Борис Тимофеевич Филиппов

ПОЭМА «КАСПИЙСКАЯ РОЗА» И ЕЁ СОЗДАТЕЛЬ БОРИС ФИЛИППОВ
(очерк Дины Немировской о жизни и творчестве Бориса Филиппова)

Борис Тимофеевич Филиппов
(1911-1962)

Борис Тимофеевич Филиппов (1911-1962) — поэт, врач по образованию, ветеран Великой Отечественной войны. Стихи писал с детства, но вплотную литературой занялся с тридцатых годов. Филипповым опубликованы такие книги стихов, как «Каспийская роза», «Солнечное утро», «Пути любви» (Москва, 1961), «Московские зори», «Свадебный бунт», «В гостях у моря». Книга стихов под названием «Иду к тебе» была издана уже после кончины поэта, в 1963 году издательством «Советский писатель».

Б. Т. Филиппов родился в Астрахани, блестяще окончил среднюю школу и поступил в Астраханский медицинский институт. Будучи студентом четвёртого-пятого курсов, Борис провёл большую самостоятельную работу по изучению кровяных групп у различных национальностей, проживающих на Прикаспийской низменности.

После окончания астраханского медицинского института в 1932 году Филиппов работал врачом–маляриологом в селе Икряное, а с 1935 по 1941 года — в Солнечногорске Московской области. В 1941 году он возглавил один из московских госпиталей и часто выезжал на фронт.

Была и другая страсть у Бориса Тимофеевича — уже с раннего детства он начал писать стихи. Это увлечение закончилось тем, что он поступил в Литературный институт имени М. Горького. После окончания института был принят в Союз писателей. Вплотную литературой Б.Т. Филиппов стал заниматься с тридцатых годов. В середине сороковых первые его стихи начали появляться в газете «Пионерская правда», в астраханских газетах, чуть позже – в «Комсомольской правде» и в «Известиях». Стихи Бориса Филиппова неоднократно печатались в альманахе „Литературная Астрахань”.

В 1948 году в Астраханском издательстве вышла поэма Бориса Филиппова „Каспийская роза”, весьма неоднозначно, а порою и придирчиво встреченная литературной критикой, возможно, во многом потому, что это было первое масштабное поэтическое произведение земляка.

Творческая деятельность Бориса Филиппова началась в дельте великой российской реки. Константин Ерымовский, литературный критик времён становления в Астрахани писательской организации, отзыв о первом крупном поэтическом произведении нашего земляка начал с напоминания: «Начав с пионерской газеты, Филиппов прошёл серьёзную школу литературной учёбы. Уже не один год он публикует свои стихи в центральных газетах и журналах».

Замысел поэмы «Каспийская роза» у её автора возник ещё в 1936 году, однако поэма вышла отдельным изданием в Астрахани лишь через двенадцать лет:

Здесь нет лесов.
Солончаки,
Да камышей густые гривы,
Да Волги-матушки реки
Необозримые разливы.
Восток несёт сюда пески
Из раскалённых Кара-Кумов,
И, если встанешь на носки,
Увидишь даль песков угрюмых.
В них пирамидами подряд
Лежат тяжёлые барханы,
А на границах их висят
Одни песчаные туманы.
Кто видел африканский Нил
В плену сплошной пустыни жёсткой,
Тот непременно бы сравнил
Его с величьем дельты волжской!
Тут кружат омуты в тиши,
Тут в бурю накипает пена,
Идут отсюда камыши,
Которым море по колено.
Когда восток просторный день,
Как стаю светлых лебедей,
Над дельтой тихо поднимает,
Здесь древний лотос расцветает.
Каспийской розой назван он,
Цветок, священный у феллахов.
Шлют рыбаки ему поклон,
За красоту его и запах.
Край парусов, мой синий край,
С весны разливами омытый,
И солнцу круглый год открытый,
Край рыбаков, счастливый край!
Когда над камышом заря,
А под веслом вишнёвый сок,
Плеск, стрёкот, крыльев свист и кряк
Ильмень выносит на песок.
Там сотни уток-кумушек
Обсудят каждый камушек.
По дну чапуры чапают
Аршинными ногами,
Лягушек гуси цапают
И красными носами,
От зноя очумелые,
Помадят перья серые.
А вот, в теченье мига,
Над гладью вод возник
Египетских фламинго
Летающий цветник.
С довольною улыбкой
Фунтовые лягушки
Наверх из тины липкой
Всплывают для просушки.
Лишь кулик болотный
Плачет, причитает:
Почему не лебедем
Уродился он.
А кабан клыками
Камыши ломает
И выходит к морю
Рыжий, как огонь.
Но вот закат уносит день,
Развесив ночь на вешала,
И звёзды тают на воде
Иль замирают у весла,
В урочный час своей поры
Вверх по течению реки
Упитанных, икряных рыб
Пошли сплошные косяки.
Лещи широки, как ладони Добрыни,
Щуки, что стрелы его богатырские,
Сомы огромные, усатые, скользкие,
Сазаны исполнены древней гордыни.
От Мумры идут
До Вольска.
Севрюги-царевны
Плывут в ожерельях.
Ощетинив, как пики, колючие перья,
Идут судаки
Всё вперёд и вперёд!
Неисчерпаемых богатств
Полны глубины наших вод.
И тихо, тихо ночь плывёт,
Как чёрный парус над волной.
Вдруг ветер в клюве пронесёт
Далёкой песни тоневой
Протяжный звук, да иногда
Сверкнёт падучая звезда,
Не долетая до реки.
И хороши, и коротки
Здесь ночи.
А за ними вслед
Плывёт и плещется рассвет.
Река-казачка курит трубку.
Угас мигун на маяке.
И, подобрав цветную юбку,
Заря полощется в реке.
На камышах ещё блистая,
Как чешуя, лежит роса.
Над камышами птичьи стаи
На части делят небеса.
В такое время любо нам
Причалить к добрым берегам.

(Отрывок из поэмы Бориса Филиппова «Каспийская роза»)

Вот как отзывался о поэме «Каспийская роза» Е. Руденко: «Написанная в солнечном, мажорном тоне, наполненная страстной любовью к чарующим красотам волжской дельты, эта поэма – сверкающий гимн неповторимой природе Волжского понизовья и Северного Каспия».

В числе других фронтовиков, таких, как Михаил Луконин, Борис Шаховский, Сергей Панюшкин и Николай Поливин, Борис Филиппов стоял у истоков создания писательской организации в Астрахани, созданной на основании распоряжения Совета Министров РСФСР от 28 октября 1963 года, увы, уже после кончины Б.Т. Филиппова.

Похоронен поэт в Москве на армянском кладбище. Его стихи стали эпитафией на надгробном камне:

В моих стихах — вторая жизнь моя,
Или вернее — жизни продолженье,
Или ещё вернее — к песням я
Лишь только временное приложенье.

Из поэтического наследия Бориса Филиппова

ЧИСТОТА И ВЕЧНОСТЬ

Звёздный парус косо клонится,
Уплывает ночь в века.
И опять была бессонница
И тревожная строка.
В ней волненье моря тёплого,
Разговор с тобой на «вы»
И запас пространства лётного
От Кавказа до Москвы.
Было в той строке отчаянье,
Неприкаянное, то,
При котором я нечаянно
Вас обидел ни за что.
Пусть обиды боль утратили,
Но останутся в веках,
Как у скорбной Богоматери
Две слезинки на щеках.
Вижу снова их и снова,
Рядом с тайной глаз твоих,
Не Андрея ли Рублёва
Чистота и вечность в них?..

***

Вершины, впадины, подвохи,
Заскоки камня в облаках,
Земля, посеявшая вздохи,
Схватившаяся за бока.
Утратившие ясность знаки,
На нём невырытые рвы,
Окаменевшие зеваки,
Разбойники, лягушки, львы…
Всё это сгружено навалом
На самый берег, у воды.
Покрыто синим покрывалом
От непредвиденной беды.

***

Деревце ясное, женщина ты.
Мне не измерить твоей чистоты.
Вижу её, и ценю, и боюсь,
Каждому встречному в том признаюсь.
Деревце стройное,
В сумрачный час
Каменный век просыпается в нас:
Двое в пещере за дымным костром,
Ящеры бьют стопудовым хвостом,
Мамонт трубит – или древняя страсть?
Как же к ногам мне твоим не упасть…
Деревце тихое, Ёлка моя!
Не был в Египте и в Индии я.
Был я в Зарайске, где травы косили,
Там родилась ты на радость России.
Деревце юное, осень близка.
Мне облетать от виска до виска.
Ты обо мне никогда не жалей.
Вечно живи и в снегах зеленей.

ГОРОД

Огромный город,
Как глухой Бетховен,
Был полон музыки,
Но не слыхал меня.
А я кричал,
Что я во всём виновен,
Её ни в чём ни капли
не виня.
Уехала…
Усилия рассудка
Беспомощны понять
Или хотя бы счесть,
Какое мужество
Скопилось только в сутках
Ослепших дней,
Безжалостных, как месть.
Всё изменилось сразу –
Люди, вещи…
Что хорошо?
Где меньшее из зол?
И телефон
Сел вороном зловещим
На письменный,
На онемевший стол.
Образовалось
Страшное пространство
И где-то в нём
Бегущая она,
Неисчерпаемым запасом
Постоянства
И верностью моей
Окружена.
Что мне осталось?
Поле после боя
Иль только сны,
Которые нам лгут?
Я думаю, ни то, и не другое:
Остались –
Воля,
Творчество
И Труд.

***

В Крыму,
В раздумьях Кара-Дага,
То сам не свой,
То только твой,
Я, неприкаянный бродяга,
Мелькнул падучею звездой.
Но не угас.
А распылиться
Мне не дано.
И в южной мгле
Теперь всегда
Влюблённым снится
Мой алый отблеск
на скале.

Материал подготовила Дина Немировская

Поделиться:


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *