Павел Дёмин. «Дед». Рассказ.

30 апреля молодому литератору Павлу Потлову, публикующемуся под псевдонимом Павел Дёмин, исполняется 30 лет. Искренне желаем самодеятельному автору, члену литературной студии «Тамариск», мужественно борющемуся с физическим недугом, доброго здоровья и творческих удач.

ПАВЕЛ ДЁМИН

ДЕД

Рассказ

За городом, в океане глины и непролазной грязи, мирно дымила теплоэлектростанция. Дым, сизый от лёгкого осеннего мороза, и ветер, казалось, приносил дым от этих труб к серой дорожной нитке, укрывал им домики на обочине. Домики сиротливо прижались друг к другу, одноэтажные, скромные и не очень, красные и белые, из силикатного кирпича, реже, – старые, из деревянного бруса.

Они казались спичечными коробками на фоне двух огромных труб. Дорога уходила вперёд, к линии горизонта. На одном из её перекрестков Яров должен был повернуть и найти фирму «Зелёный сад». Ветер трепал направление на работу, грозился вырвать из рук. Одинокий человек перепутал перекрёсток и повернул направо. Он потерялся, но ещё не знал об этом и шёл по прямой к серому зданию автоцентра, которое в городе могло показаться огромным. Яров запутался в описании перекрёстков, данных ему на листке, и пошёл наугад ещё и потому, как бродил здесь уже давно, а людей всё не встречалось – нужно было хоть что-нибудь решить. Автоцентр оказался одним огромным кубом, две трети которого – зал.

В помещении было всего три машины. Над машинами трудились два молодых механика. Третья машина – «восьмёрка» – стояла, скрытая новым тёмно-серым чехлом. Яров ждал дольше, чем предполагал. Все были увлечены работой. Один из механиков пошёл открывать дверь и лишь тут заметил, что руки промаслены. Он взял на столе у входа дежурную тряпку, затем открыл дверь. На пороге стоял человек среднего роста, цыганской наружности, с красными от ветра ушами. Говорил что-то о фирме «Зелёный сад», спрашивал, как пройти, и сбивчиво объяснял, зачем…

– Я тебе деда дам, там разберётесь, – теряясь от вида незнакомого паренька, произнёс механик.

– Хорошо, – безропотно ответил Яров и стал согревать уши.

Тот, кого назвали дедом, оказался кареглазым, седым мужчиной лет семидесяти. Шёл он аккуратно, спокойно. На его плечах лежал армейский бушлат. Пришедший взглянул на юношу и ответил, что к «Зелёному саду» здесь не пройдёшь, трудно, лучше бы, конечно, возвратиться к дороге, а там…

Тут он прервался, тепло посмотрел на пришельца и позвал его пить чай. Яров согласился. В глубине зала несколько подсобных помещений, там и комната нашего деда. Первым делом Яров подошёл к рукомойнику, он тщательно умыл лицо и руки, но так, чтобы там ещё осталась вода. Он тоже когда-то жил в старом деревянном доме, похожем на тот, что видел сегодня у дороги. Дед внимательно следил за своим гостем, потом подал ветошь.

– Она стираная, – с осторожностью сказал он, указывая на старость полотна.

– Спасибо, – гость ответил, как бы говоря, что здесь нечему извиняться. – Главное, чистая, – весело добавил он.

Незаметно откуда-то из шкафа появилось печенье «Топлёное молоко». Сам хозяин не ел, хранил для особого случая. Где-то поодаль шумел чайник.

– Олег, – коротко представился Яров.

– Дед Валера, – отрекомендовался хозяин сторожки.

Вокруг всё блестело новизной, стояла хорошая офисная мебель, чувствовалась крепкая рука. На тумбочке что-то тихо мурлыкал телевизор. Сам хозяин сидел в старой белой льняной рубашке. Карие глаза ласково смотрели на случайного человека в этом пустынном краю. Никто из них, ни сам дед Валера, ни Яров, говорить не решались. Олегу вспомнился отчим. Когда-то в далёком детстве, в один из летних дней, Яров, сидя на мужских крепких плечах, собирал тутник. Мать с бабушкой кричали что-то, отчим лишь простодушно отмахивался: «Ладно вам, под руку чего уж». Яров- мальчишка ощупью находил в зелёной листве ягоды и, с исцарапанным от веток лицом, ел их, как придётся. Олег пил чай. Свет в сторожке напоминал ему тот солнечный день, хотя он точно не сказал бы, весной это происходило или летом, и теперь зачем-то силился вспомнить, а никак не мог.

– У меня отчима Валерой звали, – произнёс он, чтобы начать разговор.

Из зала, громко стуча сапогами, зашёл седоусый мужчина. В усах, да и на голове попадались ещё тёмно-русые пряди. Ему, наверное, чуть за пятьдесят – так решил Олег. Этот третий механик в мастерской, не считая деда, конечно же. Он занимался машиной, что стояла в зале, скрытая чехлом.

– Здоров, Валерий! – громко сказал вошедший. – А я думаю, где запропал? – продолжил он бодрым голосом, каким обычно говорят с детьми или с глуховатыми людьми.

Валерий шепелявил, при этом говорил тихо, отчего казалось, будто он съедает окончания.

– На рыбалку-то ходил уже? – спрашивал вошедший.

– Знаешь, нет: то погода нелётная, то сети чинить, а то лень.

– Ясно, – уже обычным голосом сказал мужчина, привыкший к тихому произношению слов.

– Раньше я у Виктора, бывало, подтаскивал маленько. У него улов хор-р-о-ший всегда. Теперь вот нет Виктора. Знаешь?

– Нет, а как же так-то?

– Вот так, Гриш, инсульт.

И дед рассказал, как уже отходящего его соседа повезли в больницу, и, как того вернули назад, а на следующий день Виктор умер. Не рассказал только, как в ночь перед похоронами сидел в доме перед телом, ждал, пока за стеной перестанут всхлипы, и воцарится ровное дыхание – это жена Виктора. Валерий встал и, словно извиняясь, перед самым уходом погладил борт у самой руки покойника. Из большой спальни просторным коридором прошёл в ещё большую кухню. Здесь тоже повсюду была видна умелая рука работника: аккуратно выложенный белый фартук из плитки. Новые пластиковые вентиляционные решётки и шуба на старой, переделанной под газ, печи. Валерий встал и затопил её – может, и на душе потеплеет. Потом, возвращаясь, пристально оглядел табурет. Тот пошатывался – один из пластмассовых уголков у самого сидения ослаб. Валерий наугад открыл один из ящиков и с первого раза нашел отвёртку – сметливые люди всегда друг друга поймут. И на душе полегчало: то ли оттого, что нашёл с первого раза; то ли оттого, что подтянул шуруп, помог соседу. Виктор много сделал перед уходом. Вот и эту мелочь будто бы тоже он.

– Молодой ведь был, – сказал Григорий, больше желая отвлечь деда.

– Молодой, чуть за пятьдесят. Жена все причитала, когда на кладбище несли. Эх, сколько друзей было, где теперь все.

В голове стояло: «Оставил хорошему рыбаку лучшую пешню и сеть – вот кому рыбачить бы».

– Хорошо с вами, отцы, спасибо за хлеб-соль, идти надо, и вам, наверное, работы много.

Яров приободрился, тепло медленно разливалось по телу, и вставать не хотелось совершенно.

– Ладно. Только одевайся теплей. Шапка-то где?

– Всё с собой, а как же.

– Да, и не ходи здесь, завязнешь. Лучше назад и другим перекрестком, но там далеко, километра четыре.

Дед вышел и смотрел, как его недавний гость удаляется, движется к перекрестку. Он запахнул бушлат – память о соседе Викторе и, уже входя обратно в комнату, сбрасывая куртку на диван, подумал: «Что-то неуловимое в нем есть от правнука, в этом Олежке… Дай бог ему поскорей ту фирму найти».

Поделиться:


Павел Дёмин. «Дед». Рассказ.: 11 комментариев

  1. С днём рождения,Павел! С Юбилеем! Желаю Вам больших творческих удач и крепкого здоровья для осуществления задуманных планов. Пусть Муза посещает Вас с любовью и радостью и дарит Вам вдохновение и творческое счастье..

  2. От всей души присоединяюсь к поздравлениям! От меня — самые тёплые, нежные и искренние, Павел! Спасибо за творческие встречи с моими литературными воспитанниками, за интеллектуальные викторины, игры и беседы, а также глубоко благодарю за прозу, над которой работаете сейчас — о студенчестве и преподавателях Астраханского государственного университета, воспоминания о такой недавней юности! Так пусть эта юность в душе длится как можно дольше! Здоровья, личного счастья, светлого и яркого творчества, дорогой юбиляр!

    • Спасибо и Вам за возможность поделиться опытом. Ребят до сих пор встречаю, очень приятно.

  3. Присоединяюсь к поздравлению Веры Ивановны!
    Павел, в жизни любого человека самое главное — быть оптимистом. Судьба, всякий раз испытывает человека на прочность, словно бы желает знать, чего же он стоит на этом белом свете. И в какие бы мы передряги не попадали, всегда надо помнить о главном — если уж суждено было родиться, то это значит, что так надо было Всевышнему. А коли так, то только он волен распоряжаться нашей судьбой, и решать многие вопросы, связанные с нашим пребыванием на Земле.
    Здоровья Тебе, и, самое главное, новых успехов в литературном творчестве. Оно, что тот наркотик — однажды присев на него, уже невозможно что-то изменить в своей жизни.
    Удачи!
    С уважением,
    Анатолий.

    • Благодарю, Анатолий Яковлевич! В ближайшем будущем допишу повесть, пороха должно хватить.

  4. С днём Рождения, Павел!
    Счастья, Радости, Любви, крепкого Здоровья и Творческого Вдохновения!!!

  5. Хорошая, крепкая проза. Редактуры требует чуть, и, может, с сюжетом поколдовать, в остальном, вызывает удивление – чувствуется мастерство и свой стиль, а это уже говорит о многом.

  6. К сожалению, поздновато прочитала о том, что у Павла был юбилей. От души поздравляю! Счастья и здоровья тебе! Рассказ понравился. Простой, бес-хитростный. Думаю, что не нужно дорабатывать сюжет. Все на месте.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *