Слово прощания.

Астраханское региональное отделение Союза писателей России скорбит о безвременной кончине на 74-м году жизни известного астраханского поэта, члена Союза писателей России Сергея Аркадьевича Золотова. Талантливый литератор, автор нескольких книг стихов и многочисленных публикаций в журналах, альманахах, газетах, лауреат Всероссийских литературных премий имени Василия Тредиаковского, «Русское поле», «Русский лад», региональных литературных премий имени Михаила Луконина, имени Ивана Хемницера, «Чистое небо», имени Павла Бляхина, имени Бориса Шаховского, имени Олега Куликова, он оставил яркий след в поэзии, следуя высоким идеалам нравственности и духовности, заветам многих поколений русских литераторов. В нашей памяти он навсегда останется совестливым, добрым человеком, надёжным другом и товарищем.

Прощание с покойным 30 октября в 14.30 по адресу: Астрахань, улица Урицкого, дом 57.

ЮРИЙ ЩЕРБАКОВ

ДА ЗДРАВСТВУЮТ ОТКРЫТЫЕ МОРЯ!

Начало этих заметок я писал в своё время для книги «И современники и тени», посвящённой юбилею Астраханской писательской организации. К великому сожалению, уже немало моих друзей-писателей, героев очерков этого сборника, оставили бренный мир. Теперь они, бесплотные тени, только в памяти остались живыми, деятельными, весёлыми… И вот новая горькая потеря. Сергей Золотов. Друг, товарищ, крёстный сын…

Судьба астраханского поэта Сергея Золотова – это судьба Советского Союза! Может быть, это звучит излишне патетично? Судите сами: родился литератор в Южно-Сахалинске, а мог бы родиться где угодно – от Кушки до Камчатки, поскольку его отец-фронтовик был кадровым офицером, и места службы Родине не выбирал. При этом корни у Золотова – донские, казачьи. Но судьба выбрала главным городом его жизни Баку. Что опять-таки могло статься только в СССР, где люди без боязни селились там, где хотелось! И профессию выбирали по сердцу – как Сергей. Школа, «мореходка», и – море до горизонта!

Я часто привожу Сергея Золотова в пример начинающим авторам, потому что он за несколько лет прошёл дорогу от лауреатства в ежегодном областном конкурсе самодеятельных поэтов до высшей литературной награды региона – премии губернатора Астраханской области имени В.К.Тредиаковского, которая была ему вручена 5 марта 2013 года – в день 310-летия со дня рождения нашего великого земляка. Словом, путь достойный уважения и подражания. Говорю это без тени иронии, каждое слово – правда. Но это только часть трудной правды поэта. Потому что в Астрахань он переехал уже сложившимся, опытным литератором.

Сложись по-другому обстоятельства, и не я поэта Золотова представлял бы читателям, а он – меня! Шутка ли – ещё в 1984 году Сергей был победителем популярнейшего тогда литературного соревнования – конкурса одного стихотворения, проводившегося журналом «Смена». Хороший был журнал, хорошее было время, и хорошие поэты становились лауреатами конкурса. Почему Сергей Золотов не рванул в большую литературу после своего первого громкого и заслуженного успеха? Тем более, что заметил и поддержал его тогда сам Евгений Евтушенко, с которым он исколесил с творческими встречами полстраны!

Видимо, виновато море. Точнее, безоглядная к нему любовь. Всю, без преувеличения, взрослую жизнь отдал служению грозной водной стихии моряк Золотов. Штурман, старпом, капитан. И Каспий, Каспий, Каспий… Только уходил он в Хвалынское, Абескунское, Хазарское море-озеро не из Астрахани, а из Баку. До тех пор, пока не начали делить в этом древнем городе жителей на «наших» и «не наших». Как и на всём разворошенном «постсоветье» крайними, то есть «не нашими», оказались русские. Сергей переехал в Астрахань, но Каспию не изменил: до самых недавних пор бороздил его неспокойные просторы, которые о национальности не спрашивают. Зато спрашивают с мореходов умения и человеческого мужества. Того и другого у поэта – в избытке! А ещё – литературных способностей.

«А море сонно плещет за бортом,

Обманчиво-спокойно и покорно.

Так и живём. Сначала – шторм.

Потом… Нет-нет, не штиль, –

Лишь ожиданье шторма».

Для многих «морских» поэтов характерна этакая бравада: ухожу в моря, курс зюйд-вест, а всё, что осталось на берегу, – да пошло оно… Золотов в этом смысле счастливо нетипичен. Нет моря без берега, нет разлуки без встречи, нет любви без надежды – эта мысль осеняет творчество Сергея. Недаром именно этим прекрасным именем – «Надежда» – он назвал один своих сборников. Честный, искренний и добрый талант Золотова одолел крутые валы безвременья и пробился к заветному берегу – благодарному читателю!

У другой книги Сергея – «Непримиримость» – тоже очень символичное название. Непримиримость ко злу во всех его воплощениях, в том числе, и в тех демонах разрушения, которые развалили СССР и пытаются сотворить то же самое с Россией – вот творческое и жизненное кредо поэта, убеждённого сталиниста.

Много душевных сил вложил Золотов и в «Антологию астраханской поэзии», фундаментальное издание, в которое вошли произведения многих наших земляков – от Василия Тредиаковского и Ивана Хемницера до современных авторов.

История нашего знакомства восходит к началу 2000-х, когда Сергей, безголосый после тяжёлой операции и химиотерапии, пришёл в Союз писателей со своими стихами. Довольно долго «звуковое», так сказать, общение у нас было односторонним, пока не прорезался у него тот неповторимый хриплый «баритональный дискант», который сегодня хорошо знаком многим астраханским любителям поэзии. Во многих аудиториях выступали мы вместе, и везде моего друга принимали «на ура» за прекрасные, берущие за душу стихи.

Сергей называл меня крёстным в литературной жизни. Преувеличение, конечно. Но то, что азартная вовлечённость в общественно-литературную жизнь помогла поэту побороть страшную болезнь, продлить земные дни, не подлежит сомнению. И если я ему хоть чуточку в этом помог, надеюсь, зачтётся это когда-нибудь как доброе дело Высшим Судиёй…

Тем более, что крестником моим Сергей таки был. Однажды засиделись мы допоздна в писательской организации. Сергей Золотов, Борис Свердлов, Олег Севастьянов и я, грешный. И оказалось вдруг, что из этих четверых лишь один некрещённый. Причём душой-то Сергей давно был готов к великому таинству, а всё что-то суетное, бытовое мешало. Поэты, как известно, народ порывистый, особенно после принятия доброго русского «антидепрессанта». И позвонил я, не мешкая, не кому-нибудь, а архиепископу астраханскому Ионе, чтобы договориться о крещении раба Божьего Сергия. Владыка, добрейший и умнейший человек, внял моей просьбе, и назавтра честная компания явилась в Храм Покрова Пресвятой Богородицы. Правда, встретивший нас батюшка первым делом спросил: «А где же младенец?» Видно, так спотыкливы были накануне мои горячие глаголы, что не до конца понял их наш благодетель.

Но воистину: хорошо то, что хорошо кончается! А к Богу нет ни парадных, ни чёрных ходов, есть только свобода воли человеческой души. Но без Всевышнего грош цена этой воле… Вот так и стал я крёстным отцом раба Божьего Сергия.

Молись, мой незабвенный друг, там, у Престола Вседержителя, за нас, грешных. И да упокоит Господь твою светлую душу в селениях праведных.

Верю, что услышишь ты сейчас там, за незримой чертой, эти стихи, посвящённые твоей земной нелёгкой жизни.

СЕРГЕЮ ЗОЛОТОВУ, МОРЯКУ И ПОЭТУ

Когда бунтует яростная плоть,

Готовая совсем отринуть душу,

Так нелегко себя перебороть, –

Как моряку, застрявшему на суше,

Где время обсушило якоря

И тронуло безжалостною ржою,

И память о несбывшихся морях

Перепахало долгою межою.

За нею – дрожь походных лееров,

И рокот волн, и войлоки туманов.

Здесь «Будь готов!» как будто «Будь здоров!»

Звучит для капитана-ветерана.

Воистину, он неисповедим

И непрогляден Промысел Господний.

Не ведает моряк, когда под ним

Прогнутся доски корабельных сходней.

Когда, ликуя, возвестит гудок

И небесам, и берегу, и морю,

Что старый шкипер гордо превозмог

Смертельный искус сухопутной хвори!

Мой друг, конечно, сложено не зря:

«На то и море, чтоб топило горе!»

Да здравствуют открытые моря

И вечно молодое чувство моря!

Поделиться:


Слово прощания.: 14 комментариев

  1. Страшное известие. Пока шла презентация книги поэта Сергея Масловского, вручалась премия имени Михаила Луконина и пока приходили комментарии на «Признание собственного поражения», это не укладывалось в голове. «Самые сильные духом и словом уходят» − говорил я себе, замечая, как с приходом вечера, улицы стали заполняться туманом. И вот уже ночью смотрю чрез него гадательно и понимаю: «Действительно, нет Сергея Аркадьевича…Но слово его живо в наших сердцах.

  2. Мы с Сергеем хорошо относились друг к другу. Редко встречались в реале. Но неизменно перед каким-нибудь значимым праздником на одном из лит.сайтов он поздравлял меня, а я — его.

    Огромный благородный труд он проделал, подготовив Антологию астраханской поэзии «Свет мой безмерный» в 2013 году к 50-летию нашей писательской организации.

    «Уходят люди… Их не возвратить.
    Их тайные миры не возродить.
    И каждый раз мне хочется опять
    от этой невозвратности кричать.» (с)

  3. Это был единственный человек, который заступился за мои стихи перед Николаем Васильевичем Вагановым в достаточно далёком теперь уже 2008-ом году… Сам сильный автор и практик, отлично знавший стихосложение, немногословный и всегда искренний… Он тогда, отнёсся ко мне школьнику по-отцовски… Самое обидное, что встретив Сергея Аркадьевича через много лет, я его не узнал из-за болезни… Так и не удалась поговорить о том случае и ещё раз сказать ему спасибо…

  4. Так горько и горестно! Но добрый свет души, вложенный в стихи Сергея Аркадьевича, остаётся с нами. Светлая память классному поэту и хорошему человеку.

  5. Прощайте, дорогой Сергей Аркадьевич! Все мы любили этого солнечного прекрасного человека и поэта. Спасибо за все бесценные часы общения, за то, что приезжали в наш город, рекомендовали меня в Союз… Вечная память.

  6. Сергей Золотов был верен «товарищу Поэзии» до самых последних дней! Кажется, что ни у кого из наших писателей нет такой большой , замечательной, домашней библиотеки, как у него. Вот уж был настоящий библиоман! Скромности его можно было только позавидовать. Ещё в далёких 90-ых он пришёл в нашу писательскую организацию и показал свои стихи тогдашнему руководителю Адихану Шадрину. То ли Адихан Измайлович не дослышал, то ли настроение не располагало к стихам, — он отнёсся к Золотову с холодком и… ничего не посоветовал. Только через десяток лет, уже в новом веке, Золотов пришёл к нам и принял участие в литературном конкурсе, где и стал лауреатом! Мы сразу поняли, что перед нами сложившийся поэт! Настоящие поэты не уходят в небытие, а остаются на земле в своих произведениях, а главное, в памяти народа!!!

  7. Дорогой Сергей Аркадьевич Золотов! Частый гость литературных встреч в Красном Яру. Своим тихим голосом заставлял зал слушать и сидеть, не шелохнувшись. Его замечательные стихи будут всегда читаться и перечитываться людьми разных возрастов. А для поэтов он был, есть и останется вечным примером поэтической грамотности и тонкой философии Слова!
    Прощай, дорогой друг!!!

  8. До конца так и не верится, что больше не смогу пожать его широкую, тёплую ладонь и не увижу его замечательной улыбки. Добрейшей души человек! Мы с ним совсем мало общались, потому что все наши встречи проходили на презентациях или вручении премий. Теперь об этом очень жалею…
    Невыразимая боль! Большая утрата.
    Даруй, Господи, новоприставленному рабу божию Сергею, царствие твоё, за тот Свет, который он излучал при жизни на всех, кто оказывался рядом.
    Светлая память!

  9. Всегда буду помнить наши встречи, приветливую улыбку, добрый взгляд и хриплое «Здорово тезка!» Светлая тебе память, Сергей Аркадьевич!

  10. Жаль, очень жаль.
    Завтра, в то же самое время, хороню человека, который в два раза моложе Сергея — инсульт. Осталось четверо детей, трое из которых несовершеннолетние.
    Большая трагедия для его семьи.
    Старуха с косой не жалеет ни молодых, ни пожилых.

  11. Я тоже скорблю о Сергее Аркадьевиче. Буду помнить его добросердечность,внимание, юмор, философские мысли о жизни, поддержку. Очень жаль…

  12. В декабре прошлого года работала я в газетном киоске в центре. Заглядывает ко мне знакомое лицо и улыбается! Сергей Аркадьевич! Здравствуйте! — говорю, — Что желаете? А он отвечает: Сканворды нужны, «Лиза», да побольше! Набрал несколько журналов, а через месяц вновь пришел за сканвордами. В самый канун Нового, 2021 года, забирая свои сканворды, Сергей Аркадьевич прочел мне свои стихи — поздравление для всех к Новому году. Такие чудесные слова, прекрасные пожелания! О том, что Новый год начинается в этом году не в понедельник, а в четверг. Тонкое замечание и тонкая ирония. Жаль, что я не успела записать их. Очаровательная улыбка, открытый взгляд! Я мало знала Золотова, но те недолгие минуты общения с ним, что мне достались, буду носить в сердце всегда, как драгоценную награду! Смерти нет! Есть смена мерности. Он сменил мерность нашего явного мира на более тонкие энергии. Сергей Аркадьевич остался с нами! В нашей памяти, в нашем сердце и в своем литературном наследии!

Добавить комментарий для Анатолий Воронин Отменить ответ

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *