные. Дед — участник Великой Отечественной, Отец — Афганского похода, Внук — Чеченской кампании. Под водочку рассуждают они о том, каким будет мальчик, что вот-вот должен родиться у младшего из них, какая судьба и какая война (!) ему достанется — справедливая или захватническая, «священная» или «незнаменитая».

А молодая женщина Мария, готовящаяся стать матерью, мысленно прокручивает будущую жизнь своего ещё не рождённого сына: его первые шаги, первые открытия, неосторожные поступки, простые радости и горести, первый чувственный опыт, — и не желает, чтобы тот продолжал военную династию и становился героем (и жертвой) войны, пусть даже самой справедливой. Не желает жить в постоянном ожидании непоправимого. Не желает, чтобы какой-нибудь опухший от водки генерал отправлял на смерть её сына, которому она дала жизнь. Ведь существует и другая жизнь. И она рядом.

Мария, выносившая, вскормившая и вырастившая своего сыночка, не соглашается с предопределенностью судьбы, которую ей навязывают, и обращается к Богу, моля избавить её от участи быть матерью солдата. Не просто солдата — профессионального военного, продолжателя династии. Потому что на войне не только звёзды на погоны и ордена на грудь получают, но и кровь проливают, и жизни свои отдают. А она не согласна оплакивать своего сына, посланного на очередной локальный конфликт выполнять «интернациональный долг», «наводить конституционный порядок» или «защищать территориальную целостность». Её женская правда выше долга, выше Родины, выше всех идеалов, оплачиваемых кровью сыновей и слезами матерей.

«Боль, боль, уходи,

К нам домой не заходи.

Ну, а к нашему сыночку

Ты вообще не приходи». –

повторяет она своё заклинание, желая оградить сына от любых напастей.

Мария готова принести в жертву себя, занять место сына, нарушив предначертанное. И предстаёт в финале перед импровизированной призывной комиссией, получая почётное звание «защитника рубежей нашей Родины и ее столицы — города-героя Москвы».

Бог, услышавший молитву, меняет судьбы людей, но… по-своему.

И здесь у режиссёра, решившего смягчить финал и отойти от материала своей же пьесы, вместо выстрела произошла осечка.

Представляю, в каком оцепенении сидели бы зрители в зале после беспощадных слов Марии, припечатывающих каждого из военных: «Вот вам ваше продолжение! Вот ваша династия — родить, в войска и воевать, воевать, воевать!.. И нету у него никакой другой жизни, нету! Даже если бы родился! А вот Бог не захотел! Не захотел вам отдавать его! Все равно бы растерзали… заставили бы династию продолжать и… Как у вас ловко получается: хлоп — стакан, кусок хлеба и… молча водку жрать!»

И как бы здорово могла бы сыграть это всё та же Нелли Подкопаева, и без того вытягивающая весь спектакль на своих хрупких плечах. Спектакль бы вышел пронзительнее, искреннее, трагичней. И самое главное – честнее. И не Гребенщикова пришлось бы включать в финале, а «Реквием» Моцарта.

Но даже оптимистическая лайт-версия «Династии…» выглядит, хоть и негромким, но искренним и честным вызовом тому милитаристскому умопомрачению, которым подменяется сегодня в России любовь к Родине.

Поделиться:


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *