Игорь Братченко. «Лиловые сумерки». Эссе.

Сумерки опускаются на землю. Приглушаются краски, усмиряются звуки. Лиловые сумерки расползаются по городу, обтекая фонари и залитые разноцветными огнями витрины, расступаясь перед скользящими машинами и поглощая всё не яркое, не противостоящее. Мир, ещё мгновенья назад игравший красками, меркнет, теряя динамику, уступая место умиротворению и чувственному.

Лиловые сумерки щупальцами монстра вкрадываются в сознание, принуждая слышать забытое. В лиловой тишине обостряется ощущение собственного «Я». Ощущение песчинки, одной из многих и многих, забытой и поглощённой суетой, преображается в диалог песчинки с россыпью звёзд и тем, кого они представляют, испуская на Землю свет. Вглядываясь в звёздное небо, теряемся и замираем…   Минуты плавно перетекают в миллиарды световых лет. Соприкосновение с Вечностью пугает, наполняя душу трепетом и надеждой…
Жизнь быстротечна, и время неуловимо.… За банальностью фраз ощущение уходящего времени и целого пласта жизни с совокупностью настроений и взаимоотношений, со сменой концепций и здоровья. Юношеский оптимизм сменяется спокойствием и размеренностью, пониманием: былое неповторимо, и жизнь воспринимается без прикрас. И только в глубинах души ещё тлеет уголёк надежды и мечтаний, тлеют юношеское рвение и бесшабашность. Пока мы живы, ничто не потеряно – всё с нами и в нас.


Пожалуй, самое ужасное в жизни это – пустота. Пустота, которая образуется вокруг твоей личности. И пока смотришь на мир сквозь щёлки глаз – ещё терпимо, обидно, но терпимо. Но стоит взглянуть на себя и мир со стороны, подняться над обществом и самим собой, над тривиальным и мелким, обыденным, лишь только на миг соприкоснуться с бездной, как охватывает безумная тоска – мир пуст, и каждый одинок. Не одиноки, лишь не знающие этого. Самые счастливые – дети: они этого не знают, они не знают, что это такое, пока их зеркальные поверхности душ отражают друг друга и не укрыты пылью времени! О, как не хватает одной-единственной мелодии, необходимой нашему сердцу и душе, как ждём мы её, вслушиваемся… Нам говорят, нам пишут много прекрасных слов, но они пусты, если нет чувства и искренности – слова не звучат прекрасной музыкой для сердца, а лишь обыденным ритуалом. Никогда “много” не станет прекрасным…


Лиловые сумерки покрывают все пути, и хорошо, если после ночи, идущей вслед за сумерками, наступает рассвет. Рассвет, радующий своими первыми лучами, ярким золотистым светом, дающим надежду освобождённому и успокоенному за ночь сознанию. Рассвет – наше спасение и радость. Испуганный сумеречным озарением мозг ищет утешение и надежду в привычном и ярком. Выплывающий шар солнца встречается как надежда на новый день. Рассвет и утро – надежда нового дня, надежда на новое и прекрасное в жизни…  Течение времени от будущего к прошлому, к сумеркам – воспоминанию и к ностальгии по ушедшему, настоящему дню.


Надежды, разбуженные рассветом, погаснут во взошедшем солнце, испепеляющим реальностью, наполняющим мир шорохом и треском, заглушающим спокойную созерцательность суетой и проблемами. День – наше настоящее, при всей своей длительности, проскальзывает едва заметной тенью, ложащейся на лицо. Так, тень за тенью, проходит жизнь, так, час за часом, уходит день, заполненный суетой и беспокойством. Мы можем оглянуться, но не можем остановиться. Мы – птицы, летающие над пропастью от одного края к другому. Только сумерки, вместе с затихающим миром, освобождённым от кричащего солнца, приносят успокоение и возможность оглянуться на прожитый кусок жизни. И при всей неустойчивости и мимолётности сумерек, перед нами проносится спрессованное время, избавленное от шелухи суетной. Спрессованное время стремительной рекой захватывает нас и несёт по своим водам вдоль берегов, заставляя переживать прожитое и пережитое. Сумерки скрадывают полутона и оттенки, растворяют тени, деля мир на светлое и тёмное, раскрывают пустоты наступающей ночи, впитывающей в себя наши беспокойства. Ночь, вползающая и обволакивающая, заполняет мир звуками, едва слышимыми, будто из глубин скрывающегося меж звёзд пространства, неизвестно что нам сулящего, неизвестно чем пугающего и вытягивающего из нас душу на терапию пустотой и вечностью:


…Там, на точках напряжений – на пути меридианов
Наша жизнь в слепом круженьи дисков, кругов, барабанов…


Лиловые сумерки покрывалом опадают на землю, обнажая звёзды и делая короче наши связи “с тем миром”. Вглядываясь в растревоженную бездну, вслушиваясь в потоки мелодий, льющихся на нас дождём, и, как камертончики, сохраняя в себе и миг единенья, и услышанную музыку, наполняем ею слова, дела и чувства.

Поделиться:


Игорь Братченко. «Лиловые сумерки». Эссе.: 8 комментариев

  1. Но не поглотит это сумрак нас,
    Ведь мы живём сегодня и сейчас.
    Жить прошлым сумрачно и тяжело…
    Да будет утро, радость и тепло!

    • Александр Блок
      Песнь Ада
      День догорел на сфере той земли,
      Где я искал путей и дней короче.
      Там сумерки лиловые легли.

      Меня там нет. Тропой подземной ночи
      Схожу, скользя, уступом скользких скал.
      Знакомый Ад глядит в пустые очи…

  2. Прошу прошения за опечатку — ЭТОТ. Клавиатура стала проглатывать буквы.)

  3. » Словно сумерек настала тень,
    То ли ночь , то ли день…»
    Вот именно это состояние и уловил автор.
    Точно подмечено: состояние природного явления и душевное состояние человека. Это эссе наводит на размышления и созерцание, а это главное составляющее нашей русской литературы!
    Так держать ! Игорь, молодчина!

Добавить комментарий для Галина Николаева Отменить ответ

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *